Подсказки для поиска

Внимательный

Внимающий

Спасибо за внимание

Принимая во внимание

Обратите внимание

Русский как индоевропейский: общие корни заметны даже у дальних родственников

Русский как индоевропейский: общие корни заметны даже у дальних родственников
Иллюстрация: Даша Сурма

Предки русских, англичан, французов, иранцев, армян, таджиков, греков, части народов Индии и других народов много тысяч лет назад говорили на одном языке, который ученые называют праиндоевропейским. Так что русский язык — не только славянский, о чем всем известно; он также входит в большую и пеструю семью потомков праиндоевропейского языка. В чем проявляется это родство? 

Индоевропейские языки и другие языковые семьи

Все множество языков мира в основном распадается на языковые семьи. Наряду с индоевропейской семьей языков есть уральская, тюркская, картвельская, нахско-дагестанская и другие. Языки одной семьи восходят к общему предку, праязыку. Например, для тюркских языков (турецкого, якутского, казахского…) языком-предком был пратюркский, для картвельских (грузинского, мегрельского, сванского) это пракартвельский, а общим предком языков индоевропейской семьи был праиндоевропейский. 

В индоевропейскую языковую семью входят разные языковые группы, которые, в свою очередь, распадаются на подгруппы. Например, в рамках славянской группы языков есть западнославянские (чешский, польский и словацкий), а среди языков германской группы выделяются скандинавские — норвежский, шведский, исландский. Всего на индоевропейских языках говорят более 3 млрд человек (согласно статье журнала Science за 2023 год более половины населения Земли говорит на языках этой семьи).

Разные индоевропейские языки используют разную письменность. Хорошо нам известные кириллица и латиница восходят к двум вариантам древнегреческого алфавита, которые, в свою очередь, произошли от финикийского письма. Кроме них, в индоевропейской семье языков используют армянское и грузинское письмо, индийское письмо деванагари. 

В XIX веке праиндоевропейский язык называли праиндогерманским, но затем этот термин, как и слово арийцы, оказался дискредитирован. Поэтому в современных научных трудах используют термин «праиндоевропейцы» или просто «индоевропейцы»

До нас не дошло никаких памятников на праиндоевропейском языке, потому что он существовал в дописьменную эпоху. Все, что мы знаем об этом языке, — результат реконструкции. В процессе реконструкции лингвисты, которые занимаются сравнительно-историческим языкознанием, сравнивают разные языки между собой, находят сходства в лексике и грамматике и на основе этих данных делают выводы о том, как выглядел гипотетический праязык. 

Общеиндоевропейская лексика

На уровне лексики родство разных индоевропейских языков ярко иллюстрируют, например, термины родства — слова вроде мать, отец, брат, сестра. Или это могут быть частотные глаголы, такие как нести или быть. Такие слова очень похожи даже в современных языках этой семьи, потому что актуальная и важная лексика часто повторяется и как следствие мало изменяется с течением времени. 

В этом случае сходство бросается в глаза даже неспециалисту: ср. рус. матерь, лат. mater, др.-греч. μήτηρ, тадж. модар, англ. mother, нем. Mutter. Все эти слова восходят к праиндоевропейскому корню *mātēr1

Лошадь, колесо и язык. Как наездники бронзового века сформировали современный мирРаспространению праиндоевропейского языка помогли верховая езда и боевые колесницыМожно также сравнить лат. fero и др.-греч. φέρω, санскр. bhárati, англ. bear ‘нести’ c русским беру или рус. дар, сербохорв. dȃr, рум. dar, алб. dari, ст.-арм. տուր (tur). 

Какие-то слова разошлись сильнее, и только специалист сможет сказать, что они восходят к одному общему корню: например, древнегреческая форма εἶδον ‘я увидел’ — однокоренная с русскими словами видеть и ведать. В древности этот глагол начинался со звука [w] и в таком виде был больше похож на своих «дальних родственников» в русском языке. 

Для оценки степени родства языков существует такой инструмент, как Список Сводеша, его предложил американский лингвист Моррис Сводеш. Этот список включает в себя в минимальном варианте сто слов, которые с наибольшей вероятностью будут похожи или совпадут у родственных языков. В число таких слов попадают не только существительные (женщина, мужчина, человек, рыба, птица, собака, вошь, дерево, семя, лист, корень, кора, кожа и т. д.), но и местоимения, глаголы, прилагательные, числительные.

Грамматика индоевропейских языков: чем раньше, тем ближе друг к другу

С течением времени родственные языки все сильнее накапливают различия (если не брать случаи прямого взаимовлияния). Но если посмотреть на более ранний период развития того или иного языка, то мы обнаружим больше сходств между ним и другими языками той же семьи.

Глагол «быть» 

В современном русском языке глагол быть не изменяется по лицам: я есть, ты есть, он/она есть, мы есть, вы есть, они есть. В древнерусском же этот глагол спрягался: есмь, еси, есть, есмы, есте, суть. Слово суть в современном русском стало существительным, хотя высокий стиль допускает формулировку они суть люди.

Можно сравнить с латинским: sum, es, est, sumus, estis, sunt (русское суть тоже восходит к форме с носовым согласным -n-: праслав. *sǫtь). 

Система времен 

В древнерусском, как и в других индоевропейских языках, глагол быть использовался как связка: лат. homo sum, др.-греч. ἄνθρωπός εἰμι, англ. I am a man, нем. Ich bin ein Mann, др.-рус. я (язъ) есмь человѣкъ. Сейчас же мы просто скажем я человек без всякого глагола быть

В праиндоевропейском реконструируют такие времена, как настоящее, аорист, перфект (обычно обозначающее в индоевропейских языках результат прошлого действия, который сохраняется к моменту речи), плюсквамперфект (давнопрошедшее время, в английской терминологии — past perfect) и будущее время

Тот, кто изучал английский, немецкий или французский, знает, что в этих языках есть формы перфекта и плюсквамперфекта, которые образуются с помощью вспомогательного глагола (со значением ‘иметь’ или ‘быть’) и причастия. Приведем примеры употребления перфекта: англ. I have said, нем. Ich habe gesagt, итал. io ho detto, исп. yo he dicho, сербохорв. ja sam rekao, др.-рус. я есмь сказалъ

Изначально русские формы глаголов в прошедшем времени на  (сказал, пришел, сделал) были причастиями. 

С плюсквамперфектом в истории русского языка все немного сложнее. Сама категория безусловно индоевропейская, однако в устном и книжном языке использовались разные формы: в книжном сохранился индоевропейский плюсквамперфект2, а в устном сформировался т. н. новый русский плюсквамперфект. Причем в письменном языке были возможны два варианта: пришьлъ бѧхъ и пришьлъ бѣхъ3

В новом русском плюсквамперфекте изначально сохранялся глагол быть в качестве связки, но потом он исчез: былъ есмь пришьлъ → былъ пришьлъ. Фактически в этом примере остались два причастия — былъ и пришьлъ. Этот тип плюсквамперфекта сохранился в современных украинском и белорусском языках, ближайших родственниках русского, и он очень похож на то, что мы видим в других европейских: ср. англ. I had done, нем. ich hatte getan, др.-рус. я былъ сдѣлалъ, укр. я був зробив, бел. я быў зрабіў

Также в древнерусском было два будущих времени (в этом отношении он был похож на латинский и древнегреческий).

Будущее I состояло из инфинитива смыслового глагола и вспомогательного глагола в настоящем времени, причем использовалось три разных вспомогательных глагола: 

  • хотѣти + инфинитив (ср. англ. I will go; will этимологически восходит к староанглийскому willan ‘хотеть’, общий корень с нем. wollen, лат. volo, рус. воля);
  • начѧти + инфинитив; 
  • имѣти + инфинитив. 

У каждого из этих вариантов можно проследить разные модальные значения: хотѣти дает оттенок желательности, намерения или вероятности осуществления действия, начѧти начинательности, а имѣти вынужденного долженствования или неизбежности (ср. укр. я маю пойти, англ. I have to go ‘я должен пойти’). 

Однако в более поздних памятниках можно увидеть тенденцию к грамматикализации вспомогательных глаголов, то есть они стали терять все дополнительные оттенки. 

Будущее II обозначало действие в будущем, которое состоится до другого действия в будущем: я буду пришьлъ (будущее II) и имамъ творити (будущее I) ‘я (сначала) приду и (потом) буду творить/делать’. 

Местоимения

В древних славянских, как и в других индоевропейских языках, различались три степени удаления4:

  • нечто близкое к говорящему;
  • нечто близкое к слушающему;
  • вообще далекое. 

Первая степень выражалась местоимением сь (откуда рус. сей; ср. укр. цей, латинская указательная частица -ce), вторая — местоимением тъ, а третья — местоимением онъ. Ср. лат. hic ‘этот’ (близкий к говорящему); iste ‘этот (твой)’ (близкий к собеседнику); ille ‘тот’ (удаленный и от говорящего, и от слушателя). 

Также для сравнения: в некоторых кавказских языках местоимения различают высоту объектов, которые они обозначают: тот, который ниже; тот, который выше. Возможно, такой признак актуален для жизни в горах.

Общий строй языка 

Некоторые черты свойственны только части индоевропейских языков. Они роднят русский с одними языками и противопоставляют его другим. Так, в русском и английском языке порядок слов SVO5 (Subject-Verb-Object, то есть сначала подлежащее, потом сказуемое, затем дополнение): рус. человек видит дерево, англ. a man sees a tree. В противоположность этому в индоиранских языках порядок слов SOV, а в ирландском — VSO. В одних индоевропейских языках есть только предлоги (русский, английский, немецкий), в других — только послелоги (хинди), в каких-то есть и то, и другое (армянский, латышский). Одни языки сохранили падежи (балтийские, славянские), другие утратили (английский, французский), а тохарские языки, пока были живы, развили новые падежи из послелогов. 

Наконец, одни индоевропейские языки склонны к синтетизму, а другие — к аналитизму. В преимущественно синтетических языках грамматические значения (такие как число, время, род, падеж) чаще выражаются в пределах самого слова за счет флексий и аффиксов. А в преимущественно аналитических языках такие значения будут передаваться за пределами полнозначного слова, при помощи предлогов, вспомогательных глаголов, порядка слов. Русский язык с его развитой системой морфем относится к числу синтетических языков, как и большинство других индоевропейских (польский, литовский, греческий, готский), хотя чисто синтетических и чисто аналитических языков не существует.

Для лучшего понимания русского языка важно знать, в каком языковом контексте он существует; сравнение с другими родственными языками позволяет выявить глубинные закономерности и упрощает изучение иностранных языков.

Литература

  1. Бабаев К. Происхождение индоевропейских показателей лица. М., Калуга : Эйдос, 2008. 
  2. Гам­кре­лид­зе Т. В., Ива­нов Вяч. Вс. Ин­до­ев­ро­пей­ский язык и ин­до­ев­ро­пей­цы: ре­кон­ст­рук­ция и ис­то­ри­ко-ти­по­ло­ги­че­ский ана­лиз пра­язы­ка и про­то­куль­ту­ры. Тбилиси : Издательство Тбилисского университета, 1984. Ч. 1–2. 
  3. Мейе А. Вве­де­ние в срав­ни­тель­ное изу­че­ние ин­до­ев­роп­ей­ских язы­ков. 4-е изд. М. : URSS : ЛКИ, cop. 2007. 
  4. Се­ме­ре­ньи О. Вве­де­ние в срав­ни­тель­ное язы­ко­зна­ние. М. : Едиториал УРСС, 2002. 
  5. Beekes R. S. P. Compara­tive Indo-European linguistics. Amsterdam : John Benjamins Publishing Company, 2011. 
  6. Brugmann K., Dеlbrück В. Grundriß der vergleichenden Grammatik der indogermani­schen Sprachen. Strasbourg, Karl. J. Trübner, 1897–1916. Bd 1–2. 
, редактор Грамоты

Еще на эту тему

Вышло новое издание исследования «„Слово о полку Игореве“: взгляд лингвиста»

Это вторая книга в серии работ академика Андрея Зализняка, которую выпускает издательство «Альпина нон-фикшн»

«Сравнительный словарь всех языков и наречий» Палласа стал доступен в цифровом виде

Речь идет об уникальном многоязычном словаре, составленном в XVIII веке Петром Палласом

Ученые уточнили место и время появления индоевропейской семьи языков

Новые выводы получены на основе анализа данных 161 языка

все публикации

Как относиться к русскому мату? Мария Ровинская в подкасте «Кот Шредингера»

О табу и правилах безопасности при использовании сильных языковых средств


Чтобы хорошо учиться, детям нужно больше слов

Исследователи рекомендуют увеличивать словарный запас детей тремя способами


Чтение: практика, меняющая сознание

Пять книг о том, зачем мы читаем и как получить от этого занятия пользу и удовольствие


Вышел первый выпуск журнала «Русская речь» за 2024 год

«Фреш», «бишь» и научная терминология до Ломоносова 


Зоолог Арик Кершенбаум: «Мы все хотим знать, что говорят животные»

Интервью с автором новой книги о коммуникации в дикой природе


Чем нас привлекают искусственные языки

Их создание и изучение помогает лучше понять границы естественного языка


Вышла в свет книга археолога Стивена Митена «Загадка языка»

В ней утверждается, что язык возник примерно 1,6 млн лет назад


Право на имя

Когда выбор способа называть человека или группу людей становится проблемой


Между эмбрионом и покойником: где расположены роботы на шкале одушевленности

Каждый месяц мы выбираем и комментируем три вопроса, на которые ответила наша справочная служба


Как пришествие корпусов меняет лингвистику

Почему корпусная лингвистика не прижилась в 1960-х годах и почему переживает расцвет сейчас


Эвфемизмы: от суеверий до политкорректности

«Благозвучные» слова используют не только вместо ругательств



Критический взгляд на текст: как увидеть искажения и ловушки

Чтобы лучше понимать прочитанное, нужно развивать читательскую грамотность


Новые возможности восприятия книг: что лучше, буквы или звуки?

Слуховое чтение набирает популярность, но для него все равно нужны письменные тексты


«Давать» и «дарить»: какие слова можно считать однокоренными

Лингвист Борис Иомдин описывает два критерия, которыми могут пользоваться школьники


Как лингвисты проводят эксперименты: от интроспекции до Amazon

Какие инструменты они используют и где ищут участников, рассказывает «Системный Блокъ»


«Я хочу продолжать работать с текстами»

История незрячего редактора Иоланты, которая благодаря цифровым технологиям может заниматься тем, что нравится


Наследие Михаила Панова и судьбы русской орфографии

Статья Владимира Пахомова в журнале «Неофилология» помогает осмыслить проблемы русского правописания


Праздники грамотности

Как в мире проверяют знание правил родного языка


Научный стиль: точность не в ущерб понятности

Им пользуются авторы учебников, исследователи, лекторы, научные журналисты