Подсказки для поиска

Внимательный

Внимающий

Спасибо за внимание

Принимая во внимание

Обратите внимание

Самый важный предмет. Функциональный подход к обучению русскому языку

Самый важный предмет. Функциональный подход к обучению русскому языку
Изображение создано в Midjourney. Промпт Олега Яковлева

Мария Лебедева заведует лабораторией в Институте Пушкина и руководит образовательным направлением Грамоты. Она считает русский язык самым важным школьным предметом. Почему? И как сделать его живым, интересным и практически ценным для каждого школьника? Об этом она рассказала в лекции для преподавателей русского языка, прочитанной в рамках проекта «Тотальный диктант». Грамота предлагает краткий конспект этой лекции.

Как сегодня учат русскому языку в школе

1. Один из самых частых вопросов школьных учителей русского языка — как мотивировать учеников? В ход идут игры, квесты, модные приложения — все, чтобы заинтересовать школьников. На самом деле мотивация устроена проще и одновременно сложнее. Она возникает тогда, когда собственная цель ученика совпадает с тем, что мы делаем на занятиях. Если работа на уроке согласована с целью ученика, она плодотворна и интересна.

Теперь представим себя на месте школьника. Органична ли для него цель «научиться писать одно и два н в прилагательных»? Или «выучить разряды числительных»? Вероятно, нет. Школьники просто поставлены перед фактом: им нужно освоить школьную программу, которую для них придумали взрослые. На мой взгляд, это неправильно и несправедливо.

Язык — это тот инструмент, которым мы пользуемся постоянно для разных целей, и эти цели могут быть близки и понятны школьникам.

Компетентное владение языком нужно, чтобы описать один день из жизни древнего египтянина в контрольной по истории, чтобы составить мотивационное письмо и попасть в летний лагерь, куда берут не всех, чтобы вести свой блог и убедить друзей сходить в кино именно на этот фильм.

2. В современной школе дети изучают тексты, которые очень далеки от их жизни. Например, в учебниках начальной школы по русскому языку более трехсот раз встречаются названия птиц. А тексты с глаголами жать, молотить и веять совершенно непонятны городским детям, которых в современной России большинство. Исследования с помощью айтрекера подтверждают, что дети часто не понимают слова из учебника (пахота, рябчики…), они вызывают большие затруднения при чтении. Но главное, что с этими незнакомыми словами не происходит дополнительной работы: это «проходные» слова с пропущенными буквами, которые не разъясняются в учебнике, не встраиваются в речь ребенка. Школьники делают упражнение и благополучно их забывают.

Насколько интересным оказывается такой материал, и насколько он соответствует целям ребенка?

3. Мы посчитали самые частотные слова самостоятельных частей речи, которые встречаются в учебниках по русскому языку, и сравнили их со словами в обычном частотном словаре, построенном на основе Национального корпуса русского языка. Самое первое слово в словаре по частотности — это слово быть, дальше в Национальном корпусе идут слова год, мочь, человек, сказать и т. д. А в корпусе учебников русского языка с огромным отрывом лидирует слово лес. И это не случайно, потому что в основном материал, который мы предлагаем школьникам для изучения, — это материал природных описаний. 

Тематического разнообразия в учебниках для начальной школы нет. В самой популярной линейке школьных учебников «Школа России» больше половины текстов — это описания природы. Нет текстов про хобби, почти нет текстов об эмоциях, о науке и технике, мало текстов про культуру, искусство, историю, современные профессии.

4. Жанровое разнообразие учебных текстов тоже невелико. Много детской классической поэзии, есть фрагменты прозаических художественных текстов (сказок, повестей, романов). Но описания, которые преобладают в учебниках, не вовлекают читателя, не приглашают его к диалогу, не вызывают у него интереса. 

Желательно сделать жанровый и тематический состав текстов более разнообразным и сбалансированным, чтобы была возможность работать не только с текстами-описаниями, но и с текстами других типов, которые детям было бы интересно читать, о которых можно было бы рассуждать или которые можно использовать как источник вдохновения для своей собственной коммуникации.

Изучение русского языка: чем поможет ГрамотаРуководитель образовательного направления Мария Лебедева делится идеями и планами5. Мы видим, что тот язык, которому мы обучаем на уроках русского языка, не очень пригодится ребенку в обычной жизни, он недостаточно функционален. Тексты учебника могут вызвать не только лишние затруднения, но и некоторое отторжение от того, что происходит на уроках русского языка: «От меня это далеко, зачем тогда я буду этим заниматься?» 

6. Вариант исправления ситуации с оторванностью уроков русского от реальности предлагает Учебник Грамоты. Мы стараемся дать там более живой и актуальный материал, вовлечь пользователя, заинтересовать его текстами — например, есть тексты про робота-курьера или тексты-рассуждения на близкую ребенку тему. С ними можно поспорить или согласиться, а потом написать по такой же модели свое рассуждение. 

Функциональный подход к обучению языку

7. Мы можем просто плавать в бескрайнем океане языка, а можем выстраивать  траекторию от точки А к точке В и видеть результат в точке В. Этот результат определяется, как правило, формулировкой «я могу что-то делать с помощью языка». Какие тут могут быть варианты? Что будет релевантно для задач школьника? 

8. Мы можем посмотреть на русский язык не как на предметную область, которой мы занимаемся на уроках русского языка, а как на инструмент нашей коммуникации в разных ситуациях. С помощью языка я могу:

  • выступить в дискуссионном клубе или просто на дружеской встрече и доказать свою точку зрения по важному для меня вопросу; 
  • убедить родителей отпустить меня в лагерь на каникулы или купить мне щенка; 
  • построить беседу с человеком, который мне интересен, адаптировав свою речь к его стилю общения, к его манере общения, к контексту ситуации, в которой мы оба находимся;
  • написать конспект длинного текста, потому что я хочу, например, поступить в медицинский институт и мне нужно освоить большой объем литературы. 

9. Как правило, задачи обучения языку распадаются на четыре блока. 

  • Я могу понять что-то в устной форме — это аудирование. 
  • Я могу понять что-то в письменной форме — это чтение. 
  • Я могу породить высказывание в устной форме — это говорение. 
  • Я могу породить высказывание в письменной форме — это письмо.  

Если эти четыре вида речевой деятельности будут представлены на занятиях и в учебниках, то мы сможем говорить о сбалансированном коммуникативном подходе в обучении языку.

Считается, что ребенок к началу школы уже освоил устную речь и может говорить и понимать речь на слух. Задача курса русского языка, особенно в начальной школе, традиционно состояла в том, чтобы научить его письменным видам речи — чтению и письму. Но на самом деле устная речь не может быть  полностью сформирована в семь лет, поэтому для развития умения слушать и понимать речь требуются специальные целенаправленные усилия.  Это умение будет необходимо и для академической успешности (в вузе предстоит слушать лекции и писать конспекты), и для профессиональной жизни (недаром так много компаний тратит деньги на тренинги по активному слушанию для своих сотрудников). 

10. Одна из очевидных задач школьника — понять одноклассников, учителя, задачу, учебник. Какая тут есть проблема? Непонимание текстов задач по математике, заданий по географии, обществознанию и другим предметам приводит к провалам на экзаменах. При этом шаблонные тексты по русскому языку дети писать умеют, их натренировали на такой тип заданий, где нужно прочитать текст и, не углубляясь в его содержание, механически написать по нему сочинение.

А задача написать мини-эссе по обществознанию, сформулировать аргументы или составить сложный план текста оказывается непосильной.

Языковая компетенция явно коррелирует с академической успешностью; ЕГЭ дает возможность проанализировать, как действуют дети за пределами уроков по русскому языку и за пределами тех шаблонов, которым их обучили.

11. Развивать языковую компетенцию можно, наблюдая за тем, как говорят вокруг. Например, учителя, кроме форм повелительного наклонения (запишите, прочитай), используют другие формы глагола для выражения значения просьбы или приказа: Сели, открыли тетради (прошедшее время) или Начинаем читать вслух (настоящее время и множественное число даже при обращении к одному ученику). Почему используются именно эти формы? На основе этих наблюдений за нашей обычной коммуникативной практикой можно делать выводы о том, как устроен язык.

12. Отдельного внимания требуют дети, которые нуждаются в дополнительной языковой поддержке для освоения школьной программы, например в связи с тем, что у них русский язык неродной. Они испытывают те же трудности, что и русскоязычные дети, только в бо́льших масштабах. Чем им можно помочь? Мы провели компьютерный анализ всех учебников начальной и основной школы по всем предметам и вычислили языковое ядро: ключевые слова, без которых невозможно понять ни текст по географии, ни текст по истории, ни задачи по математике. На дополнительных курсах мы имеем шанс предупредить языковые сложности и заранее проработать необходимую лексику. Далее ребенку-инофону нужно понимать учебную речь, инструкцию учителя; этому языку его тоже нужно обучить, чтобы он легко справлялся с коммуникацией в школе.

Билингвальному ребенку нужно создать в школе правильную среду, чтобы двуязычие стало его преимуществомОб этом Мария Лебедева говорила в ходе дискуссии «Родные языки в современном образовательном пространстве»13. Нужны ли отдельные классы для детей с неродным русским? Это очень сложный вопрос. Когда ребенок с неродным русским языком выключен из русской языковой среды, темп освоения языка будет у него гораздо ниже, чем у того ребенка, который включен в языковую среду. Но при этом известно, что мы осваиваем язык только в том случае, если на входе получаем понятную информацию. 

С одной стороны, нам важно включить ребенка в языковую среду, а с другой, нельзя этого делать, когда он к этому еще не готов. 

Должна быть модель с первой экспресс-ступенью, на которой мы изучаем самое важное: то, что позволяет войти в коммуникативный контекст (сказать, как меня зовут, познакомиться с кем-то, сказать, что я не понимаю, сказать, что мне нужна помощь) и набрать хотя бы первые пятьсот слов, которые позволят немного понимать речь вокруг. Такой экспресс-курс позволяет быстро включить ребенка в обучение. 

Как использовать реальные ситуации как дидактический материал

14. Для обучения русскому языку можно с успехом использовать нейросети. Например, отрабатывать такой тип текста, как описание. Если тридцать учеников описывают картину, которая выведена перед ними на экран, такая работа лишена практической цели, которая очень важна в коммуникации. 

Чтобы появилась цель, можно поставить задачу сгенерировать с помощью нейросети изображение, которое будет соответствовать нашему описанию, то есть написать для нее промпт. 

Если предполагалось описание известной картины, то каждый сможет оценить, у кого получилось наиболее точно и полно объяснить нейросети, что от нее требуется.

15. Другой способ сделать задание по русскому языку функциональным — предложить не просто описать произведение искусства, а составить по нему аудиогид.

Выводы

Чтобы уроки русского стали интересными, можно попробовать  взглянуть на те задания, которые мы даем детям, с функциональной, прагматической точки зрения. Где это задание или этот тип работы могут быть применены в жизни? Где мы можем использовать тот материал, который мы даем на уроках русского языка? Чем он полезен для нашей успешности, академической или жизненной? 

Если мы попробуем добавить коммуникативную цель в наши занятия, то они станут более интересными, более мотивирующими, помогут построить мостик между самым важным предметом — русским языком — и жизнью, в которой мы говорим, слушаем, читаем и пишем. 

Портал «Грамота.ру»

Еще на эту тему

70% россиян считают русский язык самым важным школьным предметом

Об этом говорят результаты опроса, проведенного сервисами «Работа.ру» и «Деловая среда»

«Тся» или «тца»? Выучат ли русский язык дети мигрантов

Подняли эту серьезную тему представители армянской диаспоры  

все публикации

Как относиться к русскому мату? Мария Ровинская в подкасте «Кот Шредингера»

О табу и правилах безопасности при использовании сильных языковых средств


Чтобы хорошо учиться, детям нужно больше слов

Исследователи рекомендуют увеличивать словарный запас детей тремя способами


Чтение: практика, меняющая сознание

Пять книг о том, зачем мы читаем и как получить от этого занятия пользу и удовольствие


Вышел первый выпуск журнала «Русская речь» за 2024 год

«Фреш», «бишь» и научная терминология до Ломоносова 


Зоолог Арик Кершенбаум: «Мы все хотим знать, что говорят животные»

Интервью с автором новой книги о коммуникации в дикой природе


Чем нас привлекают искусственные языки

Их создание и изучение помогает лучше понять границы естественного языка


Вышла в свет книга археолога Стивена Митена «Загадка языка»

В ней утверждается, что язык возник примерно 1,6 млн лет назад


Право на имя

Когда выбор способа называть человека или группу людей становится проблемой


Между эмбрионом и покойником: где расположены роботы на шкале одушевленности

Каждый месяц мы выбираем и комментируем три вопроса, на которые ответила наша справочная служба


Как пришествие корпусов меняет лингвистику

Почему корпусная лингвистика не прижилась в 1960-х годах и почему переживает расцвет сейчас


Эвфемизмы: от суеверий до политкорректности

«Благозвучные» слова используют не только вместо ругательств



Критический взгляд на текст: как увидеть искажения и ловушки

Чтобы лучше понимать прочитанное, нужно развивать читательскую грамотность


Новые возможности восприятия книг: что лучше, буквы или звуки?

Слуховое чтение набирает популярность, но для него все равно нужны письменные тексты


«Давать» и «дарить»: какие слова можно считать однокоренными

Лингвист Борис Иомдин описывает два критерия, которыми могут пользоваться школьники


Как лингвисты проводят эксперименты: от интроспекции до Amazon

Какие инструменты они используют и где ищут участников, рассказывает «Системный Блокъ»


«Я хочу продолжать работать с текстами»

История незрячего редактора Иоланты, которая благодаря цифровым технологиям может заниматься тем, что нравится


Наследие Михаила Панова и судьбы русской орфографии

Статья Владимира Пахомова в журнале «Неофилология» помогает осмыслить проблемы русского правописания


Праздники грамотности

Как в мире проверяют знание правил родного языка


Научный стиль: точность не в ущерб понятности

Им пользуются авторы учебников, исследователи, лекторы, научные журналисты