Подсказки для поиска

Внимательный

Внимающий

Спасибо за внимание

Принимая во внимание

Обратите внимание

Выбор лица: как глагол согласуется с подлежащим типа «ты и я»

Выбор лица: как глагол согласуется с подлежащим типа «ты и я»

В русском языке глагол-сказуемое согласуется с подлежащим по лицу и числу в настоящем времени и по роду и числу в прошедшем. Когда подлежащее выражено одним словом — существительным или местоимением, с согласованием не возникает проблем. Но если подлежащее нетипичное, возможны разные варианты. Применить корпусные методы к таким конструкциям сложно, потому что в корпусе они почти не встречаются. Но можно изучать их методами экспериментального синтаксиса. 

Три стратегии выбора

Мы будем рассматривать случаи, когда позицию подлежащего занимают два местоимения разного лица, соединенные союзом, — их называют местоимениями-конъюнктами. В этом случае глагол «выбирает» себе признаки в соответствии с определенной стратегией. В языках мира встречается три таких стратегии.

Первая называется разрешением, или резолюцией (resolution). Эта стратегия заключается в том, что глагол «сравнивает» признаки двух местоимений-конъюнктов и вычисляет по некоторым правилам, какое значение примут его признаки числа и лица/рода. 

Для признака лица таким правилом будет иерархия лиц, сформулированная американским лингвистом А. М. Цвики1: 1 > 2 > 3. Это значит, что если среди конъюнктов есть местоимение я, то и глагол будет в первом лице; если нет я, но есть ты — то во втором лице, и так далее. 

Посмотрим, например, на венгерский язык: при сочетании местоимений второго и третьего лица «побеждает» второе лицо, как в примере 1a, а при сочетании первого и второго лица — первое (1б). Обратим внимание, что число глагола при этом — множественное.

(1) Венгерский язык2

а. Te  és  én  számíthatunk                       rá,       hogy     meg              várnak          minket. 
    ты  и   я   можем рассчитывать   на то  что     (частица)   они ждут    нас
    ‘Мы с тобой (ты и я) можем рассчитывать на то, что нас ждут’.

б. Te és ő      mindig   el                 késtek.
    ты и он   всегда   (частица)  опаздываете
    ‘Вы с ним (ты и он) всегда опаздываете’.

Вторая возможная стратегия — частичное согласование. В этом случае глагол согласуется по лицу и числу с одним из конъюнктов, а второй игнорирует. Подвидом частичного согласования является согласование с ближайшим конъюнктом, то есть с первым конъюнктом, если глагол стоит перед подлежащим, и с последним — если после. 

В языках мира глагол, стоящий перед подлежащим, гораздо чаще и легче допускает частичное согласование, чем если он стоит после подлежащего. Например, мы видим это в тех языках, где обычно сказуемое стоит на первом месте в предложении, как в валлийском (2). 

(2) Валлийский язык3

Fe       fyddi         di  a  fi   yn                mynd   i’r   parti.
(утв.)  будешь  ты и  я  (частица)   идти   на  вечеринку
‘Мы с тобой (ты и я) пойдем на вечеринку’.

Также, если в языке не строгий порядок слов, возможны случаи, когда при порядке «подлежащее — сказуемое» базовой стратегией согласования выступает разрешение, как в примере 3а, а при порядке «сказуемое — подлежащее» становится приемлемым частичное согласование, как в 3б.

(3) Чешский язык4

а. Já  a  ty    zůstaneme  doma.
     я  и  ты  останемся   дома
     ‘Мы с тобой останемся дома’.

б. Půjdu   tam   já   i   ty.
    пойду  туда  я   и  ты
    ‘Мы с тобой (я и ты) пойдем туда’.

Наконец, иногда глагол может принимать так называемую дефолтную форму. В современных лингвистических теориях дефолтная форма считается своего рода способом «спасти» предложение от неграмматичности в ситуации, когда применить другие стратегии по каким-то причинам нельзя. Форму третьего лица в примере 4 исследователи рассматривают именно как значение признака лица «по умолчанию». 

(4) Немецкий язык5

Du und dein   Freund [wusstet / wussten]                 alle Antworten.
ты  и    твой  друг   знали.2МН / знали.3МН  все ответы
‘Ты и твой друг знали все ответы’.

Что мы знаем о поведении русского глагола

С дефолтной формой все просто: дефолтными значениями признаков глагола в русском языке являются единственное число, третье лицо и средний род. Это проявляется в случае неименных подлежащих и безличных предложений, когда сказуемому просто не с чем согласовываться: учиться в Париже было его главной мечтой; скоро будет светать.

А как устроено согласование в русском языке? Нормативные грамматики, такие как РГ-806, в качестве правильной приводят только одну стратегию согласования — разрешение в соответствии с иерархией лиц: «Если в состав ряда <занимающего место подлежащего> входит личное местоимение 1-го или 2-го лица, то для глагола в сказуемом правильна форма мн. ч., причем личное значение глагольной формы определяется этим местоимением: Я и он придем; Работаем и мы и он; Ни я ни он не придем. Если в составе ряда объединяются местоимения 1-го и 2-го или 1-го и 3-го лица, то уподобляющей (в значении лица) всегда оказывается форма 1-го лица: Ни я, ни ты (ни вы) не едем; И я, и он (и они) остаемся». 

Однако у нас есть основания полагать, что в речи носителей языка на самом деле существует больше вариантов. Во-первых, как мы видели выше в примерах из чешского языка, в языках мира в принципе встречается сосуществование нескольких стратегий — причем в том числе в родственных русскому славянских языках. Во-вторых, ранее исследователи уже неоднократно отмечали, что нетипичные подлежащие допускают вариативность глагольного согласования.

Различия особенно заметны, если сказуемое предшествует подлежащему: в этом случае частичное согласование по числу (и роду) с первым конъюнктом встречается чаще: Заплачет мать и мой отец7; Я знал, как у Сережи моментально менялся и тон, и выражение лица8.

Согласование сказуемого с сочиненным подлежащим лучше всего исследовано для сочиненных существительных, где нет проблемы выбора лица. А как ведут себя сочиненные местоимения, например я и ты? В литературе можно найти единичные примеры частичного согласования с подлежащим, в котором один из конъюнктов является местоимением: Остаются учителя старших классов и ты9.

Однако в целом исследовать этот вопрос с помощью корпусных методов неудобно, потому что сочиненные местоимения я и ты в позиции подлежащего не очень частотны и гораздо чаще заменяются конструкцией мы с тобой.

Синтаксические эксперименты

Мы в Московской группе экспериментального синтаксиса, которой руководит доктор филологических наук Екатерина Анатольевна Лютикова, заинтересовались этим вопросом и решили поставить ряд синтаксических экспериментов. Методика экспериментального синтаксиса часто используется, чтобы определить реальную приемлемость какого-либо явления для носителей языка и установить границы языковой вариативности. 

Исследователь составляет набор предложений, которые содержат интересующее его явление, и предлагает большой выборке респондентов оценить их приемлемость по некоторой шкале.

К тестовым предложениям добавляются так называемые филлеры — грамматичные и неграмматичные предложения, не содержащие исследуемого явления. Они призваны, во-первых, отвлечь респондентов от тестовых стимулов, чтобы не «сломать» их языковую интуицию, а во-вторых, дать в качестве ориентира абсолютно приемлемые и абсолютно неприемлемые предложения, с которыми можно сравнить тестовые стимулы. Большое количество оценок позволяет обрабатывать языковые данные с помощью статистических критериев. 

Предложения для эксперимента составляются таким образом, чтобы каждое сочетание исследуемых факторов встречалось несколько раз (например, если мы исследуем согласование с ближайшим конъюнктом, то нужно проверить каждую форму глагола в сочетании с каждым порядком конъюнктов).

Чтобы изучить, какие стратегии согласования с местоименными конъюнктами реально существуют у носителей русского языка, мы провели два эксперимента. В них использовались одинаковые по содержанию предложения, но в одном случае они имели порядок слов «подлежащее — сказуемое» (5), а во втором — «сказуемое — подлежащее» (6).

Всего мы включили в рассмотрение четыре формы глагола: 1-е лицо мн. число (стратегия разрешения по иерархии лица), 1-е лицо ед. число и 2-е лицо ед. число (стратегия частичного согласования с каждым из конъюнктов), а также 3-е лицо мн. число (дефолтное согласование по лицу).

 (5)  а. Я и ты забираем / забираю / забираешь / забирают машину из сервиса.
      б. Ты и я забираем / забираю / забираешь / забирают машину из сервиса.

 (6)  а. Машину из сервиса забираем / забираю / забираешь / забирают я и ты.
      б. Машину из сервиса забираем / забираю / забираешь / забирают ты и я.

Затем тестовые предложения были дополнены филлерами; в пункте 7 приведены примеры грамматичного и неграмматичного филлеров. 

 (7) а. Бабушка сделала прически мне и Любе.
     б. Аня и Петя досмотрел хороший сериал про пираты.

Посмотрим на результаты экспериментов. Первый эксперимент с порядком слов «подлежащее — сказуемое» прошли 107 человек в возрасте от 19 до 72 лет. Обработанные оценки предложений представлены в виде графика на рисунке ниже. Мы видим, что стратегия разрешения — то есть форма 1-го лица мн. числа, забираем, — действительно получает самые высокие оценки. Все остальные формы оцениваются как заметно менее приемлемые, однако все еще статистически значимо выше, чем абсолютно неграмматичные филлеры. 

Результаты эксперимента при порядке слов «подлежащее — сказуемое»
Рисунок 1

Второй эксперимент с порядком слов «сказуемое — подлежащее» прошли 126 человек в возрасте от 17 до 76 лет. Тут две стратегии ведут себя похожим образом: формы первого и третьего лица множественного числа оцениваются на одинаковом уровне вне зависимости от порядка конъюнктов (я и ты или ты и я). 

Результаты эксперимента при порядке слов «сказуемое — подлежащее»
Рисунок 2

А вот формы единственного числа демонстрируют другую картину. Вспомним, что эти формы соответствуют стратегии частичного согласования, и мы ожидали от них проявления эффектов линейной близости. Так и получается: форма первого лица более приемлема, когда находится перед я и ты (машину из сервиса забираю я и ты), а форма второго лица — когда находится перед ты и я (машину из сервиса забираешь ты и я).

Любопытно, что частичное согласование по лицу оказывается слабо приемлемым, в отличие от частичного согласования по роду: на вечеринку приду я и ты в наших экспериментах получает среднюю оценку, тогда как предложения типа остался мальчик и девочка описаны10 очень хорошо и встречаются в корпусах.

Что показали результаты

Бесспорным лидером среди всех исследованных форм оказывается стратегия разрешения — множественное число первого лица. Даже при порядке слов «сказуемое — подлежащее», который повышает приемлемость всех небазовых стратегий, никакая другая форма не может составить ей конкуренцию. Таким образом, на фоне других нетипичных подлежащих сочиненные местоимения демонстрируют умеренную согласовательную вариативность.

Исследователям полученные результаты дают интересные данные об асимметрии признаков подлежащего. А говорящие могут не бояться ошибиться при выборе формы глагола: если в составе подлежащего есть местоимения, согласование по множественному числу и в соответствии с иерархией лица будет безусловно правильным.

Исследование выполнено за счет гранта Российского научного фонда № 22-18-00037, реализуемого в МГУ имени М. В. Ломоносова.

Дарья Белова, выпускница отделения теоретической и прикладной лингвистики филологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова, сотрудница НИВЦ МГУ им. М. В. Ломоносова

Еще на эту тему

Изучение русского языка: чем поможет Грамота

Руководитель образовательного направления Мария Лебедева делится идеями и планами

Ева Даласкина против русской орфографии

Какие типы ошибок встречаются в Тотальном диктанте чаще всего

все публикации



Современные онлайн-ресурсы расширяют возможности исследователей русского языка

Инструменты, разработанные сотрудниками ИЛИ РАН, будут интересны и неспециалистам


Луи Брайль, человек-шрифт

Самый удобный тактильный алфавит изобрел двести лет назад незрячий подросток


Как искусственный интеллект изменит возможности Грамоты

Умный поиск, обновленная Справка и текстовый робот-ассистент


Как цифровизация помогает сохранить языки коренных народов России

Голосовые помощники, цифровые учебники и онлайн-переводчики вносят вклад в создание языковой среды


Лошадь, колесо и язык. Как наездники бронзового века сформировали современный мир

Распространению праиндоевропейского языка помогли верховая езда и боевые колесницы


Как к вам лучше обращаться?

Приключения дамы и господина в России


Темная тайна «дня»: куда убежали беглые гласные

Почему слова «сон» и «слон» склоняются по-разному



Поэтический перевод как прыжок в невозможное

Переводчик современной китайской поэзии Юлия Дрейзис хочет заставить русский язык передать не только смысл, но и форму оригинала


Что мешает специалистам писать понятные тексты

В книге «Чувство стиля» психолингвист Стивен Пинкер предлагает решения, основанные на данных когнитивной психологии


Миф о врожденной грамотности и правда о тех, кто пишет без ошибок

Как развить в себе орфографические суперспособности


На канале «Глагольная группа» вышел стрим о феминитивах

Что лингвисты думают об «авторках» и о влиянии волевых решений на развитие языка


Что такое академическая наука

Члены РАН ответили на наши вопросы перед юбилеем Академии


Юрист оценила последствия борьбы с иностранными заимствованиями

В результате запретов может пострадать бизнес, особенно торговля и реклама


В издательстве «Иллюминатор» вышла книга воспоминаний переводчика Григория Кружкова 

Как киплинговский паттеран превратился в кочевую звезду из «Жестокого романса»



На канале «Основа» вышел разговор с Александром Пиперски

Как устроены ударения в русском и на каком языке говорит ИИ


Сохранение авторского стиля при переводе: искусство грамотно спотыкаться

Как передать чужой синтаксис своими средствами, рассказывает переводчик Наталья Мавлевич