Подсказки для поиска

Внимательный

Внимающий

Спасибо за внимание

Принимая во внимание

Обратите внимание

Новые возможности восприятия книг: что лучше, буквы или звуки?

Новые возможности восприятия книг: что лучше, буквы или звуки?
Иллюстрация: Тим Яржомбек

Новые технологии «отвязали» текст не только от бумажного носителя, но и от букв, и теперь у нас есть возможность выбирать между собственно чтением и слушанием. У каждого способа есть свои преимущества и ограничения, но в целом восприятие текста мало зависит от того, по какому каналу — зрительному или слуховому — он попадает в наш мозг. 

Начало. Чтение вслух

Письменность появилась примерно пять веков назад. От глиняных табличек человечество перешло к папирусным и пергаментным свиткам, а потом книги приняли привычный нам вид. Изобретение книгопечатания сделало книгу основным носителем информации. «Книга — как ложка, молоток, колесо или ножницы, — считает Умберто Эко. — После того как они были изобретены, ничего лучшего уже не придумаешь»1.

В Античности и в Средневековье чтение было публичной, общественной практикой, книги читали вслух, хотя не исключено, что были и те, кто читал про себя. Во всяком случае, Сенека жаловался на отвлекающий шум в библиотеке, где все бормотали вполголоса, а Блаженный Августин в «Исповеди» упоминает своего наставника, епископа, который читал молча, даже когда в его келью приходили посетители, вместо того чтобы поделиться с ними знаниями. 

Скорее всего, формат чтения, при котором человек молча водит глазами по строчкам, появился в массовом обиходе довольно поздно, около XVII века.

Человечество перешло к молчаливому чтению в одиночестве; чтение вслух осталось дополнительной практикой для обучения и развлечения. 

Процессы, сопровождающие чтение

И тем не менее, читая сложный текст в шумном месте или пытаясь понять условия договора перед тем, как его подписать, каждый из нас невольно шевелит губами.

В книге «Развитие мозга. Как читать быстрее, запоминать лучше и добиваться больших целей» утверждается, что блуждание мыслей, субвокализация (внутреннее проговаривание текста, скрытая артикуляция) и регрессивное движение глаз — вредные привычки, которые мешают нам читать быстрее.  Но есть и другая точка зрения: согласно некоторым исследованиям, внутренняя речь является неотъемлемой частью чтения.

Субвокализация — естественный процесс, который способствует снижению когнитивной нагрузки; он сопровождается микродвижениями речевого аппарата.

Эти движения есть у всех, но при обычном быстром чтении про себя их можно заметить только с помощью аппаратуры; а вот если мы внимательно и медленно штудируем текст, то можем без труда обнаружить их сами. 

Регрессивные движения глаз во время чтения составляют от 10 до 15% всех движений глаз; фактически мы читаем зигзагами, то и дело возвращаясь к уже прочитанному. Такая траектория способствует пониманию и запоминанию содержания текста. «Блуждание мыслей» помогает сопоставить новую информацию с имеющейся, а момент перелистывания страницы дает нам для этого полезную микропаузу. 

Именно свойства восприятия, перечисленные выше, позволяют нам наслаждаться неторопливым чтением. Но при этом люди, умеющие переключать скорость, бегло читающие или владеющие скорочтением, получают дополнительные возможности для усвоения больших объемов информации.

От чтения вслух к аудиокнигам

Цифровая эпоха не только предложила замену бумажной книге, но и ввела в массовый обиход аудиоформат, дала возможность выбора между чтением и слушанием. Строго говоря, цифровые технологии уже позволяют обойтись и без чтения (как, например, обходятся без него незрячие люди). 

«Я хочу продолжать работать с текстами»История незрячего редактора Иоланты, которая благодаря цифровым технологиям может заниматься тем, что нравитсяВ каком-то виде аудиолитература была и раньше. В СССР существовали не только пластинки и радиоспектакли, которые давали литературным произведениям звуковую жизнь, но и школа художественного слова: проводились конкурсы чтецов, многие известные артисты читали классику, мастерами художественного слова как отдельного жанра искусства были Дмитрий Журавлев, Сергей Юрский, Алла Демидова, Александр Филиппенко.

Сегодня можно говорить не столько о конкуренции чтения и слушания, сколько о модификации слухового чтения — аудиочтении.  Некоторая «художественность» сохраняется и у современных чтецов аудиокниг, хотя это другой жанр: аудиокнига сочетает свойства книги с театральностью и «акустическим действом». 

Знакомство с литературой у современных детей часто начинается с аудиокниг; аудиокниги дополняют или даже заменяют чтение вслух взрослыми.

Но и у взрослых в цифровую эпоху, когда главный дефицит — это время, а информации, наоборот, слишком много, слушание стало важной частью жизни: многие постоянно слушают лекции и подкасты. Две трети россиян, участвовавших в опросе Hi-Fi-стриминга «Звук», предпочитают слушать аудиокниги, а не читать бумажные. Прослушивание аудиокниг становится для наших современников разновидностью повседневного чтения, включенного в бытовые практики. Продажи аудиокниг в России, как и во всем мире, растут с каждым годом, аудиокниги выпускают многие крупные издательства.

Что эффективнее, чтение или слушание?

При всех достоинствах аудиокниг надо отметить, что восприятие на слух связано с несколькими ограничениями. 

Слушать гораздо медленнее, чем читать глазами. Аудиокниги более требовательны к нашему ситуативному вниманию: если отвлекся на минуточку, слушая детектив, можно так и не узнать, кто же убийца. Голос чтеца может как помогать нам воспринимать текст, так и мешать. Существуют программы озвучивания текста, но они еще недостаточно совершенны, путают ударения и произношение: придется потратить время, чтобы подобрать ту, которая не раздражает и не отвлекает от содержания. Кроме того, существует угроза потерять привычный голос при загрузке обновлений приложения.

При чтении глазами мозг слишком занят обработкой слов, а слушание книги, прочитанной хорошим чтецом, может вызывать более сильные эмоции, включает эмпатию у слушателя.

Правда, любители книг утверждают, что тоже «проваливаются» в текст настолько, что ощущают эмоции героев.

Возникает вопрос о том, какой способ более эффективен при извлечении информации из текста. При слушании в основном работает слуховой центр мозга, а чтение активирует зрительную кору и мозжечок, управляющий движениями глаз. Но в обоих случаях мы имеем дело с сочетанием активности разных зон: об этом говорят результаты исследования зарубежных нейрофизиологов, которые изучали особенности запоминания с помощью МРТ.

Участники экспериментов несколько часов слушали или читали одни и те же повествовательные истории, а исследователи создали модели кодирования информации в мозге, чтобы охарактеризовать семантическую избирательность в каждом участке для каждого из испытуемых. Нейрофизиологи обнаружили, что процессы, происходящие во время прослушивания и чтения, в большинстве областей коры мозга похожи. Результаты эксперимента позволяют предположить, что восприятие текста не зависит от способа получения информации.

Говоря о восприятии информации, нельзя не упомянуть обучение, которое обычно включает в себя как слушание, так и самостоятельное чтение. Считается, что, если при обучении ознакомиться с текстом дважды — прочитать и прослушать, — то информация, обработанная разными способами, запомнится лучше за счет разнообразия нейронных связей.

Искусство понимания

Понимание и запоминание прочитанного — сложные процессы, они не сводятся к выжиманию информации из букв и связаны с эмоциями, образами, моторикой, логикой. Не последнюю роль играет ситуация, в которой мы воспринимаем текст. Кроме того, «понимание текста предполагает не только знание языка, но и знание мира»2.

Читатели бумажных книг получают много дополнительных эмоций от обложки, переплета, бумаги, шрифта, иллюстраций. Люди привязываются к «материальному носителю», потому что с любимыми книгами нас связывают воспоминания.

Аргентинский публицист Мангель Альберто, который в юности читал вслух ослепшему классику Хорхе Луису Борхесу, так рассказывает о своем опыте: «Чтение вслух старому слепому человеку открыло много нового, ведь, несмотря на то что мне удавалось, хотя и не без труда, контролировать темп и тон чтения, именно Борхес, слушатель, обладал властью над текстом. Я был водителем, но местность, по которой мы ехали, принадлежала пассажиру, у которого не было иной задачи, кроме как разгадать тайну расстилающейся за окнами земли. Борхес выбирал книгу, Борхес останавливал меня или просил продолжить, Борхес прерывал чтение, чтобы что-то прокомментировать, Борхес позволял словам приходить к нему. Я был невидим».

Одни люди любят читать глазами, другие — с удовольствием слушают аудиокниги, как художественные, как и учебные, а третьи легко переключаются между форматами даже в пределах одной книги. Мы не знаем, будут ли наши потомки, дети зумеров и миллениалов, читать книги для дела и удовольствия или предпочтут получать информацию на слух. Пока что мы видим, что дети, подростки и молодежь предпочитают смотреть видео и слушать аудио, а не читать письменные тексты, если речь идет об их досуге, а не об учебе. Может случиться и так, что книжная культура и вообще письменная речь станут уделом меньшинства, а в тренде снова, как во времена Древнего Рима, окажутся разговорная речь, риторика и ораторское мастерство.

, редактор Грамоты

Еще на эту тему

Пять вдумчивых книг о чтении для тех, кому интересен и процесс, и результат

Что знают о человеке читающем социологи, педагоги, библиотекари

Бумага или «цифра»? Влияние формата чтения на понимание текста

По некоторым данным, из старых добрых печатных книг мы усваиваем информацию лучше

Пандемия отрицательно повлияла на навыки чтения у школьников

Больше всего пострадали дети с низкими показателями успеваемости

все публикации

Как относиться к русскому мату? Мария Ровинская в подкасте «Кот Шредингера»

О табу и правилах безопасности при использовании сильных языковых средств


Чтобы хорошо учиться, детям нужно больше слов

Исследователи рекомендуют увеличивать словарный запас детей тремя способами


Чтение: практика, меняющая сознание

Пять книг о том, зачем мы читаем и как получить от этого занятия пользу и удовольствие


Вышел первый выпуск журнала «Русская речь» за 2024 год

«Фреш», «бишь» и научная терминология до Ломоносова 


Зоолог Арик Кершенбаум: «Мы все хотим знать, что говорят животные»

Интервью с автором новой книги о коммуникации в дикой природе


Чем нас привлекают искусственные языки

Их создание и изучение помогает лучше понять границы естественного языка


Вышла в свет книга археолога Стивена Митена «Загадка языка»

В ней утверждается, что язык возник примерно 1,6 млн лет назад


Право на имя

Когда выбор способа называть человека или группу людей становится проблемой


Между эмбрионом и покойником: где расположены роботы на шкале одушевленности

Каждый месяц мы выбираем и комментируем три вопроса, на которые ответила наша справочная служба


Как пришествие корпусов меняет лингвистику

Почему корпусная лингвистика не прижилась в 1960-х годах и почему переживает расцвет сейчас


Эвфемизмы: от суеверий до политкорректности

«Благозвучные» слова используют не только вместо ругательств



Критический взгляд на текст: как увидеть искажения и ловушки

Чтобы лучше понимать прочитанное, нужно развивать читательскую грамотность


«Давать» и «дарить»: какие слова можно считать однокоренными

Лингвист Борис Иомдин описывает два критерия, которыми могут пользоваться школьники


Как лингвисты проводят эксперименты: от интроспекции до Amazon

Какие инструменты они используют и где ищут участников, рассказывает «Системный Блокъ»


«Я хочу продолжать работать с текстами»

История незрячего редактора Иоланты, которая благодаря цифровым технологиям может заниматься тем, что нравится


Наследие Михаила Панова и судьбы русской орфографии

Статья Владимира Пахомова в журнале «Неофилология» помогает осмыслить проблемы русского правописания


Праздники грамотности

Как в мире проверяют знание правил родного языка


Научный стиль: точность не в ущерб понятности

Им пользуются авторы учебников, исследователи, лекторы, научные журналисты


Самый важный предмет. Функциональный подход к обучению русскому языку

Лекция Марии Лебедевой для Тотального диктанта о роли языка в учебе и в жизни