Подсказки для поиска

Внимательный

Внимающий

Спасибо за внимание

Принимая во внимание

Обратите внимание

Границы переводческой свободы: описание костюма

Границы переводческой свободы: описание костюма
В коллаже использованы материалы Wikimedia Commons, а также фотобанков Unsplash и Pexels

Многие из тех, кто учил иностранный язык в школе, признаются, что умеют рассуждать о мировой политике или защите окружающей среды, но теряются, когда нужно правильно назвать венчик для взбивания, определенный вид встроенного шкафа или шапочку с помпоном. В процессе перевода тоже возникают похожие трудности с конкретной лексикой, когда одним словом могут быть названы очень разные предметы. Переводчик с итальянского Анна Ямпольская  рассказала Грамоте, на какие ухищрения приходится идти, чтобы отличить пиджак от куртки, а панаму от ушанки.

Как известно, костюм — одна из важнейших характеристик литературного персонажа. Он рассказывает об эпохе, в которую происходит действие, о возрасте, социальном положении, вкусах, религиозных и даже политических убеждениях героев. Вспомним пушкинского Онегина, который как dandy лондонский одет, или такую символическую деталь, как шинель Акакия Акакиевича.

Переводчики художественной литературы постоянно сталкиваются с необходимостью воссоздавать описания костюмов, названия предметов одежды, обуви, головных уборов и аксессуаров. Порой это оказывается непростой задачей: необходимо ясно представлять, о чем идет речь, как выглядит предмет, из какого материала он изготовлен, как используется, что предписывают правила этикета и культурные традиции. Например, по одежде можно мгновенно определить, каких политических взглядов придерживается итальянский университетский профессор: если правых, он скорее будет в строгом костюме с галстуком, если левых — в вельветовых брюках, рубашке и твидовом пиджаке, но без галстука. Зато и тот, и другой зимой ходят, скорее всего, в элегантном лодене — пальто из особой шерстяной ткани, восходящем к костюму тирольских крестьян и превратившемся сегодня в атрибут интеллектуала.

Если описания костюма, характерные для литературы прошлых столетий, требуют от переводчика дотошности и умения находить сведения из истории моды, в последние годы прослеживается другая любопытная тенденция: итальянские авторы, как правило, избегают пространных описаний одежды, ограничиваются самыми общими названиями. Дело даже не в том, что не уточняются фасон и цвет (если цвет указан, как правило, также используют общее слово — «красный», а не «алый», «пурпурный», «кораллово-красный» или «цвета пламени»).

Часто названия имеют широкое значение, которое переводчик вынужден конкретизировать.

Любопытно, что в двух недавно вышедших учебниках писательского мастерства — «Рыбалка в самых глубоких местах» Паоло Коньетти1 и «Большая книга писательства» Марко Францозо2 — знаменитые прозаики даже не упоминают о костюме, хотя при этом советуют характеризовать персонажей через описание помещения и предметы быта. Возможно, виной всему глобализация, из-за которой люди в разных странах одеваются почти одинаково, или то, что мы живем в век визуальной информации и благодаря кино, телевидению и фотографиям представляем, как выглядит типичный айтишник, банковский служащий или продавец универмага.

Например, в итальянском слово giacca может означать как «пиджак» или «жакет», так и «куртку» (и на самом деле много чего еще). Как сказано в Cловаре Треккани, giacca — «это мужская или женская одежда с рукавами, как правило, из ткани, но также из кожи, шерсти или трикотажа и т. п., закрывающая верхнюю часть тела до пояса и ниже». Если слово giacca сопровождается определением (classica, sportiva, a vento — классическая, спортивная, от ветра), переводчик спасен: можно смело писать «пиджак», «куртка», «ветровка». Если герой носит giacca a coste — то есть из вельвета, это почти со стопроцентной вероятностью тоже классический пиджак. Если определения нет — пытаешься угадать, как может быть одет наш герой, исходя из его характера, возраста, ситуации, времени и места действия, времени года, погоды, моды тех лет.

Может ли переводчик при этом ошибиться? Да, безусловно. Стоит ли пытаться использовать и в русском более общее название? По моим наблюдениям, получается это не всегда.

И дело здесь не в индивидуальном стиле автора и умении переводчика его передать, а, видимо, в некоторых общих различиях между языками, разной степени абстрактности и конкретности.

Иногда подсказка заложена в названии бренда: если итальянец надевает Lacoste, скорее всего, речь идет о популярной трикотажной рубашке-поло. Порой, чтобы найти правильный перевод, приходится проводить настоящее детективное расследование: прослеживать все упоминания предмета одежды в тексте, по крупицам собирая нужные сведения. Так, уже упомянутая giacca в романе Джордано «Человеческое тело» — еще и часть военной формы. Из книги мы знаем, что на этом предмете одежды есть знаки отличия, на нем указаны имя и фамилия военнослужащего, у него имеется воротник. Возможно, это «китель», хотя, скорее, в наши дни все-таки «куртка». Чтобы найти точный ответ на вопрос, следует отыскать изображения и описания итальянской военной формы, а затем подобрать подходящее слово — например, ориентируясь на названия, которые используются в российских онлайн-магазинах.

Такие же трудности возникают со словами vestito и abito («костюм», «платье» — как мужское, так и женское), scarpe («ботинки», «туфли») или cappello («шляпа», а также головной убор в самом широком смысле). Со словом cappello я изрядно намучилась, переводя книги двух Паоло — Соррентино и Джордано.

В книге Соррентино «Молодость», по которой снят знаменитый фильм, главные герои, два немолодых джентльмена, отправляются на прогулку в горы. На голове у обоих cappellino (-ino — уменьшительный суффикс). Смело отбросив варианты «фетровая шляпа», «цилиндр» и «ушанка», мы все равно должны выбрать хотя бы между «кепкой» и «панамой» (или завоевавшей популярность в последние годы трикотажной шапочкой).

Мне помог фильм: я нашла нужную сцену и написала то, что увидела в кадре, — панама.

У Джордано в романе «Человеческое тело» (фильма по которому пока нет) герои во всех ситуациях, в любое время года тоже надевают на голову cappello. Учитывая, что речь идет об альпийских стрелках, которые отправляются в Афганистан, пришлось изучить сайты с изображениями их парадной и повседневной, летней и зимней униформы, а затем выбирать между традиционной «шляпой с пером», «фуражкой» или старой доброй «шапкой». Например, на параде это будет «шляпа с пером», но в сцене, где cappello засовывают в карман, — скорее всего, «шапка». В другой сцене из романа то же слово употребляется с пояснениями — cappello di lana grezza con i paraorecchie (‘головной убор из грубой шерсти, закрывающий уши’) — и обозначает зимнюю кепку «с ушами».

Нельзя забывать и о коварных ложных друзьях переводчика: так, итальянское berretto — это «шапка», «фуражка» и даже «колпак» (и очень редко «берет»); нашему же берету обычно соответствует basco (от «баскский берет»). Colbacco — вовсе не «колпак», а «меховая шапка».

Приходится ломать голову и над словом maglia... Им можно обозначить любую трикотажную одежду до пояса или ниже, исключая более легкую maglietta (‘футболка’; -etta — уменьшительный суффикс) и более теплый maglione (‘толстый джемпер, свитер’; -one — увеличительный суффикс). В maglia ходят все женские персонажи романа Джордано в официальной и неофициальной обстановке, в Афганистане и в Италии.

Здесь, признаюсь, я позволила себе проявить больше фантазии: массажистку на военной базе нарядила в толстовку, а прелестную молодую женщину, в которую влюбляется ветеран-афганец, — в кофточку с глубоким вырезом.

Хотя кто может ручаться, что Джордано не имел в виду облегающую футболку, топ, водолазку, тонкий свитерок или (о, ужас!) лонгслив? Ведь современная мода стремительно меняется, кофточки и брюки отступают под натиском свитшотов, худи, слаксов и чиносов, а ботинки и туфли вытесняют сникерсы и слипоны…

Анна Ямпольская переводчик с итальянского, PhD, член Гильдии «Мастера литературного перевода», лауреат Итальянской национальной премии за перевод (2016), премии «Инолиттл» (2019) и других, награждена золотой медалью Общества имени Данте Алигьери (2017, 2019).

Анна Ямпольская, переводчик, лингвист, доцент Литературного института им. А. М. Горького

все публикации

На телеканале ОТР обсуждали засилье иностранных слов

Если убрать из русского языка все заимствования, то от него ничего не останется?


Как вычисление скрытого субъекта помогает понять смысл предложения

Иногда без синтаксического разбора не поймешь, кто на ком стоял


Словесные игры расширяют лексический запас и тренируют навыки коммуникации

А еще они приносят много удовольствия от игрового взаимодействия и помогают лучше узнать друг друга


Как будет выглядеть карта языков России?

Интервью лингвиста Юрия Корякова сайту Русского географического общества


Контактные языки: что бывает, когда соседи не понимают друг друга

Настойчивое желание общаться приводит к появлению конструкций «Моя твоя не понимай»


Чем отличаются по смыслу слова «знакомый», «друг» и «товарищ» в языке Пушкина?

Вышел в свет третий номер «Вестника Московского университета» за 2024 год


Скороговорки: полезное развлечение для детей и взрослых

Как Саша с сушкой и Клара с кларнетом помогают избавиться от каши во рту


Рэп-фристайл: импровизация по-русски в ритме бита

Интервью с руководителем «Фристайл-мастерской» Львом Киселевым


«Говорим по-русски!»: в правилах русской пунктуации есть пробелы

Лингвист Мария Ровинская о том, почему запятые все-таки нужны


«Муж объелся груш» и другие речевые формулы для ответа в рифму

Каждый месяц мы выбираем самые интересные вопросы пользователей и самые полезные ответы нашей справочной службы



Влияние государственных решений на судьбу родных языков

Эксперты обсуждают принятую Концепцию языковой политики и ждут результатов ее реализации




Ошибочные употребления предлогов могут стать частью нормы

Предлоги-захватчики приобретают новые значения, вытесняют другие способы выражения синтаксических связей и вообще много себе позволяют


Вышло новое издание научно-популярной книги Стивена Пинкера «Язык как инстинкт»

Ее можно использовать как пособие по курсу «Введение в языкознание»



Константин Деревянко: «Необходима национальная стратегия развития речевой культуры»

Руководитель Грамоты о том, как владение языком влияет на учебу, карьеру и состояние общества


Откуда берутся и какую функцию выполняют бранные слова

Ругательства — нормальная часть языка, хотя не все они относятся к литературной норме


Вышел обновленный учебник для вузов «Введение в науку о языке»

В первый том вошли разделы «Теория языка» и «Язык и познание»


Новые публикации Грамоты в вашей почте
Неверный формат email
Подписаться
Спасибо,
подписка оформлена.
Будем держать вас в курсе!