Подсказки для поиска

Внимательный

Внимающий

Спасибо за внимание

Принимая во внимание

Обратите внимание

Из истории реформирования русского правописания

О реформах русского языка до революции и в советское время и о том, почему необходим общеобязательный свод правил, рассказывает доктор филологических наук Владимир Лопатин. 

Вплоть до конца XIX века никаких систематизированных сводов правил письма не появлялось, хотя многие частные вопросы русского письма активно дискутировались в печати. Правописание основывалось на принятом употреблении слов и выражений — узусе. Первая реформа, осуществленная Петром I, была связана с переходом на гражданский шрифт. В середине XVIII века постепенно и осторожно вошел в русское письмо дефис; его появление связывают с именем Василия Кирилловича Тредиаковского.

В самом конце XVIII века появилась буква ё, заменившая сочетание io. Ее ввел в русскую графику Николай Михайлович Карамзин, напечатавший с этой буквой в 1797 году сборник стихов «Аониды». Буква ё до сих пор имеет в русском алфавите особый статус, оставаясь, по сути дела, факультативной. Это не удивительно: в отличие от всех других гласных букв ё употребляется только под ударением, в безударном положении ее всегда заменяет буква е (все остальные гласные буквы сохраняются и в безударной позиции). Например: мясо — мясной, но лёд — ледяной.

Обязательна буква ё лишь в некоторых текстах специального назначения (учебных, словарных), да еще в тех случаях, когда отсутствие двух точек над е затрудняет правильное прочтение слова и понимание текста. Впрочем, любому автору или издателю не возбраняется печатать те или иные тексты с последовательным употреблением буквы ё.

Правила русского правописания выкристаллизовались спонтанно, в первую очередь под пером писателей-классиков.

Знаменательной вехой стало появление трудов академика Якова Карловича Грота «Спорные вопросы русского правописания от Петра Великого доныне» (1873) и «Русское правописание» (1885; 22-е издание, 1916). По гротовским правилам учились и до революции, и (с поправками на реформу 1918 года) после нее.

В 1904 году была создана Орфографическая комиссия при Императорской академии наук, куда входили крупнейшие лингвисты того времени (председатель комиссии — Филипп Федорович Фортунатов, члены ее — Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ, Алексей Александрович Шахматов, Роман Федорович Брандт, Василий Ильич Чернышев, Павел Никитич Сакулин и др.). Предложения комиссии, окончательно сформулированные в 1912 году, сводились к упрощению графики на основе фонематического принципа (устранение букв, не обозначавших никаких звуков, например ъ на конце слов, и букв, обозначавших те же звуки, что и другие буквы, — «ять», «и десятеричное», «фита», «ижица»); прочие изменения были немногочисленны (например, введение единого окончания -ие, -ые в именительном падеже множественного числа прилагательных).

Споры сторонников и противников орфографической реформы продолжались до 1917 года.

Кстати, среди аргументов, высказанных тогда «консерваторами» — противниками реформы, был и тезис поэта и мыслителя Вячеслава Иванова, актуальный и в наши дни: должна ли орфография упрощаться в угоду потребностям школы? Ведь педагогика — ancilla vitae («служанка жизни»— лат.), а вовсе не наоборот...

Летом 1917 года министром просвещения Временного правительства Александром Аполлоновичем Мануйловым было разослано на места распоряжение о постепенном (!) переходе на новую орфографию.

После Октябрьской революции новая орфография была введена повсеместно декретами 1917 и 1918 годов. Таким образом, большевики оперативно воспользовались готовым проектом, применив при этом свои революционные методы. Так или иначе в стране с преобладающим неграмотным населением введение нового письма действительно сыграло свою положительную роль — нельзя не признать, что так называемая всеобщая грамотность была достигнута при большевиках за столь короткие сроки в немалой степени благодаря орфографической реформе.

В 1929 году была создана новая Орфографическая комиссия (в ее составе — Александр Матвеевич Пешковский, Николай Николаевич Дурново, Сергей Петрович Обнорский и другие); работа комиссии свелась к обсуждению ряда предложений.

В 1940 году вышла из печати книга «Правила единой орфографии и пунктуации с приложением краткого словаря. Проект. Составлен Комиссией по разработке единой орфографии и пунктуации русского языка, учрежденной Постановлением СНК СССР от 10 июля 1939 г.». Война помешала проведению в жизнь этого проекта.

Новые «Правила русской орфографии и пунктуации» готовились уже в конце 40-х — первой половине 50-х годов.

В работе над ними принимали активное участие Сергей Иванович Ожегов, Абрам Борисович Шапиро, Сергей Ефимович Крючков. В 1955 году был опубликован проект «Правил» (под грифом Института языкознания АН СССР и Министерства просвещения РСФСР).

Этот проект был официально утвержден Академией наук, Министерством высшего образования СССР и Министерством просвещения РСФСР в 1956 году и тогда же опубликован (одновременно с академическим «Орфографическим словарем русского языка» на сто тысяч слов под редакцией Ожегова и Шапиро). «Правила» сыграли свою важную роль как первый свод правил правописания, следование которому было признано обязательным для печати и школы.

Среди предлагаемых «Правилами» написаний были проведены и некоторые орфографические изменения частного характера. Так, с 1956 года стали писать слова панцирь, цирюльник, цинга, циновка с буквой и после ц, слова по-видимому и по-прежнему — через дефис, а вовремя — слитно. Впервые было полностью сформулировано правило: после русских приставок на согласный последовательно пишется вместо и буква ы — не только в русских корнях (предыдущий, подытожить, розыск, сыграть), но и в иноязычных (предыстория, безынициативный, сымпровизировать, сымитировать и т. п. — написания, до сих пор вызывающие у некоторых внутренний протест, но тем не менее неизбежные).

Вместе с тем довольно скоро после утверждения «Правил» 1956 года стала обнаруживаться их неполнота, в ряде случаев недосказанность, а нередко и обусловленная директивными политическими ограничениями односторонность. Так, в практике печати очень скоро перестала соблюдаться рекомендация «Правил» писать слово Республика с прописной буквы только в названиях республик СССР и так называемых стран народной демократии — появились такие написания, как Федеративная Республика Германия или Южно-Африканская Республика. Согласно рекомендациям «Правил», следовало писать, например, сочетания Семилетняя война и Столетняя война с прописной буквы, а первая мировая война и вторая мировая война — со строчной, как якобы «не являющиеся собственными именами» (кстати, эта несправедливость в практике письма последнего десятилетия уже преодолена). Подобных непоследовательностей в «Правилах» предостаточно.

Вряд ли верной уже изначально была рекомендация «Правил» писать строчными буквами звуковые аббревиатуры, «обозначающие имена нарицательные». Так пишутся (в виде исключений) только немногие из звуковых аббревиатур — вуз, роно, дот, дзот, нэп, загс (у последних двух есть вариантные написания прописными буквами: НЭП, ЗАГС). Однако правило, основанное на довольно давней традиции, заключается как раз в обратном — в том, чтобы писать любые звуковые аббревиатуры прописными буквами: так пишутся, например, ГЭС, ГРЭС, ТЭЦ, ВТЭК, РОЭ, из старых аббревиатур раннесоветского периода — ТОЗ, ЧОН, из более поздних, новых — НОТ, СПИД, ЖЭК, ДЭЗ, ОМОН, ТЭК, АОН, ВИА, СМИ, УЗИ и многие другие. Не сказано в «Правилах» о том, как писать слова, производные от аббревиатур, о несохранении в них прописных букв, например: мхатовец, мидовский (от МХАТ, МИД), энкавэдэшник, эсэсовский (от НКВД, СС).

Ничего не говорится о необходимости замены знака дефиса на тире в конструкциях с приложениями, содержащих неоднословные наименования: *директор - художественный руководитель, *научный сотрудник - космонавт и т. п. Не может удовлетворить сейчас рекомендация «Правил», касающаяся написания конструкций с приложением, которое предшествует определяемому слову и «может быть приравнено по значению к прилагательному»: такие сочетания, как старик отец или красавица дочка, предложено писать раздельно. В этой рекомендации нельзя не увидеть нарушения одной из культурно-исторических традиций письма: у какого корректора поднимется рука написать без дефиса лермонтовскую строчку Старуха-мать ждет сына с битвы или название пьесы Александра Николаевича Островского «Красавец-мужчина»? А утверждение, что «дефис не пишется в сочетании имени нарицательного со следующим за ним именем собственным», на самом деле верно только для сочетаний типа город Москва или река Волга, но абсолютно неприменимо в случаях, где собственному имени предшествует оценочное приложение. Это хорошо видно на примере из еще одного классика: Ты и убогая, ты и обильная, ты и могучая, ты и бессильная, матушка-Русь...

Многое из того, что не было разъяснено в тексте «Правил», пришлось разъяснять затем в различных справочниках для работников печати, методических разработках для школы и т. п.

Таков, например, оставшийся в «Правилах» открытым вопрос о написании существительных, образованных от существительных, пишущихся через дефис: ср. тред-юнионизм, генерал-губернаторство, унтер-офицерша, но сальтоморталист, яхтклубовец, а также алмаатинцы, ньюйоркцы, ореховозуевцы и т. п. (в противоположность прилагательным, образуемым от таких же существительных и, в соответствии с «Правилами», последовательно сохраняющим дефис: нью-йоркский, орехово-зуевский и т. п.). Неразъясненным остался и вопрос о написании сложных прилагательных — «географических» определений в составных наименованиях: в правилах регламентировано написание таких прилагательных в географических наименованиях типа Западно-Сибирская низменность, но ничего не сказано о наименованиях учреждений и предприятий типа Западно-Сибирский металлургический комбинат. Надо ли удивляться тому, что сам текст действующих до сих пор «Правил» сейчас мало кому известен (они не переиздавались с начала 60-х годов), зато работники печати руководствуются исключительно справочниками и другими подобными пособиями (Дитмара Эльяшевича Розенталя и др.).

Реформы русской орфографииКак Петр I и большевики с буквами воевалиВ 1963 году в газете «Известия» была опубликована статья профессора Александра Ивановича Ефимова о низком уровне грамотности в стране и необходимости упрощения орфографии. Вскоре Постановлением Президиума АН СССР от 24 мая 1963 года была создана Комиссия по усовершенствованию русской орфографии (председатель — Виктор Владимирович Виноградов, заместитель председателя — Михаил Викторович Панов). В постановлении особо подчеркивалось «настойчивое требование советской общественности ... внести усовершенствования и упрощения в систему правописания». Комиссии были даны весьма сжатые сроки — «завершить работу и представить свои предложения в Президиум АН СССР в 1964 г.».

Некоторые предложения комиссии носили довольно радикальный характер: например, писать ноч, мыш; заец, платьеце; огурци и т. п.; вовсе отказаться от буквы ъ. Думается, что при всей чисто научной, лингвистической обоснованности многих предложений авторы того проекта упустили из виду неизбежный общественно-культурный шок, вызванный реакцией на ломку ряда традиционно (исторически) сложившихся правил и принципов письма и основанных на них устоявшихся орфографических навыков. Слишком велик в вопросах правописания внелингвистический, общественно-культурный фактор.

Опубликованные в «Известиях» (№ 228 и 229 за 1964 год) предложения комиссии вызвали бурную реакцию протеста, выразившуюся в ряде публикаций в тех же «Известиях» осенью 1964 года. Прекращение обсуждения совпало со снятием Никиты Сергеевича Хрущева.

В дальнейшем, в «эпоху застоя» об этих предложениях постарались забыть, но о них до сих пор вспоминают при каждом удобном случае представители интеллигенции, весьма подозрительно относящиеся теперь к любым попыткам вмешательства в правила правописания, а некоторые журналисты видят в таких попытках бесценный «жареный» материал.

Тем не менее в начале 70-х годов при Институте русского языка АН СССР, уже распоряжением Отделения литературы и языка, была вновь создана Орфографическая комиссия (председатель — Виктор Иванович Борковский). Предложения этой комиссии, гораздо менее радикальные, были сформулированы в 1973 году и переданы в Президиум АН СССР. Не получив никакого отклика, они были «похоронены» в недрах Президиума. В последующие 15 лет работа в области правил правописания (и, кстати, орфографических словарей тоже — академический «Орфографический словарь русского языка» переиздавался за эти годы только стереотипными изданиями) была практически законсервирована.

Эта работа была возобновлена уже в годы перестройки: в 1988 году в Институте русского языка АН СССР создана орфографическая лаборатория (впоследствии — сектор орфографии  и орфоэпии), а распоряжением ОЛЯ — Орфографическая комиссия в новом составе (председатель — Дмитрий Николаевич Шмелев, затем Юрий Николаевич Караулов, в настоящее время — Владимир Владимирович Лопатин). Основной результат ее работы — подготовленный в институте, обсужденный и одобренный Орфографической комиссией проект новой редакции «Правил русской орфографии и пунктуации». Этот проект отвечает требованиям времени, он достаточно полон, во многих случаях уточняет и конкретизирует действующие правила, соответствует современному состоянию русского языка и науки о нем. Предлагаемые в проекте изменения действующих правил немногочисленны и в значительной части продиктованы современной практикой письма.

Тем же сектором Института русского языка РАН подготовлен изданный в 1999 году новый «Большой русский орфографический словарь» на 160 тысяч слов.

В словарь впервые введены многие слова и сочетания слов, пишущиеся с прописной буквы; в нем орфографически регламентированы сотни новых слов, появившихся в русском языке конца XX века.

Страна должна иметь наконец реальный, не фантомный и не суррогатный, свод правил русского правописания. Наличие такого общеобязательного свода правил, как и другого нормативного источника, «Большого академического орфографического словаря», — важная составляющая национальной культуры, один из признаков культурного здоровья общества.

· доктор филологических наук, главный научный сотрудник Института русского языка им. В. В. Виноградова РАН, председатель Орфографической комиссии РАН (2000–2014)

Еще на эту тему

Реформы русской орфографии

Как Петр I и большевики с буквами воевали

Новый академический справочник по русскому языку

Владимир Лопатин комментирует в журнале «Наука и жизнь» свод правил русской орфографии и пунктуации

Новый учебный год и новое правописание

Интервью с филологом и школьным учителем Ольгой Кармаковой

все публикации



Современные онлайн-ресурсы расширяют возможности исследователей русского языка

Инструменты, разработанные сотрудниками ИЛИ РАН, будут интересны и неспециалистам


Луи Брайль, человек-шрифт

Самый удобный тактильный алфавит изобрел двести лет назад незрячий подросток


Как искусственный интеллект изменит возможности Грамоты

Умный поиск, обновленная Справка и текстовый робот-ассистент


Как цифровизация помогает сохранить языки коренных народов России

Голосовые помощники, цифровые учебники и онлайн-переводчики вносят вклад в создание языковой среды


Лошадь, колесо и язык. Как наездники бронзового века сформировали современный мир

Распространению праиндоевропейского языка помогли верховая езда и боевые колесницы


Как к вам лучше обращаться?

Приключения дамы и господина в России


Темная тайна «дня»: куда убежали беглые гласные

Почему слова «сон» и «слон» склоняются по-разному



Поэтический перевод как прыжок в невозможное

Переводчик современной китайской поэзии Юлия Дрейзис хочет заставить русский язык передать не только смысл, но и форму оригинала


Что мешает специалистам писать понятные тексты

В книге «Чувство стиля» психолингвист Стивен Пинкер предлагает решения, основанные на данных когнитивной психологии


Миф о врожденной грамотности и правда о тех, кто пишет без ошибок

Как развить в себе орфографические суперспособности


На канале «Глагольная группа» вышел стрим о феминитивах

Что лингвисты думают об «авторках» и о влиянии волевых решений на развитие языка


Что такое академическая наука

Члены РАН ответили на наши вопросы перед юбилеем Академии


Юрист оценила последствия борьбы с иностранными заимствованиями

В результате запретов может пострадать бизнес, особенно торговля и реклама


В издательстве «Иллюминатор» вышла книга воспоминаний переводчика Григория Кружкова 

Как киплинговский паттеран превратился в кочевую звезду из «Жестокого романса»



На канале «Основа» вышел разговор с Александром Пиперски

Как устроены ударения в русском и на каком языке говорит ИИ


Сохранение авторского стиля при переводе: искусство грамотно спотыкаться

Как передать чужой синтаксис своими средствами, рассказывает переводчик Наталья Мавлевич