Подсказки для поиска

Внимательный

Внимающий

Спасибо за внимание

Принимая во внимание

Обратите внимание

Дети с дислексией: чем родители могут им помочь

Дети с дислексией: чем родители могут им помочь
Иллюстрация: Варвара Матвеева

Если ребенку в младших классах трудно дается чтение, это может быть признаком дислексии. При этом ребенок вполне сможет научиться читать на уровне других детей, если родители рано обратят внимание на его затруднения и обратятся к специалистам. О том, как проявляется дислексия и какого прогресса удается достичь с помощью специальных упражнений, рассказывает лингвист, основатель детской онлайн-школы «Лаборатория чтения „Верные слова“» Анна Иосифовна Левинзон.

Грамота: Что такое дислексия? Насколько она вообще распространена?

Анна Левинзон: Согласно научным данным, дислексия в той или иной форме есть у 20% людей. В окружении каждого из нас наверняка есть те, кому по этой причине трудно читать, но ни мы, ни они сами часто не подозревают об этом. Почему? 

Дело в том, что родители и даже учителя под «дислексией» обычно имеют в виду диагноз, который психолого-педагогическая комиссия ставит ребенку. Такое решение комиссия принимает только в том случае, если показатели его навыков чтения находятся в самой нижней части возрастной шкалы. 

Диагноз «дислексия» получают не больше 3% детей — это наиболее серьезные ситуации, в которых государство берется обеспечить семье помощь за счет бюджетных средств. 

Специалисты, которые изучают дислексию с научной точки зрения, используют этот термин гораздо шире, называя так любую степень сложностей с чтением, если эти сложности связаны с особенностями мозга. 

Анна Левинзон
Фото из личного архива

Школьных уроков чтения обычно бывает достаточно для того, чтобы навык чтения успешно сформировался. Если у ребенка, которого регулярно учат читать, возникают сложности, то в подавляющем большинстве случаев они связаны именно с нетипичной работой мозга. Конечно, это могут быть проблемы со слухом, зрением, когнитивные проблемы. Но большинство сложностей с чтением — это именно дислексия.

Есть такая учительская поговорка: «В начальной школе мы учимся, чтобы читать, в средней — читаем, чтобы учиться». Начальная школа устроена так, что все дети, которые легко овладевают чтением, могут быть в ней успешны. Если ребенок в начальной школе по большинству предметов получает не четверки и пятерки, а тройки и двойки, родителям стоит проверить его навык чтения.

Откуда берутся эти сложности?

А. Л.: Причина практически всегда одна. Это особый, нетипичный способ мозга анализировать звучащую речь, тексты и язык в целом. В результате дислексику сложно делить слова на звуки, трудно подбирать рифмы, распознавать синтаксические конструкции, быстро извлекать из памяти малознакомые термины. 

Дислексии нередко сопутствуют и другие трудности. Часто встречаются проблемы с рабочей памятью, когда ребенок не может запомнить единицы информации, которыми нужно оперировать во время выполнения инструкций. Возможны проблемы с вниманием, когда ребенку трудно сконцентрироваться на задании. Или трудности с выстраиванием последовательностей знаков и действий, сложности с планированием. 

Если у ребенка есть эта особенность работы мозга, о которой мы говорим, у него будут трудности и с письмом. Он будет делать на письме много ошибок, причем не тех, которые делает ребенок с типичным способом обработки языка. 

При этом сложности с чтением никак не связаны ни с интеллектом ребенка, ни с тем, что он «ленится читать». Ребенок может быть потрясающе умным и при этом в 10–11 лет с трудом складывать буквы в слоги.

При дислексии ребенок может прекрасно знать правила, но будет пропускать и переставлять буквы, заменять слова, будет строить предложения, в которых части не согласуются друг с другом.

А вот проблемы с почерком к дислексии отношения не имеют, хотя часто учителя считают, что есть связь между плохим почерком и ошибками. У ребенка может быть идеальный почерк, но он этим прекрасным почерком выписывает очень странные слова. 

Если это особенность мозга — значит, ребенок с дислексией никогда не сможет читать так же, как большинство детей?

А. Л.: Считается, что дислексия в любом случае у человека останется: это наследственная особенность, за которую отвечают вариации в определенной группе генов. Гены определяют работу мозга, и изменить эту ситуацию нельзя. Но ребенок сможет читать на уровне других детей в своей возрастной группе, если с ним начать заниматься в раннем возрасте. Мозг пластичен, его нейронные связи перестраиваются в процессе обучения. И чем младше ребенок, тем проще эти связи перестроить.

Если в возрасте 5–7 лет начать правильно заниматься, ребенок с вероятностью выше 90% будет читать, как его сверстники. Чем старше ребенок, тем больше нужно усилий для того, чтобы «догнать» возрастную норму. Мы знаем по опыту, что подростку 12 лет и старше приходится прикладывать больше усилий и тратить больше времени, чем дошкольнику, для достижения тех же результатов. 

Раз так важно выявить дислексию как можно раньше, на что нужно обратить внимание родителям?

Пока ребенок не начал учиться читать, мы не можем быть на 100% уверены, что чтение станет для него проблемой. В то же время есть целый ряд тестов, которые могут выявить детей в зоне риска. 

Если ребенку повезет, то дислексию распознает педагог на занятиях по подготовке к школе. В педагогических институтах учителям младших классов обязательно рассказывают о дислексии. Но рассказывают, к сожалению, мало, а иногда сообщают устаревшие сведения, которые не помогают распознавать трудности у детей. Поэтому учителя больше опираются не на знания, а на интуицию: у опытной учительницы есть представление о норме, она сразу видит отклонения от этой нормы и говорит родителям, что их ребенок читает не так, как другие. 

Кстати, умный ребенок при чтении может предсказать слово, которое будет дальше. И это затрудняет диагностику. Поэтому дислексия у таких детей иногда выявляется только во втором-третьем классе, когда появляются учебники с незнакомыми словами, которые невозможно угадать.

Если говорить о родителях, то рано заметить дислексию у ребенка проще родителям близнецов, потому что у них тоже есть интуитивное представление о норме. Когда в семье дети одного возраста, их одинаково учат, но у одного все получается, а другая застревает, ей трудно, она отказывается читать и не может запомнить даже буквы своего имени, родители понимают, что что-то не так. Кроме того, поскольку дислексия имеет генетическую основу, она может передаваться по наследству: если родителям или кому-то из старших родственников было трудно научиться читать, стоит внимательнее отнестись к тому, как читает ребенок, чтобы вовремя ему помочь. 

Первый сигнал, на который нужно обратить внимание, — это неумение рифмовать. Ребенку читают какое-то стихотворение, а он должен закончить строку в рифму. «Наша Таня громко плачет, уронила в речку…» И если ребенок сказал даже любое бессмысленное слово в рифму, все хорошо. А если он вообще не понимает идею рифмы (плачет — мячик, мишка — книжка), если придумать рифму пяти-шестилетнему малышу не удается  даже после тренировки, то стоит внимательно посмотреть, как он справляется с другими упражнениями.

Например, с делением слова на слоги. Обычно ребенок уже в 3–4 года может без труда правильно пропрыгать или прохлопать слоги, а вот у нетипичного читателя в слове зонтик вполне может оказаться четыре слога. 

Одна из заметных особенностей дислексии — неумение разделить поток речи на более мелкие единицы: текст — на предложения, предложения — на слова, слова — на слоги и звуки. 

Есть еще одно показательное упражнение: предложите ребенку поиграть в робота, сказать слово «по звукам» — не кот, а к-о-т. Если старший дошкольник, когда «разговаривает» с вами таким образом, систематически пропускает звуки или части слов, это повод на всякий случай отправиться с ним к специалисту. 

Например, ребенок понимает предложение «Пойдем гулять!», но разделить его на слоги он не сможет, для него это один кусок. То же самое с разделением на звуки: они сливаются, пропадают, заменяются другими.

Еще один способ домашнего «тестирования» — спросить, с какого звука начинается слово. Например, в слове вступил ребенок может услышать более отчетливо звук [с], а не [в]. Можно поиграть в такую игру: «принеси мне все предметы в комнате, которые начинаются со звука [р]». Как мы знаем, многие лингвисты любят играть с детьми в словесные игры: иногда это помогает им рано узнать о каких-то особенностях восприятия языка.

Вообще, игры с языком — это не только проверка лингвистических умений, но и замечательная профилактика сложностей в чтении. Чем больше вы играете с маленьким ребенком в слова, чем больше читаете поэтических текстов, тем проще ему будет читать, когда он вырастет.  

Допустим, к вам привели ребенка, у которого есть сложности с чтением. Как определить, насколько эти сложности велики?

А. Л.: Есть полезный и доступный инструмент — измерение скорости чтения. В школах в последнее время эти измерения перестали быть обязательными, а жаль. Скорость чтения — это объективный показатель соответствия умений ребенка возрастной норме. Она измеряется в количестве правильных слов в минуту. Если, например, ребенок читает медленно, но без ошибок, у него скорость чтения будет выше, чем если он произносит слова быстро, но неправильно. 

Не нужно требовать от ребенка, чтобы он читал как можно быстрее. Пусть читает в своем темпе, внимательно и выразительно.

Сравнение скорости чтения с возрастной нормой позволяет понять, насколько бегло ребенок читает для своего возраста, есть ли у него отставание от сверстников и насколько большое.

Другой способ проверки навыков чтения — чтение придуманных слов. Для этого у нас есть специальные наборы слов, которые мы подбираем по особой методике. Если у ребенка дислексия, он будет делать в таких словах много ошибок или вообще не сможет их прочесть. При желании родители тоже могут предложить ребенку прочитать придуманное или незнакомое слово и посмотреть, как он справляется с такой задачей.

И, конечно, главный наш тест — фонетические задания. «Переставь звуки местами», «сделай паузу между слогами», «убери один звук и замени его на другой». То, что дети без дислексии делают с большим удовольствием, ребенку-дислексику сделать трудно, такие задания вызывают у него стресс.

Как занятия могут помочь, и сколько их может потребоваться?

А. Л.: Чтобы свободно читать, ребенку с дислексией нужно научиться работать со звуками, делить слово на морфемы, узнавать слова «с первого взгляда», а еще понимать, как устроено предложение, и расширять свой словарный запас. Исследования показывают, что ребенок-дислексик может улучшить беглость чтения и грамотность письма, но для этого с ним надо заниматься по особой, отличной от школьной, методике. 

На занятиях мы постепенно выстраиваем языковую интуицию, которой нет у детей. Для этого разработана многоуровневая система упражнений: треть из них посвящена фонологии, другая треть — работе над соответствием звуков и букв, морфологии и словообразованию; наконец, еще треть строится вокруг освоения синтаксических конструкций и развития словарного запаса.

Важно, чтобы занятия были частыми и не слишком длинными — ведь тренировок нужно много, а ребенок с трудностями чтения от работы с языком и письмом быстро устает.  

В Лаборатории чтения мы занимаемся с ребенком четыре раза в неделю по 30 минут, и, конечно, возможность работать дистанционно — это большое подспорье для родителей, которым всегда сложно выстроить график детских занятий.

Предсказать необходимое количество занятий заранее невозможно: оно зависит и от характера проблем, и от степени их выраженности, и от сопутствующих состояний. Есть лишь одно общее правило: чем младше ребенок, тем меньше времени и усилий потребуется, чтобы научить его читать.

, редактор Грамоты

Еще на эту тему

Большинство родителей могут распознать проблемы с чтением у своего ребенка

Поэтому к их мнению следует прислушиваться, считают исследователи

Как дети учатся читать и что нам говорит об этом наука

Научиться читать сложнее, чем говорить

Как будет говорить ваш ребенок, зависит от вас

Понимая этапы развития речи, родители могут вовремя заметить проблемы и справиться с ними

О программе сохранения русского языка у детей русскоязычных родителей, живущих вне России

Курс семилетнего обучения российской школы ребенок осваивает за три года

все публикации


Как относиться к русскому мату? Мария Ровинская в подкасте «Кот Шредингера»

О табу и правилах безопасности при использовании сильных языковых средств


Чтобы хорошо учиться, детям нужно больше слов

Исследователи рекомендуют увеличивать словарный запас детей тремя способами


Чтение: практика, меняющая сознание

Пять книг о том, зачем мы читаем и как получить от этого занятия пользу и удовольствие


Вышел первый выпуск журнала «Русская речь» за 2024 год

«Фреш», «бишь» и научная терминология до Ломоносова 


Зоолог Арик Кершенбаум: «Мы все хотим знать, что говорят животные»

Интервью с автором новой книги о коммуникации в дикой природе


Чем нас привлекают искусственные языки

Их создание и изучение помогает лучше понять границы естественного языка


Вышла в свет книга археолога Стивена Митена «Загадка языка»

В ней утверждается, что язык возник примерно 1,6 млн лет назад


Право на имя

Когда выбор способа называть человека или группу людей становится проблемой


Между эмбрионом и покойником: где расположены роботы на шкале одушевленности

Каждый месяц мы выбираем и комментируем три вопроса, на которые ответила наша справочная служба


Как пришествие корпусов меняет лингвистику

Почему корпусная лингвистика не прижилась в 1960-х годах и почему переживает расцвет сейчас


Эвфемизмы: от суеверий до политкорректности

«Благозвучные» слова используют не только вместо ругательств



Критический взгляд на текст: как увидеть искажения и ловушки

Чтобы лучше понимать прочитанное, нужно развивать читательскую грамотность


Новые возможности восприятия книг: что лучше, буквы или звуки?

Слуховое чтение набирает популярность, но для него все равно нужны письменные тексты


«Давать» и «дарить»: какие слова можно считать однокоренными

Лингвист Борис Иомдин описывает два критерия, которыми могут пользоваться школьники


Как лингвисты проводят эксперименты: от интроспекции до Amazon

Какие инструменты они используют и где ищут участников, рассказывает «Системный Блокъ»


«Я хочу продолжать работать с текстами»

История незрячего редактора Иоланты, которая благодаря цифровым технологиям может заниматься тем, что нравится


Наследие Михаила Панова и судьбы русской орфографии

Статья Владимира Пахомова в журнале «Неофилология» помогает осмыслить проблемы русского правописания


Праздники грамотности

Как в мире проверяют знание правил родного языка