Подсказки для поиска

Внимательный

Внимающий

Спасибо за внимание

Принимая во внимание

Обратите внимание

Зоолог Арик Кершенбаум: «Мы все хотим знать, что говорят животные»

Зоолог Арик Кершенбаум: «Мы все хотим знать, что говорят животные»
В коллаже использованы материалы фотобанка Unsplash

Арик Кершенбаум — зоолог из Кембриджского университета, специалист по коммуникации животных. Он изучает волков, гиббонов и дельфинов, чтобы «не только лучше понимать, как они живут и как их сохранить, но и больше узнать об эволюции нашего собственного языка». В его первой книге «Путеводитель зоолога по Галактике» речь шла о возможной жизни на других планетах. В начале 2024 года вышла в свет новая книга — «Почему животные разговаривают». Грамота перевела его интервью, опубликованное в британском издании The Guardian.

Почему вы решили написать эту книгу?

Моя предыдущая книга была необычной, в ней обсуждались весьма смелые идеи. Но мне очень хотелось написать о том, чем я ежедневно занимаюсь на своей основной работе. Тем более что эта тема интересует всех: мы все хотим знать, разговаривают ли животные и что они говорят. Мы испытываем по этому поводу двойственные чувства: с одной стороны, хотим, чтобы животные умели говорить, а с другой — боимся этого, потому что в таком случае мы перестанем быть такими особенными, как мы привыкли думать.

Вы ходили в отдаленные вьетнамские джунгли и зимовали в Йеллоустоне, чтобы подобраться поближе к гиббонам и волкам. Какие трудности возникают при наблюдении за общением животных в дикой природе?

Большинство этих животных не очень-то хочет видеть вас рядом. С волками работать особенно сложно, потому что они активны ночью, так что приходится использовать звук. Это одна из причин, по которой так много исследований посвящено волчьему вою: в большинстве случаев увидеть их бывает очень сложно. Вы не можете отловить каждого волка и надеть на него ошейник с GPS — это трудно и дорого.

Какие методы вы используете, чтобы обойти эти проблемы?

Наш основной метод — пассивная акустическая локализация. Мы устанавливаем множество записывающих устройств и триангулируем положение животных с помощью звуков, которые они издают. Благодаря этому мы можем обойтись без ошейников, и даже видеть животных необязательно. Пока они издают звуки, мы знаем, где они находятся.

Оказывается, у дельфинов есть имена или, по крайней мере, фирменный свист...

Этому сейчас уделяется большое внимание в исследованиях. Для чего нужны эти сигналы? Как они возникают? Мы до сих пор знаем не так уж много. Вы можете опознать волка по особенностям его воя, но это не то же самое, что имя, и другие не будут их воспроизводить. Так почему же дельфины издают особый свист? Почти наверняка это связано с низкой видимостью под водой. Чтобы сохранить сплоченную социальную группу, когда не видно, где кто находится, приходится полагаться на звуки.

Вы описываете попугаев как главных болтунов птичьего мира. Как они стали такими говорливыми?

Попугаи действительно особенные птицы. Это определенно какая-то боковая ветвь эволюционного древа птиц. Они развивались как отдельный вид в реально сложной среде, и им приходилось ломать голову над тем, как добыть труднодоступную пищу, которая созревает в неожиданное время; у малиновки, к примеру, таких проблем нет. Кроме того, они живут в социальных группах. Помимо физической способности издавать звуки и интеллекта, чтобы наделить их смыслом, нужна причина, чтобы использовать эти звуки. Жизнь в стае — одна из возможных причин.

Язык до сих пор используют как главное отличие людей от других животных: мы умеем говорить, а они нет, поэтому мы лучше. Должны ли мы полностью отказаться от этой мысли?

Несомненно, своим поведением и способностью воздействовать на мир мы качественно отличаемся от других животных. И мы можем сказать, что этим отличием мы обязаны языку. Мы никак не смогли бы создать человеческую цивилизацию без языка. Поэтому я не преуменьшаю его значение. Я думаю, что мы — единственный вид на Земле, обладающий языком. Но я не думаю, что есть смысл использовать это свойство как наше достоинство. Это просто наблюдаемый факт: мы развили то, чего нет у других животных, а они развили то, чего нет у нас. Было бы здорово иметь крылья, но у нас их нет, и я не расстраиваюсь по этому поводу. Точно так же я не расстраиваюсь, что у животных нет языка.

Имеет ли смысл вопрос о том, какое животное ближе всего к человеку по языковым способностям? Или разные животные продвинулись в эту сторону в разных отношениях?

Скорее верно последнее предположение. Важно понимать, что животные ни в каком смысле не эволюционируют в сторону появления у них языка. Если бы это было так, то можно было бы спросить: «Кто дальше всех продвинулся по пути к языку?» Но это не так. Если бы у дельфинов были эволюционные предпосылки для появления языка, он бы у них был. Но мы не видим, чтобы он у них вот-вот появился. Значит, в их нише — в их среде обитания и в том контексте, в котором они живут, — язык им не нужен.

Но когда мы вовлекаем животных в нашу среду, у них могут проявиться некоторые скрытые лингвистические способности...

Да, это особенно хорошо видно на примере попугаев: они, судя по всему, способны до некоторой степени выучить настоящий язык, но в дикой природе они его, конечно, не используют. Так что это интересное наблюдение: некие качества нашего мозга, которые позволяют нам понимать язык, есть и у их мозга. Но очевидно, что язык им просто ни к чему.

Почему именно сейчас важно присмотреться к коммуникации животных?

Во-первых, искусственный интеллект становится большой частью нашей жизни. Многие люди пытаются расшифровать или перевести язык животных с помощью ИИ. Действительно, современные инструменты ИИ уже близки к тому, чтобы распознавать эмоции, сообщения, разнообразную информацию. Так что даже если у животных нет языка, было бы здорово иметь возможность понимать волчий вой так же, как это делает волк. Это могло бы в корне изменить наши отношения с миром дикой природы, потому что мы часто конфликтуем с животными. Например, как было бы удобно иметь возможность сказать волкам: «Уходите отсюда!» У нас много проблем с сохранением видов, так что было бы полезно услышать от гиббона что-то вроде: «Вот черт, здесь нет еды».

Во-вторых, наряду с приходом ИИ мы переживаем экологический кризис. В этой ситуации помогло бы повышение осведомленности о том, через какие испытания проходят наши соседи по планете и какие изменения с ними происходят. Сейчас такое время, когда нужно быть особенно внимательными к тому, что нам говорит природа. А это невозможно, если прислушиваться только к тому, что мы хотим услышать, как мы делали до сих пор.

Встречаются ли разные акценты у животных, с которыми вы работаете?

Да, и они показывают, как две изолированные популяции постепенно отдаляются друг от друга генетически, в культурном плане и в том, что касается коммуникации. В моей работе о гираксах1 описано такое интересное явление: несколько колоний этих животных располагались на одной прямой вдоль долины; любые два соседних сообщества были похожи с точки зрения синтаксиса их песен, но чем дальше они отстояли друг от друга, тем сильнее были различия.

Вы входите в число консультантов сайта METI.org (Messaging Extraterrestrial Intelligence, Послания внеземному разуму). Какова вероятность того, что при встрече с инопланетянами мы сможем с ними поговорить?

Я бы сказал, что чрезвычайно высока. Если мы встретим инопланетян, это будет означать, что они прилетели сюда и обладают технологиями, которые намного превосходят наши. Если бы меня отправили на другую планету общаться с разумными существами, я бы приложил все силы к тому, чтобы обеспечить какой-то способ общения.

Портал «Грамота.ру»

Еще на эту тему

Вышла в свет книга археолога Стивена Митена «Загадка языка»

В ней утверждается, что язык возник примерно 1,6 млн лет назад

Лошадь, колесо и язык. Как наездники бронзового века сформировали современный мир

Распространению праиндоевропейского языка помогли верховая езда и боевые колесницы

Искусственный интеллект научился частично понимать птичий язык

Исследователи смогут объяснить фермерам, как улучшить условия выращивания домашних кур

все публикации

Как относиться к русскому мату? Мария Ровинская в подкасте «Кот Шредингера»

О табу и правилах безопасности при использовании сильных языковых средств


Чтобы хорошо учиться, детям нужно больше слов

Исследователи рекомендуют увеличивать словарный запас детей тремя способами


Чтение: практика, меняющая сознание

Пять книг о том, зачем мы читаем и как получить от этого занятия пользу и удовольствие


Вышел первый выпуск журнала «Русская речь» за 2024 год

«Фреш», «бишь» и научная терминология до Ломоносова 


Чем нас привлекают искусственные языки

Их создание и изучение помогает лучше понять границы естественного языка


Вышла в свет книга археолога Стивена Митена «Загадка языка»

В ней утверждается, что язык возник примерно 1,6 млн лет назад


Право на имя

Когда выбор способа называть человека или группу людей становится проблемой


Между эмбрионом и покойником: где расположены роботы на шкале одушевленности

Каждый месяц мы выбираем и комментируем три вопроса, на которые ответила наша справочная служба


Как пришествие корпусов меняет лингвистику

Почему корпусная лингвистика не прижилась в 1960-х годах и почему переживает расцвет сейчас


Эвфемизмы: от суеверий до политкорректности

«Благозвучные» слова используют не только вместо ругательств



Критический взгляд на текст: как увидеть искажения и ловушки

Чтобы лучше понимать прочитанное, нужно развивать читательскую грамотность


Новые возможности восприятия книг: что лучше, буквы или звуки?

Слуховое чтение набирает популярность, но для него все равно нужны письменные тексты


«Давать» и «дарить»: какие слова можно считать однокоренными

Лингвист Борис Иомдин описывает два критерия, которыми могут пользоваться школьники


Как лингвисты проводят эксперименты: от интроспекции до Amazon

Какие инструменты они используют и где ищут участников, рассказывает «Системный Блокъ»


«Я хочу продолжать работать с текстами»

История незрячего редактора Иоланты, которая благодаря цифровым технологиям может заниматься тем, что нравится


Наследие Михаила Панова и судьбы русской орфографии

Статья Владимира Пахомова в журнале «Неофилология» помогает осмыслить проблемы русского правописания


Праздники грамотности

Как в мире проверяют знание правил родного языка


Научный стиль: точность не в ущерб понятности

Им пользуются авторы учебников, исследователи, лекторы, научные журналисты


Самый важный предмет. Функциональный подход к обучению русскому языку

Лекция Марии Лебедевой для Тотального диктанта о роли языка в учебе и в жизни