Подсказки для поиска

Внимательный

Внимающий

Спасибо за внимание

Принимая во внимание

Обратите внимание

О некоторых особенностях современной русской речи

Картина русского языка к концу ХХ столетия изменилась. Одно из очевидных изменений — в лексике, прежде всего в таких сферах, как политическая, экономическая лексика. При этом изменения в русском языке не носят исключительного характера и не столь объемны, как это казалось некоторым лингвистам, слишком жестко увязывавшим политические события с языковой реальностью.

Меру и степень состоявшихся и происходящих языковых изменений показывает также их сравнение с некоторыми предшествующими эпохами изменений русского языка. На современном этапе системные процессы и конструктивные явления, имевшие место, во многом продолжают развиваться в прежних параметрах.

Языковой вкус сегодняшнего общества характеризуется, с одной стороны, ориентированностью на разговорную и просторечную экспрессивность, а с другой стороны, стремлением к книжности. Так, в рекламе встречаются, а порою и соседствуют формы тракторы и трактора. В целом судьба форм на различна. У некоторых слов частота форм на в настоящее время возросла, у других — упала. К числу первых относятся: договора, прожектора, свитера, к числу других — инженера, редактора, сектора. Такое специфическое равновесие показывает, что сегодняшнее общество, как и прежде, избирательно относится к употреблению форм на . Флексия распространяется и на новые иностранные слова: плеера, дилера, видеоплеера, продюсера — такие формы можно встретить в рекламе, в устной речи.

Качество ряда процессов определяется сегодняшним местом прессы в обществе и культуре. Такова проблема развития аналитизма, которую лингвисты начали отмечать в русском языке несколько десятилетий назад.

Факты аналитизма, в которых видят подкрепление и развитие этого процесса, сосредоточены в основном в прессе и рекламе, в то время как реальной русской речи они менее свойственны.

Несколько слов о модели тоталитаризма в развитии русского языка. В основе этой модели лежит гипостазированное представление об особом механизме общения, об особом русском языке в советское время. При поиске конкретных языковых фактов и анализе их бытования картина далеко не полностью вписывается в политологическую модель тоталитаризма, тоталитарного языка. Так, в качестве конкретной черты тоталитаризма, тоталитарного языка — одной из очень немногих конкретных черт — указывается иерархическое значение, придаваемое формам единственного числа: главная елка страны и др. Сейчас такие формы не исчезли, продолжая употребляться всеми культурно-политическими слоями: главная библиотека страны, главный вуз страны. Появляются новые выражения в соответствии с новой действительностью: главный банкир страны, главный мытарь страны, пациент № 1, главный хирург страны и др.

Встречается эмоционально-экспрессивное наполнение некоторых подобных выражений. Эта разновидность употребления также не является коренным отличием системы на каком-то одном этапе, так как такое имело место и ранее. Таким образом, если исследование касается проблемы тоталитарного языка, оно должно находить другие конкретные факты его существования. Можно указать другие конкретные черты русского языка, не вписывающиеся в его тоталитарную периодизацию. Например, систему употребления предлогов в политической сфере, в публичном общении1.

При неочевидной изменяемости языка как системы и структуры изменилась речь. Отчасти изменилось общение в политической сфере, изменилась речь газет и журналов, речь публичная, речь радио и телевидения. Изменения касаются разных уровней языковой практики.

Фонетические изменения ярко характеризуют речь в эфире и на экране. Повысился темп речи. Усилилась звуковая редукция, то есть количественное и качественное изменение безударных звуков.

Пришли в электронные СМИ такие фонетические явления, которые ранее характеризовали только те или иные диалекты, а не публичную, не литературную речь. При произнесении слов и фраз «выбрасываются» звуки и целые слоги. Складывающаяся картина не совсем похожа на то, что ранее академическая грамматика русского языка называла полным стилем. В речи электронных СМИ многочисленны отклонения от акцентной схемы русского слова, а также русской литературной интонации. В интонационных манерах СМИ прослеживается стандарт английской и англо-американской речи.

В современной речевой практике также имеют место грамматические и лексико-грамматические изменения. Под влиянием социально-политических факторов изменилось морфологическое значение числа у ряда слов социально-политического обихода с соответствующим изменением предметного содержания. Слова типа партия, банк, бюджет, правительство, практически не употреблявшиеся ранее во множественном числе, ныне перешли к обычному числовому распределению.

На уровне грамматики проявляются конкретные качества публичной современной речи, речи СМИ, в том числе и электронных. Это, во-первых, тенденция к ослаблению падежных функций, что, с точки зрения культуры речи, нарушение нормы русского литературного языка. Например, случаи неправильного выбора падежа: подтвердил о своем намерении, стратегия об уничтожении.

Анализируя современную лексику и ее пополнение, следует отметить, что ряд новых слов сопровождает освоение нового опыта, новых явлений и понятий. В русском языковом пространстве уже существовали иностранные слова. Но сегодня осваиваются и другие иностранные лексемы. Например, уже давно было освоено русским языком слово прейскурант; еще В. И. Даль толковал его как «роспись товарам, с расценкою их». Но сейчас в некоторых кругах говорят и пишут прайс-лист. Почему? 1) Для броскости; 2) в соответствии с переменой лингвокультурных ориентаций. Не будь этого, вполне могло бы служить освоенное прейскурант. К тому же пригодилось бы и исконно русское ценник. А прайс-лист и подобные являют сейчас еще и орфографическую неустойчивость: прайс-лист, прайс лист, прайслист, офшор, оффшор, оф-шор.

Обновление языка состоит не только в появлении новых слов, но и в развитии новых значений слов. Например, в прессе у таких слов, как агрессивный, аналитик. Аналитик — не только тот, кто «анализирует, занимается анализом и склонен к нему», но и «комментатор, обозреватель при властвующих структурах».

Видимо, происходит калькирование лексико-семантических вариантов, и иностранный источник кальки свидетельствует о направлении инокультурных ориентаций.

В лексической картине современной речи очень заметен наплыв сленговых, арготических, уголовных слов, что подрывает стилевую и эмоционально-стилистическую систему русского языка. А так как устоявшаяся стилистическая система языка служит не только целям эстетики, но и наиболее экономной и точной передаче информации, то разрушение стилистической системы невольно способствует понижению информативности общения. Кроме того, арготическая, уголовная лексика оказывает влияние не только на эмоциональный, эстетический уровень общения, но и на интеллект индивида и нации.

По материалам круглого стола «Русский язык в эфире: проблемы и пути их решения» (Москва, 14 ноября 2000 года, комиссия «Русский язык в средствах массовой информации» Совета по русскому языку при Правительстве Российской Федерации).

Владимир Шапошников, доктор филологических наук, декан историко-филологического факультета Шуйского государственного педагогического университета

Еще на эту тему

Культура речи и языковая критика

Правильное пользование языком требует усилия и отваги, напоминает Юрий Караулов

Особенности русской речи эмигрантов четвертой волны

Функции и типы заимствованных слов

Хорошая речь и среднелитературная речевая культура

Для этого типа речевой культуры, в отличие от элитарной, характерно несоблюдение этических норм речи

все публикации

«Давать» и «дарить»: какие слова можно считать однокоренными

Лингвист Борис Иомдин описывает два критерия, которыми могут пользоваться школьники


Как лингвисты проводят эксперименты: от интроспекции до Amazon

Какие инструменты они используют и где ищут участников, рассказывает «Системный Блокъ»


«Я хочу продолжать работать с текстами»

История незрячего редактора Иоланты, которая благодаря цифровым технологиям может заниматься тем, что нравится


Наследие Михаила Панова и судьбы русской орфографии

Статья Владимира Пахомова в журнале «Неофилология» помогает осмыслить проблемы русского правописания


Праздники грамотности

Как в мире проверяют знание правил родного языка


Научный стиль: точность не в ущерб понятности

Им пользуются авторы учебников, исследователи, лекторы, научные журналисты


Самый важный предмет. Функциональный подход к обучению русскому языку

Лекция Марии Лебедевой для Тотального диктанта о роли языка в учебе и в жизни


Карточки Марины Королёвой вышли в виде книги «Русский в порядке»

Получился маленький словарь трудностей русского языка


Русский как индоевропейский: общие корни заметны даже у дальних родственников

На что обращают внимание лингвисты, когда сравнивают языки и выясняют их историю


«Победю» или «побежу»? Почему некоторые слова идут не в ногу

Сбои в парадигме могут возникать в результате конфликта разных правил


«Абонемент для абонента»: что такое паронимы и как их различать

Их любят поэты и рэперы, но ненавидят те, кто готовится к ЕГЭ




Вышло новое издание исследования «„Слово о полку Игореве“: взгляд лингвиста»

Это вторая книга в серии работ академика Андрея Зализняка, которую выпускает издательство «Альпина нон-фикшн»


Пять вдумчивых книг о чтении для тех, кому интересен и процесс, и результат

Что знают о человеке читающем социологи, педагоги, библиотекари


Четвероклассник зрит в корень, или усечение фортепьяно

Каждый месяц мы выбираем и комментируем три вопроса, на которые ответила наша справочная служба




Tone of voice: правила обращения с читателями

Автор не всегда отдает себе отчет в том, как звучит его голос


Фонетист Мария Каленчук: «Все, что делается искусственно, никогда до добра не доводит»

Монолог о ключевых точках научной биографии и о главных словарных проектах опубликован в издании «Арзамас»