Подсказки для поиска

Внимательный

Внимающий

Спасибо за внимание

Принимая во внимание

Обратите внимание

Русский язык межнационального общения в странах СНГ и Балтии и диалог культур

Значительные изменения геополитической ситуации в последние два десятилетия уходящего века, появление новых суверенных государств, культивирующих иные, чем прежде, политические, экономические и национально-ценностные ориентации в своем развитии, отказ от прежних приоритетов — все это самым непосредственным образом отразилось на языковой ситуации во многих странах.

Если обратиться к государствам Центрально-Европейского региона и к странам, возникшим после развала СССР, то в языковых дискуссиях того времени в этих странах главным героем был русский язык, а точнее, его воздействие на судьбы национальных культур и языков. Именно в эти годы развернулась массированная кампания по выявлению последствий (естественно, главным образом негативных) воздействия русского языка на национальные языки. Достаточно сказать, что национально-русское двуязычие в решениях некоторых конференций характеризовалось как «политически вредное и научно несостоятельное». Впрочем, не это главное. Если оставить в стороне дипломатический политес и, обратившись к языковому законодательству и реалиям повседневной жизни в странах СНГ и Балтии, назвать вещи своими именами, то здесь вполне очевидна другая цель: выдавить русский язык из культурного пространства этих стран.

Времени с тех пор прошло не много, но все же вполне достаточно для того, чтобы выявить основные тенденции в развитии языковой ситуации и определить место русского языка в странах ближнего и дальнего зарубежья. Основные вопросы заключаются в следующем.

  1. Сократилось ли употребление русского языка как неродного на территории стран СНГ и Балтии, а также в других странах Центрально-Европейского региона?
  2. Сократилось ли изучение русского языка как неродного (иностранного) в этих же странах?
  3. Сократилось ли употребление русского языка как средства межнационального общения? И, главное, каковы перспективы русского языка как средства международного и межнационального общения, а также как родного (за пределами Российской Федерации) на рубеже нового тысячелетия?

На первые два вопроса ответ, безусловно, утвердительный: да, сократилось, причем весьма заметно. В ряде стран СНГ и Балтии органы государственной власти предпринимали и до сих пор предпринимают довольно жесткие меры по ограничению сфер функционирования русского языка. Особенно наглядно этот процесс проявляется в сфере народного образования: количество часов на изучение русского языка резко сокращено либо этот предмет вообще исключен из учебного плана национальных школ; практически прекращена подготовка учителей русского языка, не издаются учебники и учебные пособия по русскому языку. Нельзя не отметить резкого сокращения теле- и радиовещания на русском языке, ограничения информационного, образовательного и культурного пространства в связи с вытеснением русского языка из печатных и электронных средств массовой информации.

Вопросы об изучении русского языка как родного и неродного за пределами Российской Федерации оказались взаимосвязанными, так как уменьшение количества школ, в которых преподавание велось на русском языке, ограничило или по крайней мере осложнило возможность выбора языка обучения, а соответственно, и сократило количество учащихся нерусской национальности, изучающих русский язык. Во многих новых государствах русский язык как неродной (иностранный) вообще исчез из учебных планов средней школы, а там, где сохранился, на его изучение, часто факультативное, отведено один-два, редко три часа в неделю. И происходит все это на фоне стремительного сокращения количества школ с русским языком обучения, в которых ранее получали среднее образование не только русские, но и дети других национальностей. Например, в Эстонии в соответствии с законом «Об основной школе и гимназии» обучение на русском языке в муниципальных школах гарантируется государством только на уровне основного образования (I–IХ классы); к 2000 году (недавно этот срок был продлен до 2007 года) обучение на русском языке в гимназиях вообще должно быть прекращено, а полное среднее образование на русском языке (Х–ХII классы) можно будет получить только в частных учебных заведениях.

Уменьшение доли русского языка в сфере образования, а также в других сферах общественной жизни довольно очевидно во всех государствах, возникших на месте бывших союзных республик. И в настоящее время продолжается ограничение сфер функционирования русского языка, вытеснение его из экономического и культурного пространства. Впрочем, объективности ради следует заметить, что законодательно закрепленная регламентация языков в тех или иных сферах не всегда соответствует фактическому положению дел. Реальные потребности людей часто приводят к тому, что русский язык продолжают употреблять и в тех сферах, где его использование очень жестко ограничено или вообще не предусмотрено языковым законодательством новой суверенной страны.

Что же касается вопроса о судьбе русского языка в межнациональном общении, то проведенные в ряде стран СНГ и Балтии, в республиках Российской Федерации социолингвистические исследования и некоторые другие материалы, представленные в Банке социолингвистических данных о функционировании русского языка в межнациональном общении в Российской Федерации и странах СНГ и Балтии (проект РГНФ № 99-04-00202а), дают достаточно оснований утверждать, что вплоть до настоящего времени в качестве основного средства преодоления языкового барьера между бывшими гражданами СССР выступает русский язык1.

Развитие диалога национальных культур, прежде всего в условиях тесных языковых контактов в пределах одного или даже группы многонациональных государств, занимает сейчас одно из центральных мест в процессе формирования цивилизованных норм взаимопонимания и сотрудничества народов, связанных давними традициями совместного проживания, взаимодействием в духовной, социальной и экономической сферах.

Очевидно, что в современных полиэтнических государствах этот диалог наиболее эффективно может развиваться в условиях различных типов дву- и многоязычия. В период объективно расширяющейся интеграции народов и государств предстают в ином свете, чем прежде, во времена эйфории суверенизации, проблемы взаимоотношений государственных и других, не имеющих какого-либо статуса языков, их функционирования, расширения, сужения или перераспределения общественных функций, сохранение существующих и развитие и распространение новых типов двуязычия, а также различные аспекты культуры национально-языковых отношений. Вряд ли стоит преуменьшать в интеграционных процессах и роль средства, с помощью которого на протяжении многих десятилетий и даже столетий преодолевался и до сих пор преодолевается языковой барьер между народами, в настоящее время проживающими в разных государствах.

Различные социолингвистические исследования и собственно языковая ситуация в новых суверенных странах и в обретших самостоятельность российских республиках пока что не свидетельствуют о широком распространении языков титульной национальности этих стран и республик в качестве средства межнационального общения, о том, что эти языки уже заменили или в ближайшем будущем полностью заменят прежнее средство преодоления языкового барьера — русский язык. Так, например, «русский язык, даже не обладая равными юридическими правами с украинским языком, фактически продолжает весьма широко использоваться в Киеве, восточных регионах Украины, в Крыму. Он сохраняет основную часть функций языка межэтнического общения...»2. Социолингвистическое обследование в Придунайском крае Одесской области Украины показало, что дополнительные знания по специальности приобретают на русском языке 93% опрошенных студентов3. Как отмечает один из азербайджанских ученых, «что бы сегодня ни говорили люди, руководствующиеся разными конъюнктурными соображениями, основная масса специальной научной информации продолжает усваиваться нами посредством русского языка»4. «Нисколько не умаляя значимости государственного армянского языка, мы хотим… подчеркнуть: предметом нашей особой заботы сегодня должно стать повышение и стабилизация статуса русского языка в независимом государстве Республика Армения»5.

Несмотря на весьма значительные изменения последних десятилетий в языковой политике в республиках Российской Федерации, в странах СНГ и Балтии, русский язык продолжает довольно широко использоваться и как родной, и как средство преодоления языкового барьера между людьми разных национальностей в этих государствах. Однако условия его употребления и изучения серьезно трансформировались, и сейчас в поле зрения исследователей должны оказаться такие социолингвистические параметры описания русского языка как родного и неродного в иноязычном окружении, которые позволили бы объективно представить положение данного языка сегодня и сделать вывод о его перспективах в ближайшем и отдаленном будущем.

Если обратиться к другим сферам функционирования языков, то оказывается, что и там снижение уровня употребления русского языка как неродного оказалось не столь значительным, как это предсказывали во второй половине 1980-х годов в тогда еще союзных республиках СССР охваченные эйфорией суверенизации некоторые политики, а также примкнувшие к ним лингвисты. Прав оказался Николай Сергеевич Трубецкой, который еще в 1930-е годы писал: «Русский литературный язык... не утратит своего культурного и государственного значения. Не говоря уже о том, что он остается сейчас общим государственным языком всего „Союза Советских Социалистических Республик“ и останется таковым и впредь, независимо от того, какие перемены произойдут со временем в государственной конструкции и строе этого „Союза“, — можно с уверенностью утверждать, что он останется и языком культурного и делового общения между представителями разных народов, входящих в состав России — Евразии. Образованный зырянин будет всегда говорить с образованным грузином именно на русском литературном языке»6.

До сих пор в межнациональном общении между бывшими гражданами СССР центральное место занимает русский язык. Безусловно доминирование русского языка в так называемых нерегулируемых языковым законодательством сферах межличностного общения, прежде всего в негосударственных торгово-экономических взаимоотношениях граждан (и неграждан) из разных стран СНГ и Балтии. Таким образом, альтернативные русскому языку средства преодоления языкового барьера между людьми разных национальностей как в республиках РФ, так и в бывших союзных республиках, а ныне суверенных государствах пока что не получили широкого распространения. Со временем положение может измениться, но в настоящее время именно русский язык в основном обеспечивает потребности межнационального общения в России и других странах СНГ.

Вместе с тем нельзя не признать, что в ряде стран иноязычное население стало чаще использовать язык титульной национальности (то есть государственный) в регулируемых языковым законодательством сферах общения. Одна из причин состоит в том, что в большинстве стран СНГ и Балтии законы о языках прямо или косвенно ущемляют права лиц, не владеющих государственным языком, в политическом, социально-экономическом и культурно-языковом отношениях. Практически во всех странах СНГ и Балтии, кроме Белоруссии, введение законов о государственном языке, знанием которого нередко была обусловлена возможность предоставления гражданства, существенно затруднило поступление на работу и в высшие учебные заведения, остановило продвижение по службе, увеличило угрозу увольнения, ограничило возможность получения какой-либо информации на родном языке и т. д.

Таким образом, не диалог национальных культур, не последовательная культурно-просветительская деятельность по развитию и формированию новых типов двуязычия, а явно дискриминационная по отношению к иноязычному населению языковая политика большинства новых независимых государств стала сейчас одним из основных факторов, способствующих распространению языка титульной национальности в качестве средства преодоления языкового барьера. Следует прямо сказать, что в современных условиях говорить о диалоге этнокультур в большинстве стран СНГ и Балтии довольно трудно, особенно в том случае, если в качестве одного из участников этого диалога выступает русская культура. О каком диалоге может быть речь, если из культурного пространства некоторых стран происходит фактическое выдавливание русской культуры и русского языка, если этот процесс возведен в ранг государственной политики! Однако все попытки вывести русскую культуру за пределы своего культурного пространства в тех или иных странах СНГ и Балтии бесперспективны. Русскую культуру «издавна отличали неповторимое своеобразие и перекличка с мировым культурным процессом, динамизм развития и устойчивость глубинных духовных традиций… ХХ век отмечен сильнейшим воздействием русской культуры на культуры едва ли не всего земного шара»7.

Кстати сказать, есть все основания полагать, что и за пределами СНГ и Балтии русский язык и русская культура не утратят окончательно своих позиций. Как замечает Виталий Григорьевич Костомаров, «после кризиса начала 1990-х годов сейчас в странах Центральной и Восточной Европы вновь выявился устойчивый интерес к русскому языку, разумеется, не в прежних масштабах и на иной основе — не обязательности, а подчеркнутой добровольности и профессиональной необходимости»8.

Уже сейчас дискриминация русской культуры и русского языка не находит широкой общественной поддержки в новых независимых государствах. Здравомыслящие политики и бизнесмены, деятели культуры и просвещения, научно-техническая интеллигенция — все те, кому дорого будущее своих стран и народов, на собственном опыте убедились в пагубности национальной самоизоляции и невозможности полного отказа от одного из общепризнанных языков межнационального и международного сотрудничества. Вопреки указам и постановлениям своих парламентов и правительств население стран СНГ и Балтии продолжает пользоваться русским языком в самых различных сферах.

Вячеслав Белоусов, кандидат филологических наук, заведующий кафедрой русского языка и теории словесности МГЛУ

Еще на эту тему

Более 25 млн жителей стран СНГ изучают русский язык

Об этом сообщил замминистра экономического развития Дмитрий Вольвач

Русский язык за пределами России: как поддержать тех, кто его любит и хочет знать

К историческим связям необходимо добавить школы, учебники, культурные программы

Главы стран СНГ подписали договор об учреждении Международной организации по русскому языку

С такой инициативой выступил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев

все публикации

Как относиться к русскому мату? Мария Ровинская в подкасте «Кот Шредингера»

О табу и правилах безопасности при использовании сильных языковых средств


Чтобы хорошо учиться, детям нужно больше слов

Исследователи рекомендуют увеличивать словарный запас детей тремя способами


Чтение: практика, меняющая сознание

Пять книг о том, зачем мы читаем и как получить от этого занятия пользу и удовольствие


Вышел первый выпуск журнала «Русская речь» за 2024 год

«Фреш», «бишь» и научная терминология до Ломоносова 


Зоолог Арик Кершенбаум: «Мы все хотим знать, что говорят животные»

Интервью с автором новой книги о коммуникации в дикой природе


Чем нас привлекают искусственные языки

Их создание и изучение помогает лучше понять границы естественного языка


Вышла в свет книга археолога Стивена Митена «Загадка языка»

В ней утверждается, что язык возник примерно 1,6 млн лет назад


Право на имя

Когда выбор способа называть человека или группу людей становится проблемой


Между эмбрионом и покойником: где расположены роботы на шкале одушевленности

Каждый месяц мы выбираем и комментируем три вопроса, на которые ответила наша справочная служба


Как пришествие корпусов меняет лингвистику

Почему корпусная лингвистика не прижилась в 1960-х годах и почему переживает расцвет сейчас


Эвфемизмы: от суеверий до политкорректности

«Благозвучные» слова используют не только вместо ругательств



Критический взгляд на текст: как увидеть искажения и ловушки

Чтобы лучше понимать прочитанное, нужно развивать читательскую грамотность


Новые возможности восприятия книг: что лучше, буквы или звуки?

Слуховое чтение набирает популярность, но для него все равно нужны письменные тексты


«Давать» и «дарить»: какие слова можно считать однокоренными

Лингвист Борис Иомдин описывает два критерия, которыми могут пользоваться школьники


Как лингвисты проводят эксперименты: от интроспекции до Amazon

Какие инструменты они используют и где ищут участников, рассказывает «Системный Блокъ»


«Я хочу продолжать работать с текстами»

История незрячего редактора Иоланты, которая благодаря цифровым технологиям может заниматься тем, что нравится


Наследие Михаила Панова и судьбы русской орфографии

Статья Владимира Пахомова в журнале «Неофилология» помогает осмыслить проблемы русского правописания


Праздники грамотности

Как в мире проверяют знание правил родного языка


Научный стиль: точность не в ущерб понятности

Им пользуются авторы учебников, исследователи, лекторы, научные журналисты