Проверка слова:  

 

Новости Тотального диктанта

 

Проверить на слово

Тотальный диктант для физиков и лириков

«Верного вам мягкого знака в тся и ться!» – к напутствию с экрана прислушивается амфитеатр Большой физической аудитории МФТИ в Долгопрудном. 16 апреля ровно в 15:00, как и по всей стране, там началась акция Тотальный диктант – для тех, кто пишет на русском и хочет понять и выучить русский. В этом году слушали про Элладу: текст детского писателя Андрея Усачева посвящен древнему-древнему-древнему миру. Для физиков и лириков диктант в МФТИ прочитал член экспертной комиссии Тотального диктанта и главный редактор портала «Грамота.ру» Владимир Пахомов.

Тот самый случай, когда у природы нет плохой погоды. Нежданный апрельский снег на несколько часов опередил Тотальный диктант и, возможно, вынудил некоторых москвичей сменить свои планы. На все площадки диктанта в столице пришло около 14 тысяч человек, но принять готовы были намного больше. С каждым годом акция растет, захватывая новые города. Появляются новые изюминки: в этот раз за условные парты сели под водой Урозера в Карелии и на борту самолета Новосибирск – Москва. Пишут пожарные, пишет милиция... А диктуют – и учителя, и звезды первой величины. Площадкой № 1 стала аудитория № 137 Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова, где на час с небольшим учителем стал народный артист Сергей Безруков.

Вместе с Безруковым в древний мир погрузились и на других площадках, в том числе и в Московском физико-техническом университете.

Светлый амфитеатр заполнен до самого верха: на скамейках студенты – нынешние и бывшие.

– Нет, школу я закончил очень давно, страшно сказать, – говорит интеллигентный мужчина, представившийся Кириллом. – Но русский язык за школьными дверями не оставил. Мне приходится часто писать статьи, важно делать это правильно и грамотно. Тотальный диктант хотел написать давно, но никак не получалось. А сейчас вот узнал, что диктант будет в Долгопрудном, я сам здесь когда-то жил.

Многие следовали правилу: пришел сам  – приведи родителя. Вспоминать жи и ши приходили семьями, некоторые  – не первый раз.

– Я в прошлом году сделал 9 ошибок, – хвастается одиннадцатилетний Дима. Его поправляет мама Евгения:

– Нет, 9 ошибок сделала я, а ты – 19.  И при том, какая в прошлом году была пунктуация,  – это отличный результат.

В этом году Дмитрий решительно настроен перегнать маму, но и мама пришла во всеоружии. Говорит, что посмотрела пару уроков с онлайн-курсов. А сын без перерыва готовился в школе.

Но больше всех пришло  – ожидаемо  – студентов МФТИ. Альма-матер все-таки. Технари, может, и не изучают язык глубоко, но под ворохом физических законов правила орфографии и пунктуации не забыли. Да и ЕГЭ еще свежо в памяти.

– Не удивляйтесь, но я пришел сюда в том числе, чтобы вспомнить ЕГЭ! – Станислав с факультета общей физики улыбается, видя мои ошарашенные глаза.  – Да, он мне понравился. Ну и просто интересно послушать, посмотреть, что за текст.

Причины вылезти из-под теплой постели в снежную субботу у всех свои. Кому-то рассказали друзья, кто-то хочет стать грамотнее, чтобы помогать детям с уроками, а кто-то лелеет теплые воспоминания о школьных годах. В любом случае: парта, листок и ручка – москвичи готовы к Тотальному диктанту.

Все начинается с забавного видео от организаторов – срочных новостей с грамматического фронта. В прошлом году всерьез обсуждали вирус неграмотности, в этом – ностальгию голливудских звезд по русскому языку. Традиционно участники диктанта  – где бы они ни сели за парту  – слушают напутственные слова автора диктанта Андрея Усачева. Он же первый прочитал пришедшим текст. За ним рассказывать про Древнюю Грецию  – именно такой в этом году была тема диктанта – начал Владимир Пахомов.

Аудиторию наполняет привычное шуршание листочками и скрип ручек. Закрой глаза – и снова как будто в школе на уроке.  Но учитель не строгий: повторяет предложения и даже старается помочь, но только если интонацией, остальное запрещено.

После прочтения первых двух абзацев стало понятно, что текст не такой уж и простой. С последних рядов  стали доноситься просьбы повторить предложение или слово, которое вызвало затруднения. Некоторые слова для облегчения участи пишущих были вынесены на слайд: Эллада и перипетии. Кто-то старался сосредоточиться и внимательно слушал каждое слово «диктатора», а кто-то пользовался старым и верным способом – проверить правильность написания у соседа в листочке.

Проходит около сорока минут, и Владимир Пахомов зачитывает последнее предложение. Как только сдали последнюю работу, в аудитории начали обсуждать спорные моменты. Самым сложным  для многих оказалось оформление прямой речи, пишущие спорили, какие  знаки препинания нужно было использовать.

– Вы не знаете, в прямой речи кавычки надо было где закрывать? – парень с любопытством спрашивает меня. – И нужно было ли ставить знак вопроса?

Тотальный диктант окончен – но только формально. Впереди проверка работ, разбор полетов и споры об орфографии и пунктуации живого языка. А пока – воспоминания по горячим следам.

– Мне текст в этом году показался легким, – делится с нами участник проекта «Живое слово» музыкант Евгений, отличник прошлого сезона диктанта. – Хотя, если честно, кое-где пришлось вспомнить то, что было в «Живом слове»: пару правил на сочетание запятой и тире. Сложно было просто писать от руки, потому что привык к компьютеру.

В МФТИ приехали три участника проекта «Живое слово». Вместе с Евгением проверить свои силы на диктант пришли хорошо знакомые зрителям «Живого слова» Юлиана и Мартына.

– В русском языке мне кажутся сложными ударения, – рассказывает Мартына. – В этом тексте пунктуация вызвала вопросы, и я считаю, что больше будет все-таки пунктуационных ошибок.

Юлиана же (студентка МФТИ, будет запускать в космос спутники, как она сама призналась) с Мартыной не согласна. Говорит, не такая уж сложная пунктуация, по сравнению с прошлым годом.

– Может быть, в этот раз смогла морально подготовиться, – смеется Юлиана. – Но мне кажется, в прошлый раз пунктуация была больше авторская. Совещались ли мы? Меня Мартына спрашивала кое-какие слова. Справа сидела моя младшая сестра (ей 13 лет), и я ей немного подсказывала.

Как оказалось, запятые и точки – вопрос принципиальный. После диктанта Владимира Пахомова обступили любопытные (чтобы узнать правильный вариант расстановки знаков) и бывалые (чтобы рассказать, «как правильно», и даже оспорить принятые нормы).

После диктанта Владимир Пахомов рассказал нам о том, каково это – быть «диктатором». 

– Я второй раз в роли диктующего. Но вообще, конечно, не самое простое дело. Я стараюсь интонацией подсказывать пишущим ту расстановку знаков препинания, которая считается эталонной. Голосом, интонацией. Если бы я просто читал этот текст, то, может, «съел» бы окончания, по-другому интонировал.  Но когда я вижу, что при нормальной, «человеческой» интонации большинство пишущих решит, что там нужен какой-то знак препинания, а его на самом деле там нет, тогда, конечно, я читаю с другой интонацией, чтобы показать, что здесь он не нужен.

– Кстати, о знаках и их вариантах. Как вариативность норм учитывается при проверке?

– Перед диктантом экспертная комиссия старается предусмотреть все возможные случаи. У диктанта есть уникальная особенность: между автором и тем, кто написал диктант, стоит еще один человек – тот, кто диктует. И автор, и диктатор пропускают текст через себя и вкладывают свои смысловые оттенки. И пищущий пропускает текст через себя, поэтому он может увидеть что-то вообще другое, чего не увидели ни автор, ни «диктатор». Поэтому все возможные нюансы просчитываются, и если вариант не запрещен правилами, то его принимают, даже если он и не соответствует авторскому. В прошлом году, например, было предложение с 57 вариантами расстановки знаков препинания, каждый из которых не противоречил правилам русского языка.

А почему нельзя обойтись без вариативности и изначально составить предложение только с одним вариантом?

– Да, когда на местах филологи, преподаватели получают текст диктанта, то возникают вопросы и жалобы: почему невозможен один только вариант написания? Да потому что «Тотальный диктант» – это живой текст, живой, настоящий язык. Это настоящий текст, написанный современным российским писателем, а не какая-то искусственная конструкция, где все однозначно. В живом языке возможно огромное количество вариантов, так как возможно огромное количество прочтений текста.

В целом этот текст сложнее, чем в прошлом году?

– Он не сложнее и не проще – он просто другой. Здесь, может быть, не так много предложений с вариантной пунктуацией, как в прошлом году, но по общему уровню они сопоставимы. В том году были слова «врассыпную», «вполоборота». Здесь – «впоследствии» и «эллины». Здесь была прямая речь – нужно было вспомнить правила оформления прямой речи. В прошлом году такого не было.

А вы сами писали этот текст под диктовку?

– Когда мы в феврале собираемся в Новосибирске на конференции Тотального диктанта, мы – филологи – пишем этот текст. Но, естественно, не для того, чтобы проверить свои знания, а для того, чтобы, написав, понять объем текста. Посмотреть, какие у нас у всех возникли варианты этого текста, чтобы их сравнивать и обсуждать.

Какое участие в проекте принимал именно портал «Грамота.ру»?

Мы с Тотальным диктантом дружим очень тесно: «Грамота.ру» принимала участие в обсуждении текста перед диктантом. Мы смотрели вместе все три части, обсуждали вместе с коллегами из Иркутска, Новосибирска, Тюмени возможные варианты пунктуации и орфографии: что считать допустимым, что считать ошибкой. Мы участвовали в подготовке, диктовке, будем участвовать и в проверке. Конечно, работы очень много, но я счастлив, что связан с этим проектом.

Любовь Кулябко, Ксения Муравьева