Проверка слова:  

 

Новости

 

Памяти Федора Евгеньевича Корша: филолог-классик, языковед, востоковед, славист

В этот день 160 лет назад родился Федор Евгеньевич Корш (1843-1915). Имя этого ученого сейчас известно только узкому кругу специалистов- лингвистов. А в свое время его гениальность была признана даже современниками.

Академик, почетный член пяти русских и многих зарубежных университетов, председатель Общества славянской культуры и этот список еще можно продолжить, Ф. Е. Корш отличался превосходным знанием языков, относящихся к самым разнообразным историческим эпохам и народам. Владел он ими не только теоретически, но и свободно объяснялся и писал на арабском и новогреческом, исландском и кумыкском, черкесском, персидском, турецком, на славянских и санскрите, древнееврейском и монгольских и еще на десятке других.

Ф. Е. Корш родился в семье известного переводчика и журналиста Е. Ф. Корша, окончил историко-филологический факультет Московского университета, затем преподавал там же античную словесность, а в Лазаревском институте восточных языков - персидскую словесность.

«Замечательный полиглот», «русский Меццофанти» и тому подобные эпитеты связывались с его именем в университетских и академических кругах. Будучи филологом необычайно широкого кругозора, Ф. Е. Корш не был чужд и литературоведческих интересов. Горячий поклонник и тонкий знаток Пушкина, в 1898 году он опубликовал исследование оригинальное по теме и по методу «Разбор вопроса о подлинности окончания «Русалки» Пушкина по записи Д. П. Зуева». Долгое время это была единственная работа по стихосложению Пушкина. Именно к ней обращался Валерий Брюсов при написании статьи «Стихотворная техника Пушкина» в 1914 году.

Однако не любовь к Пушкину, не страсть к переводческой деятельности, в которой и Ф. Е. Корш, В. Я. Брюсов были признанными специалистами, послужила причиной их сближения. Это произошло благодаря увлечению творчеством великого Н. В. Гоголя. Если Пушкин был дорог поэтической натуре Корша как гениальный поэт, то Гоголь с его неподражаемым и высокохудожественным юмором был созвучен другой органической черте в характере Ф. Е. Корша. Люди, знавшие академика при жизни, отмечали, что одним из самых ярких проявлений многогранности его натуры было неповторимое чувство юмора, не покидавшее его никогда. Именно поэтому остроумное и как всегда оригинальное выступление Ф. Е. Корша на юбилейных гоголевских торжествах было посвящено комизму Гоголя. Печатный текст этого выступления был обнаружен в сборнике «Гоголевские дни в Москве», изданном Обществом Любителей Русской словесности.

Однако аналитический ум ученого не позволил ему пройти мимо как явных достоинств, так и недостатков писателя. Он говорил об «уездной закваске» и «провинциализме» Гоголя, об интересе к пошлости – «боязливом, но несомненном». При этом Ф. Е. Корш отмечал: «Таким признанием мы, правда, несколько унизим личность Гоголя. Но нельзя наделять всеми похвальными качествами человека только за то, что он нам нравится».

Федор Евгеньевич обладал выдающейся эрудицией не только по своей специальности, но и по истории европейских литератур и индоевропейских и азиатских наречий. Ему принадлежат такие выдающиеся исследования, как: «Способы относительного подчинения. Глава из сравнительного синтаксиса» (Москва, 1877), «О сатурнийском стихе», ряд работ по истории римской литературы, об италийских диалектах, о санскритском стихосложении, о древнеперсидской литературе, о турецком языке надгробных памятников и другие. Особую известность приобрели его книга «Римская элегия и романтизм» (Москва, 1899 г.) и сборник переводов русских поэтов на латинский язык под названием Stefanos.

В своих многочисленных стиховедческих работах о системах разных языков он старался обеспечить целостное восприятие национальной системы стихосложения (работы «Очерки персидского стихосложения», «О русском народном стихосложении», «Введение в науку о славянском стихосложении», «Древнейший народный стих турецких племен»). Он был убежденным панславистом - сторонником единства всех славянских государств и культур.

Ф. Е. Корш принимал активное участие в реформе русского правописания, заботился о повышении уровня преподавания на факультете. После себя великий филолог оставил учеников, среди которых Ю. И. Айхенвальд, А. А. Шахматов, М. Н. Сперанский и др.

Умер 16 февраля 1915 года в Москве.

(В информации использован материалы из вестника Дальневосточной государственной научной библиотеки)