Проверка слова:  

 

Новости

 

Ф. М. Достоевский в воспоминаниях дочери

«Украина имеет к величию Достоевского гораздо большее отношение, чем принято было считать». Сделать подобное заявление украинским литературоведам позволило появление книги «Достоевский в изображении его дочери», написанная Любовью Федоровной Достоевской (первое издание книги было на немецком, затем на французском языках, и спустя век книга появилась в России и на Украине). Воспоминания дочери Достоевского приоткрывают много неизвестных страниц в судьбе гения мировой словесности.

«У моего отца были карие, чисто украинские глаза, а от матери он унаследовал добрую улыбку», — пишет Любовь Федоровна. Однако дело не только в этом, а в глубине корней. Стоит начать с того пращура, который перебрался в Украину из Минской губернии (местность та называлась Достоёво) и сменил веру. Сам Достоевский рассказывал матери Любы (то есть своей второй жене) о епископе Стефане, который, по его мнению, был родоначальником православной ветви семьи. Любовь Федоровна полагает, что один из их литовских предков, перекочевавший в Украину, переменил религию, чтобы жениться на православной украинке, и стал священником.

Сложная драма разыгралась между украинским дедом гения, Андреем Достоевским, и отцом писателя, Михаилом Андреевичем, который подростком покинул родительский дом и предопределил творческое будущее Федора Михайловича. Андрей желал, чтобы его сын избрал духовную карьеру, а молодой человек чувствовал влечение к медицине. Убедившись, что отец не обеспечит его средствами для учебы, пятнадцатилетний мальчик без денег и протекции отправляется в незнакомую Москву. Ему удается получить высшее образование, поставить на ноги своих детей: дал замечательное воспитание четырем сыновьям и обеспечил приданым трех дочерей. Михаил имел основания гордиться собой, хотя жизнь закончил трагически.

В желании Андрея Достоевского видеть сына Михаила священником, по мнению Любови Федоровны, не было ничего странного, так как украинское духовенство всегда пользовалось уважением. Что касается высшего духовенства, то оно почти всегда выходило из украинского дворянства, «что редко бывает в России, где священники образуют отдельную касту». Ещё одно доказательство принадлежности украинских Достоевских к интеллигенции: друзья Любови Федоровны, жившие на Украине, рассказывали ей, что видели старую книгу — нечто вроде альманаха или сборника стихотворений, изданную в начале XIX века. Там была опубликована небольшая буколическая поэма, написанная на русском языке. Она не была подписана, но из первых букв каждой строфы слагалось имя Андрея Достоевского. Поэма, по словам дочери, подтверждает, что, во-первых, его украинские предки были образованными людьми, «ибо на Украине говорили на украинском языке лишь простонародье и мещане», во-вторых, склонность к творчеству прослеживалась еще в украинской семье отца, а не передана ему русской матерью, как полагали литературные соратники Достоевского.

Именно дед Михаил «унёс немного украинской поэзии в жалкой котомке покинувшего родительский дом ученика и хранил ее в глубине души», передав этот дар сыновьям — Михаилу и Федору. Мальчики охотно сочиняли стихотворения. Перейдя в молодости на прозу, Федор Достоевский стал подражать Гоголю, которому «поклонялся от всей души».

Окончив лучшие частные заведения Москвы (пансион Сюшара и училище Чермака), Федор Достоевский попадает в питерский инженерный институт, где страдает от одиночества и бедности. Дело в том, что его отец страдал запоями, от которых становился «зол и недоверчив» и в итоге его убили собственные крестьяне.

После участия в заговоре петрашевцев и отправки на каторгу Федор Михайлович знакомится в Кузнецке с некоей Марьей Дмитриевной. Когда ее муж умирает от чахотки, она «окручивает» сердобольного Достоевского, только что произведенного в офицеры, и тот женится на ней, беря «в прикупе» пасынка (наполовину негра), который после смерти матери будет тянуть из писателя деньги, трепать ему нервы, оставаясь бездельником, не осилившим даже учебу в кадетском корпусе. Но и это не всё: накануне свадьбы с Достоевским Марья Дмитриевна, едва утерев слезы от потери первого мужа, провела ночь... «у своего возлюбленного — ничтожного домашнего учителя». Даже когда Достоевскому разрешили покинуть Сибирь и поселиться в Твери, по дороге туда за супружеской четой «на расстоянии одной почтовой станции следовал в бричке красивый учитель, которого жена Достоевского возила за собой повсюду, как собачонку». На каждой станции она оставляла ему торопливо набросанные любовные записки с указанием, где они проведут ночь. Уже смертельно болея чахоткой, Марья Дмитриевна с утонченной жестокостью поведала мужу свою любовную историю. Можно представить, чего стоило Федору Михайловичу это «откровение».

Особую благодарность всех ценителей творчества Достоевского заслуживает его вторая жена, мама Любови, ставшая в последние 14 лет жизни настоящим ангелом-хранителем. Благодаря этой юной стенографистке он смог надиктовать столько, сколько вручную не написал бы никогда, а заодно и освободиться от рабской зависимости от издателя, который чуть было не наложил лапу на всё написанное. Более всего поражает то, что жена писателя была дочерью не русского Сниткина, а украинца Снитко, как свидетельствует ее дочь: «Мой дед с материнской стороны, Григорий Иванович Сниткин, происходил из Украины. Его предки прозывались Снитко и принадлежали к семье казаков, живших на берегу Днепра в окрестностях Кременчуга. После присоединения Украины к России они поселились в Петербурге и переменили фамилию Снитко на русскую Сниткин, сделав это от чистого сердца: для моих материнских предков Украина всегда оставалась Малороссией, младшей сестрой Великороссии, которую они глубоко любили. Но и после переезда в Петербург мои предки остались верны своим украинским традициям».

Кстати, в молодости дед Любови питал сильную страсть к знаменитой Асенковой — «единственной классической актрисе в России». Он проводил в театре каждый вечер, знал ее монологи наизусть. Вот еще несколько неизвестных эпизодов и деталей, содержащихся в этой несправедливо забытой книге. В исследовании «Проблемы поэтики Достоевского» выдающийся литературовед XX века Михаил Бахтин выдвинул тезис о полифонии писателя, согласно которой Федор Михайлович якобы оставался нейтральным в отношении ко всем своим героям и свою личность оставлял в стороне от текстов. Но дочь утверждает: в Иване Карамазове и князе Мышкине он изобразил именно себя. Она слышала это из уст отца и матери.

И вот как описала дочь гения проводы отца в последний путь: «Когда гроб наконец приблизился к монастырю, монахи вышли из главных ворот и пошли навстречу моему отцу, который отныне будет покоиться среди них. Подобную честь они оказывали лишь царям; они оказали ее также знаменитому русскому писателю, верному сыну православной церкви».

Тело Достоевского было оставлено на ночь в храме Александро-Невской лавры. Студенты Питера, которые долго не могли простить писателю образ Раскольникова, так заполонили церковь, что даже митрополит не смог туда пройти, наблюдая за происходящим через окошко соседнего храма. Митрополит рассказывал: «Они молились, плакали и рыдали, стоя на коленях. Монахи хотели читать псалмы, но студенты взяли у них из рук псалтырь и читали попеременно псалмы. Никогда я не слыхал еще подобного чтения. Студенты вкладывали свою душу в каждое произносимое ими слово. Какой же магической силой обладал Достоевский, чтобы так возвратить их к Богу!».

Масштабом потери проникся даже царь: мать Любови Достоевской стала «первой вдовой писателя, которой русское правительство назначило пенсию (две тысячи рублей в год), что вызвало общее удивление». Уточним — первой вдовой писателя, не состоявшего на госслужбе.

Р. S. Книгу «Достоевский в изображении его дочери» переиздали Тарас Дудко (племянник режиссера А. П. Довженко) и Иван Шишов.
 

(В информации использован материал из «Киевских ведомостей»)