Проверка слова:  

 

Новости

 

Тургенев и Германия: вечер в доме-музее писателя
(Орёл. Клуб партнерских связей «Орёл — Оффенбах»)

«Тургенев и Германия» — так назывался вечер в доме-музее писателя, организованный клубом партнерских связей «Орёл — Оффенбах» и приуроченный к дню рождения Ивана Сергеевича.

Писатель называл Германию, где он провёл более 10 лет жизни, своей второй отчизной. Тургенев не раз возвращался в эту страну, посетил множество городов, но больше всего времени провел в Баден-Бадене. Около 300 книг в его домашней библиотеке были на немецком языке. Иван Сергеевич говорил, что уехал в Германию в духовную эмиграцию.

О малоизвестных деталях из жизни великого писателя говорили на вечере, который собрал любителей русской литературы и знатоков немецкой культуры.

А мы приводим отрывки из материалов Евгения Пазухина, которые прозвучали в передаче «Бон Вояж» на русской службе радиостанции «Немецкая волна».

Для Тургенева Баден-Баден был для него не райским «уголочком», как для Жуковского, не «адом», как для Достоевского, а просто местом, где он счастливо прожил почти десять лет. При упоминании Баден-Бадена всплывает в памяти имя Полины Виардо — французской певицы, характер отношений с которой французы называют «брак на троих». Луис Виардо до удивления мирно уживался с возлюбленным своей жены.

В 1861 году, завершив свою оперную карьеру, Полина с мужем и четырьмя детьми переехала в Баден-Баден. За ними потянулся и Тургенев. Сменив пару квартир в маленьких частных гостиницах великосветского курорта, Тургенев в 1863 году снял нижний этаж в доме вдовы Анштедт, неподалеку от усадьбы Виардо. Сейчас дома Анштедт уже не существует. На их месте три современных корпуса, на которых можно прочесть: «Вилла Виардо», «Резиденция Тургенева», «Дом Анштедт».

У Тургенева здесь были две скромно обставленные комнаты, а обедать он предпочитал в отеле «Стефани Ле Бен», славившемся хорошей французской кухней. Выйдя из дома Анштедт, Иван Сергеевич через семь минут оказывался в обширном парке, окружавшем небольшой дом семьи Виардо. Здесь бывали Рихард Вагнер, Ференц Лист, Иоганн Брамс, жена Наполеона III королева Евгения, прусский король с королевой, Великий Герцог Баден-Баденский, герцогиня Гамильтон, «железный канцлер» граф Бисмарк — все сливки европейской аристократии.

Полина писала салонные оперетки на либретто Тургенева, их ставили в домашнем театре. На эти представления считали за честь попасть наиболее блистательные обитатели «летней столицы Европы», как называли тогда Баден-Баден.

В 1864–1865 гг. Тургенев построил для себя виллу рядом с владениями Виардо. Вилла Тургенева, пройдя через руки многих владельцев, сейчас наглухо отгорожена от поклонников писателя каменной стеной.

Из дома Виаодо, с небольшим фонарем в руке, Тургенев возвращался через темный парк в дом Анштедт, где до самого рассвета занимался сочинительством. В этом доме был написан вызвавший в России громкий шум роман «Дым», действие которого происходит в Баден-Бадене. Весьма нелестное мнение о романе высказал Тургеневу Гончаров, пригласивший его в 1867 году на свои именины в один из лучших по тем временам баден-баденский отель «Европейский двор». Гончаров играл по-крупному и проигрывал. Тургенев был абсолютно чужд игрового азарта, а к игрокам относился с нескрываемым недоумением, если не с презрением, что, впрочем, не мешало ему безропотно одалживать им деньги, безо всякой надежды получить их обратно.

Не требовал Тургенев денег и у задолжавшего ему Достоевского, который, вместо того, чтобы вернуть долг, в пух и прах разругался с ним летом 1867 года. «Вернулся от него мой муж очень раздраженным, — вспоминает жена Достоевского — Анна Григорьевна, — и подробно рассказал свою беседу с ним». Достоевский сказал Тургеневу: «Вы никогда не знали Россию и никогда не могли её понять. Вам надо съездить в Париж и купить себе телескоп, чтобы смотреть на Россию». «Я ненавижу ваш квасной патриотизм», — парировал Тургенев. А когда Достоевский неодобрительно высказался в адрес немцев, Тургенев ответил: «Если вы так говорите, то оскорбляете меня лично. Вы должны знать, что я окончательно поселился здесь и считаю себя немцем, а не русским. И горжусь этим».

Все эти идейные баталии с соотечественниками крайне удручали миролюбивого по натуре и склонного к меланхолии Тургенева. От хандры он спасался не только в обществе европейской культурной элиты, окружавшей Виардо, но и в частых путешествиях или просто прогулках по Баден-Бадену, которые писатель совершал в компании любимого пса по кличке Пегас.

Для Тургенева Баден-Баден был органичной частью горячо любимой им Германии, где он провел счастливейшие годы своей жизни. Здесь он черпал вдохновение для своих произведений о «страстно любимой и страстно ненавидимой России». О вдохновляющей красоте Баден-Бадена Тургенев писал своему другу Гюставу Флоберу: «Приезжайте в Баден-Баден, тут в долинах и на горах растут самые красивые деревья, которые я когда-либо видел в своей жизни. Каждое из них — сильное, молодое, поэтичное и вдохновляющее. Оно приносит радость глазу и душе»...

Это восторженное описание полностью сохраняет свою актуальность и по сей день.