Проверка слова:  

 

Предисловие

 

В качестве своеобразного камертона ко всей книге, которую вы открыли, может послужить жесткое и справедливое суждение Константина Паустовского, прекрасного русского писателя, истинного ценителя русского языка и его ревностного защитника. Оно взято мной из статьи “Поэзия прозы”:

“По отношению каждого человека к своему языку можно совершенно точно судить не только о его культурном уровне, но и о его гражданской ценности. Истинная любовь к своей стране немыслима без любви к своему языку. Человек, равнодушный к родному языку, — дикарь. Он вредоносен по самой своей сути, потому, что его безразличие к языку объясняется полнейшим безразличием к прошлому, настоящему и будущему своего народа”.

Такова же и позиция членов Общества любителей российской словесности (ОЛРС), основанного в 1811 году, распущенного властями в противоречивую советскую эпоху и возрожденного небольшой группой отечественных филологов в 1992 году при поддержке академика Д.С. Лихачева.

С октября 1996 года ОЛРС проводило некоторую “санитарную” работу по контролю за состоянием культуры русской речи в средствах массовой информации и организовало необычный конкурс под названием “Типун на язык”. Автором идеи такого эксперимента и его основным “мотором” стал мой заместитель по совету ОЛРС и давний коллега по лингвистическим исследованиям доктор филологических наук Михаил Викторович Горбаневский, один из авторов книги “Не говори шершавым языком”. Как начинался наш эксперимент? Осенью 1996 года профессор М.В. Горбаневский вернулся к активной преподавательской деятельности (после перерыва, связанного с написанием и защитой докторской диссертации) на кафедре общего и русского языкознания филологического факультета Российского университета дружбы народов, где работал ранее в течение полутора десятилетий. Там же долгие годы трудятся и его соавторы — член-корреспондент РАН профессор Ю.Н. Караулов, читающий ряд спецкурсов по кафедре общего и русского языкознания РУДН, и профессор В.М. Шаклеин, возглавляющий кафедру русского языка и методики его преподавания.

В ходе чтения лекций М.В. Горбаневским по стилистике русского языка и культуре речи, включавших практикум со студентами 1—2 курсов по сбору и анализу нарушений действующих норм русского литературного языка, стало очевидно, что эти материалы должны получить и прикладное применение... Вот тогда-то Михаилу Викторовичу пришла в голову мысль о проведении ежемесячного иронического конкурса “Типун на язык”. Решение о его начале было принято — не без споров и дискуссий — советом ОЛРС на октябрьском заседании 1996 года.

“Технология” проведения конкурса проста: члены и активисты ОЛРС (в первую очередь — студенты РУДН) в течение каждого месяца фиксируют наиболее заметные или типичные нарушения норм русской речи в области орфоэпии, стилистики, морфологии, синтаксиса и т.д. При этом в самой первой записи помимо самой ошибки и микроконтекста указываются: автор, место его работы и должность (или профессия), точное название СМИ, растиражи-ровавшего ошибку: теле-, радиокомпания, канал, название передачи, точная дата. Затем М.В. Горбаневский сводил все эти материалы в своем компьютере в большую таблицу, с которой продолжали работать наши независимые эксперты, отсекая явные оговорки и иные примеры, вызывавшие сомнения или допускавшие разное объяснение.

Первое время такую экспертизу осуществляли члены общества, приходившие на очередное заседание и получавшие опросные листы. Их оценки сводились в том же компьютере к общему результату. Однако через некоторое время стало понятно, что для объективной оценки выявленных нарушений нужно и дополнительное время, и специальные лингвистические навыки и знания. К тому же порой нарушался принцип sine ira et studio (“без гнева и пристрастия”): кто-то не хотел, чтобы в числе “лауреатов” фигурировал тот или иной известный политический деятель, кому-то не по душе была справедливая критика в адрес любимого журналиста или “демократической” радиостанции и т.п. Постепенно эти и другие факторы, а также элементарная трудоемкость работы на фоне большой занятости экспертов и лаборантов привели к тому, что

весной 1997 года проведение конкурса “Типун на язык” было приостановлено.

В 1998—1999 учебном году возникла возможность его продолжения — уже благодаря энергичной поддержке генерального секретаря Союза журналистов РФ И.А.Яковенко (отметим особую роль в этом и П. С. Гутионтова). Форма экспертиз практически не претерпела изменений (появилась новая графа “Примечания” — микрокомментарий к наиболее бьющей в уши и глаза или наиболее типичной ошибке и т.п.), а фиксирование нарушений норм речи стало более объемным. Сам конкурс получил новое название по одной из посвященных ему газетных публикаций — “Не говори шершавым языком”.

С самого начала нашего эксперимента информационно-аналитическая служба “ЕвроФоруМ”, взявшая на себя труд представлять ОЛРС в российских и зарубежных средствах массовой информации, распространяла пресс-релизы Общества об очередных итогах конкурса “Типун на язык”. Следует сказать, что многие печатные СМИ, основные телеканалы, ведущие радиокомпании достаточно активно поддержали и саму идею конкурса “Типун на язык”, и гласное информирование общества об эксперименте ОЛРС. Наиболее последовательны и объективны в этом отношении были ВГТРК (в первую очередь — информационная программа “Вести”), радиостанция “Маяк”, “Общая газета”, журнал “Огонек”, еженедельник “Книжное обозрение”, журналистам которых совет ОЛРС выражает искреннюю признательность за эффективное сотрудничество. Материалы о нашей работе по выявлению нарушений норм русской речи в СМИ давали в эфир также НТВ, “Эхо Москвы”, МТК, статьи и репортажи публиковали газеты “Известия”, “Московская правда”, “Комсомольская правда”, другие российские издания.

Хочется подчеркнуть еще раз (инициатору конкурса М.В. Горбаневскому доводилось неоднократно говорить об этом в интервью для печати, радио и телевидения): присваивая тому или иному человеку звание лауреата конкурса “Типун на язык” и “Не говори шершавым языком”, ученые-лингвисты не хотели и не хотят никого персонально оскорбить или, упаси Бог, унизить. Почти всегда нарушения норм литературной русской речи, допущенные журналистом, политиком, бизнесменом в СМИ, суть его беда, а не вина, к тому же широко распространены.

Главный результат этого эксперимента, как мне кажется, состоит в следующем: наш конкурс стал необычной (для кого-то — весьма непривычной!) формой просветительской деятельности Общества любителей российской словесности и Союза журналистов РФ, формой той “широкой научной пропаганды принципов разумной нормализации литературной речи”, о которой писал в 1955 году С.И. Ожегов в известной филологам статье “Очередные вопросы культуры речи”. Не зря опытный и проницательный президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов предложил в новом российском альманахе по вопросам цензуры и свободы СМИ ввести специальную рубрику “Цензура, которая нам нравится” и публиковать в ней собранные нами материалы. До рубрики дело, правда, так и не дошло, но появилась возможность издать эту небольшую книгу. Большое спасибо Фонду защиты гласности!

Я погрешил бы против истины, если бы сказал, что публикация даже отрывочных результатов экспертиз не вызвала головной боли у ведущего этот конкурс. М.В. Горбаневскому пришлось преодолевать и непонимание некоторых коллег, которые опасались вступать даже в минимальный конфликт с представителями власти, и несогласие других коллег, которые считают, что ученые должны носить лишь белые одежды и заниматься наукой в башне из слоновой кости. Было и третье... “У меня зазвонил телефон” — “Кто говорит?” — “Слон” — “Откуда?” — “От верблюда”. Да, вы угадали: проявилось также и скрытое раздражение некоторых весьма заметных представителей российского политического истеблишмента и работников СМИ, чьи явные грамматические, орфоэпические ошибки или стилистическую неряшливость мы выявили. Дело доходило даже до телефонных звонков университетскому начальству (точь-в-точь как в старые советские времена...) с требованиями обуздать и урезонить строптивых профессоров-филологов РУДН, запретить студентам собирать материал нарушений речевых норм... Но на подобные деяния выработался стойкий иммунитет: “Не верь, не бойся, не проси!”

К тому же и мы, ученые-русисты, и наши партнеры из Союза журналистов РФ и Фонда защиты гласности полагаем, что подобная просветительская деятельность объективно помогает реализации федеральной программы “Русский язык”, которую упоминают авторы книги в своем кратком введении. Напомню, что в этом документе (над ним трудились ведущие русисты страны), в частности, констатируется: “...Отстала нормализаторская работа: создание и распространение норм русского литературного языка не вполне отвечает потребностям современного общества. ...Отсутствует налаженная система пропаганды русского языка в средствах массовой информации, в средней и высшей школе, в профессиональных сферах. ...В последнее время наблюдается крайне опасная тенденция коммерциализации культуры и литературы, в результате чего подлинные художественные ценности подменяются массовой псевдокультурой, разрушающей нравственные устои общества, искажающей литературные нормы русского языка”. К сожалению, эта федеральная программа, как справедливо пишут авторы книги, сейчас не выполняется. О пренебрежении к великому духовному достоянию — русскому языку свидетельствует и упразднение Совета по русскому языку при Президенте РФ и волокита с его утверждением при Правительстве РФ.

Первые результаты нашей экспертной работы появились в ноябре 1996 года, хотя еще в октябре в прессе в качестве примера нами были приведены высказывания двух генералов (их воинское звание стало, разумеется, простым совпадением) — Александра Коржакова и Александра Руцкого. Первый был “награжден” за фразу с использованием бандитского жаргонизма “Гусинский и Березовский меня заказали...” на нашумевшей пресс-конференции 11 октября. Второй — за фразу “Надо засучать рукава”, использованную им в программе “Герой дня” на телеканале НТВ — в беседе о планах нового курского губернатора.

Итоговая таблица по тому месяцу года, в течение которого проводилась регистрация ошибок (специфика нашей работы и организационные сложности приводили к периодическим перерывам в эксперименте), состоит из двух частей. В первой собраны нарушения, допущенные журналистами, комментаторами, обозревателями, теле- и радиоведущими, ибо их ответственность особенно высока, а родной язык для журналистов — основной “инструмент” в каждодневной работе. Во второй части таблицы собраны ошибки, допущенные в публичной речи известными российскими политиками, чиновниками, депутатами, военными, учеными, деятелями культуры, бизнесменами и т.д.

Первоначально список был единым, без разделения на две части. Уже после одной-двух экспертиз мы поняли, что такое разделение необходимо — как и более пристальное внимание к ошибкам работников СМИ. Еще позже мы ввели колонку “Комментарий”. Воспроизводя все эти материалы в книге, авторы не стали их унифицировать с более поздними, а сохранили в первоначальном виде. Это правильно: материалы стали частью нашего архива, и поэтому тоже обладают определенной самостоятельной ценностью.

Содержание первой части книги не претендует на широкий охват СМИ, позволяющий делать далеко идущие аналитические выводы. Однако в то же время представленные в ней иллюстрации вполне наглядны и указывают на целый ряд тенденций в нарушении норм русской литературной речи в СМИ, особенно — в теле- и радиопередачах. Об этом подробно рассказывается в разделе “Комментарий”, ведущая роль в создании которого принадлежит Ю.Н. Караулову.

Я начал свое предисловие с цитаты из статьи Константина Паустовского. Закончить же хочу высказыванием Льва Толстого, великого ревнителя русской словесности. В своем эссе “О жизни” он написал: “Единственное средство умственного общения людей есть слово, и для того, чтобы общение это было возможно, нужно употреблять слова так, чтобы при каждом слове несомненно вызывались у всех соответствующие и точные понятия. Если же можно употреблять слова как попало и под словами разуметь что нам вздумается, то лучше уж не говорить, а показывать все знаками...”

Воистину: не говори шершавым языком и радей не только о деле, но и о слове!

В.П. НЕРОЗНАК,
председатель Общества любителей
российской словесности,
академик РАЕН, профессор,
доктор филологических наук.

Сентябрь 1999 г.