Проверка слова:  

 

Читальный зал

 

Литература XX века

  (1903–1958)

Николай Алексеевич Заболоцкий родился в 1903 году в Казани, в семье агронома и сельской учительницы. В 1925 году окончил педагогический институт имени Герцена (отделение языка и литературы) в Петрограде.

В середине 20-х годов сблизился с молодыми поэтами из «Объединения реального искусства». Их редко и мало печатали, но они часто выступали с чтением своих стихов. Участие в этой группе помогло поэту найти свой путь.

Работал в отделе детской книги ОГИЗа, активно сотрудничал в детской литературе, в журналах для детей «Еж» и «Чиж». Детские книжки в стихах и прозе: «Змеиное молоко», «Резиновые головы» и др. В 1929 г. вышел сборник стихов «Столбцы», в 1937 г. – «Вторая книга».

В 1938 г. был репрессирован и приговорен к 5 годам лагерного заключения, отбывал ссылку, работая строителем на Дальнем Востоке, в Алтайском крае и Караганде. В 1946 г. вернулся в Москву. «Метаморфозы», «Лесное озеро», «Утро», «Я не ищу гармонии в природе» написаны в 1930-40-е годы.

Много работал над переводами грузинских поэтов-классиков и современников, посещал Грузию.

Самые известные стихи 50-х годов: «Некрасивая девочка», «Старая актриса», «Противостояние Марса». 

Некрасивая девочка

Среди других играющих детей
Она напоминает лягушонка.
Заправлена в трусы худая рубашонка,
Колечки рыжеватые кудрей
Рассыпаны, рот длинен, зубки кривы,
Черты лица остры и некрасивы.
Двум мальчуганам, сверстникам её,
Отцы купили по велосипеду.
Сегодня мальчики, не торопясь к обеду,
Гоняют по двору, забывши про неё,
Она ж за ними бегает по следу.
Чужая радость так же, как своя,
Томит её и вон из сердца рвётся,
И девочка ликует и смеётся,
Охваченная счастьем бытия.

Ни тени зависти, ни умысла худого
Ещё не знает это существо.
Ей всё на свете так безмерно ново,
Так живо всё, что для иных мертво!
И не хочу я думать, наблюдая,
Что будет день, когда она, рыдая,
Увидит с ужасом, что посреди подруг
Она всего лишь бедная дурнушка!
Мне верить хочется, что сердце не игрушка,
Сломать его едва ли можно вдруг!
Мне верить хочется, что чистый этот пламень,
Который в глубине её горит,
Всю боль свою один переболит
И перетопит самый тяжкий камень!
И пусть черты её нехороши
И нечем ей прельстить воображенье,-
Младенческая грация души
Уже сквозит в любом её движенье.
А если это так, то что есть красота
И почему её обожествляют люди?
Сосуд она, в котором пустота,
Или огонь, мерцающий в сосуде?

1955