Проверка слова:  

 

Читальный зал

 

Литература XIX века

  (1781–1855)

К. Н. Батюшков принадлежал к старинному дворянскому роду, был сначала военным, затем дипломатом. Литературная деятельность Батюшкова была интенсивной, но недолгой: в 1822 году он заболел тяжелым психическим расстройством.

На творчество поэта оказали сильное влияние идеи французских просветителей XVIII в. (стихотворная сатира «Видение на берегах Леты» (1809). Воспевание дружбы и любви сочеталось в его дружеских посланиях с утверждением внутренней свободы и независимости поэта. На Отечественную войну 1812 года Батюшков откликнулся патриотическим посланием «К Дашкову».

Самим поэтом было подготовлено его первое собрание сочинений, названное «Опыты в стихах и прозе» (вышло в 1817 году).

Гезиод и Омир – соперники

Посвящено А Н. О., любителю древности

Hapoды, как волны в Халкиду  текли.
      Народы счастливой Эллады!
Там сильный владыка, над прахом отца
      Оконча печальны обряды
Ристалище славы бойцамц отверзал.
      Три раза с румяной денницей
Бойцы  выступали с бойцами на бой;
      Три раза стремили возницы
Коней  легконогих по звонким полям,
      И трижды владетель Халкиды
Достойным  оливны венки раздавал.
      Но солнце на лоно Фетиды
Склонялось, и новый готовился бой.-
      Очистите поле, возницы!
Спешите! Залейте студеной струей
      Пылающи оси и спицы,
Коней  отрешите от тягостных уз
      И в стойлы прохладны ведите;
Вы  пылью и потом покрыты, бойцы,
      При пламени светлом вздохните,
Внемлите народы, Эллады сыны,
      Высокие песни внемлите!
Пройдя из края в край гостеприимный мир,
Летами древними и роком удрученный,
      Здесь песней царь, Омир,
И юный  Гезиод, Каменам драгоценный,
      Вступают в славный бой.
Колебля маслину священную рукой,
Певец Аскреи гимн высокой начинает
(Он с лирой никогда свой глас не сочетает).

         Г е з и о д

Безвестный юноша с стадами я бродил
Под тенью пальмовой близь чистой Ипокрены,
Там пастыря нашли прелестные Камены,
И я в обитель их священную вступил.

         О м и р

Мне снилось в юности: орел громометатель
От Мелеса меня играючи унес
      На край земли, на край небес,
Вещая: ты земли и неба обладатель.

         Г е з и о д

Там лавры хижину простую осенят,
В пустынях  процветут Темпейские долины,
Куда вы бросите свой благотворный взгляд,
О, нежны дочери суровой Мнемозины!

         О м и р

Хвала отцу богов! Как ясный свод небес
Над царством высится плачевного Эреба,
Как радостный Олимп стоит превыше неба,-
Так выше всех богов, властитель их, Зевес!..

         Г е з и о д

В священном сумраке, в сиянии Дианы,
Вы, Музы, любите сплетаться в хоровод
Или, торжественный в Олимп свершая ход,
С бессмертными вкушать напиток Гебы рьяный...

         О м и р

Не знает смерти он: кровь алая тельцов
Не брызнет под ножом над Зевсовой гробницей;
И кони бурные со звонкой колесницей
Пред ней не будут прах крутить до облаков.
                  
         Г е з и о д

А мы все смертные, все Паркам обреченны,
Увидим области подземного царя
И реки спящие, Тенаром заключенны,
Не льющи дань свою в бездонные моря.
                     
         О м и р

Я приближаюся к мете сей неизбежной,
Внемли, о, юноша! ты пел Труды и Дни...
Для старца ветхого уж кончились они!
                   
         Г е з и о д

Сын дивный Мелеса! И лебедь белоснежной
На синем Стримоне, провидя страшный  час.
Не слаще твоего поет в последний раз!
Твой гений проницал в Олимп: и вечны боги
Отверзли для тебя заоблачны чертоги.
И что ж? В юдоли сей страдалец искони,
Ты роком обречен в печалях кончить дни.
Певец божественный, скитаяся как нищий,
В печальном рубище, без крова и без пищи,
Слепец всевидящий! ты будешь проклинать
И день, когда на свет тебя родила мать!
                     
         О м и р

Твой глас подобится амврозии небесной,
Что Геба юная сапфирной чашей льет.
Певец! в устах твоих Поэзии прелестной
Сладчайший  Ольмия благоухает мед.
Но... Муз любимый  жрец!.. страшись руки злодейской
Страшись любви, страшись Эвбеи берегов,
Твой близок час: увы! тебя Зевес Немейской,
Как жертву славную готовит для врагов.

      Умолкли. Облако печали
Покрыло очи их... Народ рукоплескал.
Но снова сладкий бой Поэты начинали
      При шуме радостных похвал.
Омир, возвыся глас, воспел народов брани,
Народов, гибнущих по прихоти царей;
Приама древнего, с мольбой несуща дани
Убийце грозному и кровных, и детей;
Мольбу смиренную и быструю Обиду,
Харит и легких Ор, и страшную Эгиду,
Нептуна области, Олимп и дикий Ад.
А юный Гезиод, взлелеянный Парнасом,
С чудесной прелестью воспел веселым гласом
Весну, роскошную - сопутницу Гиад;
Как Феб торжественно вселенну обтекает,
Как дни и месяцы родятся в небесах;
Как нивой золотой Церера награждает
Труды годичные оратая в полях.
Заботы сладкие при сборе винограда;
Тебя, желанный Мир, лелеятель долин,
Благословенных сел и пастырей, и стада
Он пел. И слабый царь, Халкиды властелин,
От самой юности воспитанный средь мира,
Презрел высокий гимн бессмертного Омира,
И пальму первенства сопернику вручил.
Счастливый Гезиод в награду получил
За песни, мирною Каменой вдохновенны,
Сосуды сребряны  треножник позлащенный
И черного овна, красу веселых стад.
За ним, пред ним сыны Ахейские, как волны,
На край ристалища обширного спешат.
Где победитель сам, благоговенья полный,
При возлияниях, овна младую кровь
Довременно богам подземным посвящает,
И Музам светлые сосуды предлагает,
Как дар, усердный дар певца за их любовь.
До самой старости преследуемый роком,
Но духом царь, не раб разгневанной судьбы,
Омир  скрывается от суетной толпы,
Снедая грусть свою в молчании глубоком
Рожденный в Самосе убогий сирота
Слепца из края в край, как сын усердный водит;
Он с ним пристанища в Элладе не находит...
И где найдут его талант и нищета?