Проверка слова:  

 

Призеры конкурса

 

«Париж – населенное одиночество» (Франсуа Мориак)

28.01.2013
agparisienne

Девушка прошла вдоль Сены. Она дошла до Эйфелевой башни. Она была расстроена. Глаза заливали слезы. Она стояла в центре Парижа и была глубоко несчастлива. Она была в отчаянии. Это продолжалось уже много месяцев. Сосущая пустота внутри. Ей было плохо. Она чувствовала, что подводит своих родителей, вложивших в ее учебу и гордящихся дочкой, которая учится в Сорбонне. Она чувствовала свою вину, а себя избалованной девочкой. Да любой бы мечтал оказаться на ее месте! А она мечтала оттуда сбежать. Мечтала, но не могла. Она видела только каждодневное серое небо. Знаменитую унылую парижскую погоду. Видела только африканцев и арабов, которые приставали на улице. Ее тошнило от грязи и нищеты. Ей было больно за них. Сами французы предстали отнюдь не кудрявыми пылкими романтиками. Они были очень стеснительны. Бесхарактерные. Все делали по правилам. Она устала разговаривать на чужом языке. Ее унижали вопросы о ее происхождении и снисходительные комплименты ее французскому. Над ее произношением посмеивались, о ее стране же вообще понятия не имели. Задавали глупые вопросы вроде «а там есть верблюды»? К ней подходили знакомиться взрослые мужчины. Французы, занятые карьерой, совершенно не думали о семье и поздно женились. Вот тебе и город-романтика. Француженки были серые. Невзрачные. Громко сморкались. Не носили каблуков. Везде она видела лицемерие в их приторной вежливости. К тому же они были очень холодны и плохо шли на контакт. Могли даже не здороваться с знакомыми. Недоверчиво относились к вопросам. Хорошо учились, но много курили. Прямо возле университета. Много матерились. Ей было безумно жаль свою прежнюю жизнь. Жизнь, которую она променяла на сказку. Каждый, кто восторженно относится к Парижу, скорее всего в нем не был. Красивая картинка, заложенная в голове. Миф. Ей хотелось всех, кто любил Париж, убедить, что он посредственен, что нет в нем ничего такого. Показать им трущобы черных опасных кварталов. Самые грязные популярные кварталы с неблагоприятным населением. Ей казалось, что в метро сплошь преступники. Как говорил Гюго, Париж – это толпа в которую стекаются все, кто хочет затеряться в толпе. Париж – это многонаселенное одиночество. Город, созданный только для туристов. Сами же французы не умеют говорить по-английски, ужасные бюрократы, помешанные на бумажках. Все учреждения закрываются в 4 часа, это при том, что перерыв около двух часов в полдень. Они несобранные. Ленивы. Все магазины не работают по воскресеньям. Цены на жилье просто неимоверные. Она вспомнила свои дни хождения по аду, когда у нее не было жилья. Вспомнила свой обычный день, когда жила в молодежной гостинице. Она вставала рано утром, заходила в интернет и начинала записывать адреса и телефоны сдаваемых комнат и студий. Она начинала обзванивать их. Каким-то чудом некоторые оказывались уже сданы. Это при том, что объявления были только что опубликованы. К тому же иностранной студентке без работы было сложно убедить французов в своей платёжеспособности. Он ходила по коллективным визитам. Это было нечто. На одну маленькую восьмиметровую студию на последнем этаже без лифта, душа, туалета, холодильника, плиты претендовали по 50 человек. Владельцы устраивали своеобразные конкурсы, собирали досье на каждого претендента. У нее почти не было шансов. Она была в отчаянии. Как то ей приглянулась одна мансардная комната в хорошем квартале. Она сказала: «Приду платить вечером и составлять договор», так как ей хотелось еще сходить на некоторые рандеву. А вечером ей позвонили и сказали, что комнату сдали. Минута промедления – и ты пропал. Она тоже была многочисленным парижским бомжом. Слишком много людей. Слишком мало места. После одного такого дня она возвращалась в свое временное пристанище. В голове возникла картинка.

Свистел пронзительно ветер.. Несчастная, нагруженная, уставшая, разбившая ноги в кровь, она возвращалась из центра Парижа на окраину в неблагоприятный район. Шел дождь. Идти нужно было 3 автобусные остановки в ночи среди подозрительных людей, которые заговаривали с ней. Дойдя, наконец, она внезапно оказалась перед закрытой дверью центра Люмьера. Она начала звонить, но звонок не работал. Тогда, она стала трясти калитку, и охранники сказали ей идти в близлежащую гостиницу, но там было дороже и надо было делить с 5-8 девушкам комнату... Она стояла посреди улицы с чемоданом и, если бы не дождь, она бы переночевала на улице... Она хотела снова пойти к подруге, но вспомнила, что та не особо горит желаем ей помочь и пошла в темноту. Как ей все это надоело.

Девушка вернулась к реальности. Вот так вот, приехать Париж и стать бомжом.

К тому же в Париже все было дорого, ей катастрофически не хватало денег. Она не желала их брать у родителей. В конце концов ей удалось-таки снять маленькую мансардную комнату без душа, туалета и интернета. Стены были тонкие. Кровать часто ломалась - доски выскакивали. Соседи слышали малейший шорох за стеной. И чуть что писали друг на друга жалобы. Французы вообще известны своим стремлением к справедливости. Устраивали забастовки посреди улицы, движение электричек прекращалось, приходилось добираться, как придется.

Она скучала по дому, по своему любимому человеку, которого она бросила ради своей глупой мечты. Какая ирония! Между любовью и близкими она выбрала город. Она бросила мать в полном одиночестве. Многомиллионный холодный город. Скопленное одиночество. Город богатых. Она замкнулась в себе. Ни с кем не общалась. Поставила крест на своей личной жизни. Растворялась в толпе несущихся людей, одетых в черных тонах. Он угнетал, давил на нее. Она снова и снова обвиняла себя, а в голове крутилась мысль «как же я хочу домой»…

Текущий рейтинг: