Проверка слова:  

 

Призеры конкурса

 

LA PAIVA – ТАЙНЫ МИЛЛИОНЕРОВ ПАРИЖА

23.01.2013
myparis

Изобретение нового хобби было связано с изобретением машин - паровозов и автомобилей, и все эти гениальнейшие открытия, которыми мы с вами пользуемся до сих пор произошли в пожалуй, в самый лучший период подлинного расцвета человечества - позднее его назовут Прекрасной Эпохой (фр. Belle Epoque). Именно в эти годы была возведена Эйфелева башня и открылись двери кабаре «Мулен Руж», под землею появилось метро, а на парижских авеню - первые повозки для верховой езды с керосиновым двигателем, которые позднее назовут по тогдашней моде по-испански - Мерседес. Именно тогда были заложены первые промышленные Империи, среди которых - столь необходимая всем путешественникам Империя чемоданов, превратившаяся в наши дни в целую Империю Роскоши.

Разумеется, лучшие из земных удовольствий были доступны всегда - но доступны далеко не каждому, и роскошь никогда бы не стала подлинной, как если бы не было их, всегда поддерживающих высокий спрос на люкс!... Конечно же, только хвастун возьмется утверждать, что богачи - это продукт исключительно французский, но вместе с тем, характеризующие их во всем мире понятия nouveau-riche и millionnaire - это 100-процентный made in France!

Это потом уже, в 20-м веке, они будут заселять самую широкую улицу Парижа - бывшую авеню де Булонь, которую к тому времени назовут авеню Фош. Тогда же, в самом начале позапрошлого века, прозванного Прекрасной из Эпох, они, эти самые первые, самые настоящие Сливки Общества, кого в Париже зовут Creme de la Creme, селились в самом модном месте города - на Самой Прекрасной Улице Мира, легендарных Елисейских Полях, о которых я не раз уже писал в Нескучных Заметках™.

Только они могли позволить себе уже тогда ездить на набитом золотыми слитками и ассигнациями двухцветных Роллс-Ройсах с телефоном, носить клубные пиджаки от Hermes и повязывать шелковые галстуки от Christian Dior, украшать своих драгоценных дам драгоценностями от Boucheron, а свои столы - даже на пикниках! - омарами, икрой и фуа-гра, которую прежде в CCCPовском переводе по-простецки называли печенкой... Весь свой багаж, включая раскладные стулья и столик, отражатель для загара, термос, тостер и даже бензобак, умеющие по-настоящему жить люди всегда заказывали только у самых настоящих мэтров своего дела, всякий узнает монограммы Louis Vuitton... Насладитесь же этим скромным обаянием разлагающейся французской буржуазии, - которая, надо заметить, даже в самых драматичных ситуациях не позволяла себе забыть об этикете и даже друг к другу всегда обращалась на Вы.

Прислушаемся же и мы к совету многоизвестного мудреца-путешественника, - и пойдём своим путём!

Мимо этого дома, что находится в самом начале Елисейских полей, недалеко от кинотеатра Гомон (фр. Gaumont), за всю его двухвековую историю прошли сотни миллионов людей, но лишь единицы из них знают, какие тайны он хранит в тени платанов. Рука умелого архитектора отодвинула его чуть вглубь от шумного тротуара, поместив за маленький въездной дворик и, что здесь небывалая редкость, оградив фасад дома высоким забором, чья ажурная решетка в форме переплетенных сердец и в наши дни эффектно смотрится на фоне густого кустарника.

Этот дом, а скорее особняк - так можно перевести французское hotel, которым здесь, в Париже, именуют самые превосходные из зданий, стал во времена Второй Империи, романтично прозванные прекрасной Эпохой, настоящим центром парижской светской жизни и неописуемой, уникальной роскоши. Там царила Она!.. Oна, всегда мечтавшая об этом ослепительном блеске богатства и всю жизнь посвятившая единственной цели - убежать, навсегда откреститься от своего нищего прошлого! Свою великую Мечту о самом роскошном доме во всем Париже она смогла воплотить лишь к сорока пяти годам, когда в 1865 году заказала его проект у Пьера Могена (фр. Pierre Manguin), французского археолога и архитектора, не прославившегося ничем иным, кроме как постройкой этого дома, да еще и реставрацией замка Поншатран (фр. Chateau de Pontchartrain), но зато сделавшего это просто блестяще!

Моген превратил эту стройку в настоящий апофеоз своей карьеры: в строительстве использовались только самые дорогие, лучшие из лучших материалы, для отделки особняка приглашались лишь самые известные и прославленные мастера: так, на заре своей славы, молодой Огюст Роден (фр. Auguste Rodin) изготавливал лепнину для фасада, а художник Поль Бодри (фр. Paul Baudry) расписывал потолок Гранд-Салона, - его труды высоко оценит бывавший здесь молодой архитектор Шарль Гарнье (фр. Charles Garnier). Потрясенный великолепием интерьеров, одетых в золото и мрамор, Гарнье запомнит это впечатление, чтобы уже позднее тысячекратно воплотить его во вновь возведенной уже им Парижской Гранд-Опера. Примечательно, что роспись потолка (фр. plafond) нового театра Гарнье доверит именно Полю Бодри, - тому своему старому знакомому, кого он уже видел в деле.

По легенде, в молодости, когда Елисейские поля только-только начинали застраиваться первыми домами и вокруг всё еще была городская окраина, именно в этом месте она упала в грязь - извозчик торопливо тронул коляску, когда она еще не сошла, - и тогда она дала самой себе клятву - возвести здесь, на Елисейских полях, на этом самом месте, где она упала, самый лучший дом в Париже. Как видим, клятва та была ею исполнена. Возведенный в стиле остромодного тогда итальянского ренессанса, на этом дом и сейчас приятно взглянуть - для отделки интерьера Моген пригласил на подработку приятелей Родена, - молодых, но талантливых скульпторов, украсивших дом своими работами. Позднее они станут лучшими во Франции - это Ожэн Деляпланш (фр. Eugene Delaplanche), впоследствии также работавший с Гарнье в Гранд-Опера, Среди женских скульптур, олицетворяющих шесть континентов, что раньше стояли на Всемирной выставке, а ныне стоят между Музеем д`Орсэ и Музеем Ордена Почетного легиона, как раз Африка - руки Деляпланша. Свой вклад в мебель и отделку интерьера внес и скульптор Жюль Далу (фр. Jules Dalou), прославившийся тем, что это он возвел статую Республики на площади Нации, а также ставшее магическим знаменитое надгробие Виктора Нуара на кладбище Пер-Лашез.

В течении двадцати лет, пока не погасла Её звезда, этот роскошный особняк на Елисейских Полях был символом Второй империи, примером и образцом вкуса того прекрасного времени: и это именно здесь тогда задавался тон Прекрасной Эпохи. Этот дом был предусмотрительно оборудован раздельными входом и выходом, чтобы посетители случайно не пересекались; женщинам вход сюда был строго заказан. Сюда, в лучший дом на Елисейских полях, приходили только мужчины - и то были лучшие герои своего времени: здесь бывали французские писатели, братья Гонкур (фр. Goncourt), везде ходившие по двое, поэт-острослов Тэофиль Готье (фр. Theophile Gautier), видный адвокат, позднее - депутат, а еще позднее - премьер-министр Франции Леон Гамбетта (фр. Leon Gambetta), и многая, многая прочая...

Уже второй век подряд, с 1905 года и по наши с вами дни, это роскошный особняк занимает фешенебельный частный клуб для миллионеров-путешественников Travellers - клуб этот закрытый, и разумеется, попасть сюда, за эти закрытые наглухо золоченые ворота, украшенные золотыми барельефами Её - бывшей легендарной хозяйки этого роскошнейшего парижского особняка, для простого смертного - вещь совершенно невозможная!.. Увидеть эти небывалые интерьеры и узнать о том, как звали эту загадочную хозяйку и что же случилось дальше, можно только в Нескучных Заметках™ – читайте продолжение на www.li.ru/users/myparis!

myparis
Париж, Франция

Текущий рейтинг: