Проверка слова:  

 

Конкурсные публикации

 

Неделя в городе любви

18.01.2013
Стэйси

Неделя в городе любви

Что нового можно сказать о Париже? Уж сколько всего написано, нарисовано, снято об этом удивительном городе! Ему посвящены тысячи книг и статей, а теперь, в эпоху Интернета, к ним прибавилось огромное количество заметок и отзывов путешественников — пользователей всемирной сети. Стоит набрать слово «Париж», к примеру, в «Яндексе», и вы получите …57 миллионов ответов-ссылок! И всё-таки после поездки в столицу Франции рука тянется к перу. Вернее, к клавиатуре. Наверное, потому, что Париж у каждого свой…

Первые впечатления

Мы увидели Париж в самое красивое, на мой взгляд, время года — солнечной осенью. Перед нашим отъездом (в конце октября) в Подмосковье уже завершилась пора листопада, и голые ветви деревьев сиротливо смотрелись на фоне серого неба. А Париж встретил нас необыкновенными природными красками — багряными, золотыми, изумрудными…И мы снова вернулись в «бабье лето» — только уже французское…

Каких только эпитетов не удостаивался Париж! Его называют городом света, городом любви, мечты, всемирным центром мод и красоты, самой романтической столицей мира. Мне почему-то сразу передалась парижская атмосфера какого-то всеобщего «нанапряжения»: город расслабляет и заставляет напрочь забыть о грузе прежних проблем. Это всё остаётся «там», а в Париже думается о другом: хочется наслаждаться его красотой, рассматривать, узнавать, пробовать, фотографировать…

Отмечу, что быть путешественником во Франции — не только удовольствие, но и большой труд. Чтобы увидеть хотя бы основные достопримечательности, нужно очень много ходить и ездить. Забегая вперёд, скажу, что в день приходилось «пешеходить» как минимум 10 километров, а чаще всего — 15-20. Наш недельный тур был подобран таким образом, что только один из дней — день нашего прилёта — был свободен, а в остальные нас ожидало по 2-3 экскурсии.

Итак, в первый день, бросив вещи в отеле, вооружившись картой города и фотоаппаратом, мы отправились на первую прогулку по Парижу — произвольную, «куда глаза глядят». А глядели они в сторону исторического центра.

Визитная карточка парижских улиц — дома с чугунным кружевом балконов, аллеи высоких платанов и многочисленные кафе со столиками на тротуарах. Для нас, русских, несколько непривычно сидеть «у прохожих на виду», в непосредственной близости от пешеходов и велосипедистов (при этом ведь и выхлопными газами от проезжающих автомобилей приходится дышать). Но французам, похоже, доставляет удовольствие наблюдать за жизнью города с уличных столиков! Они чувствуют себя весьма комфортно и расслаблено. Потом я узнала, что, оказывается, и счёт за эти места на 20% больше, чем за столиками внутри заведения, однако парижан это не смущает. И ещё у них в порядке вещей завтракать в кафе, а не дома. По утрам, отправляясь на экскурсии, мы наблюдали, как они не спеша пьют кофе с круассаном (традиционный французский завтрак), читают газеты, общаются со знакомыми — такое впечатление, что спешить им абсолютно некуда!

Ещё мы заметили на улицах многочисленные велосипедные парковки. Все велосипеды как на подбор — новые, красивые, с корзинкой для сумки или других нужных вещей. Позже нам рассказали, что велосипеды муниципальные, любой желающий может взять их напрокат, оплатив услугу банковской картой. Для велосипедистов в городе есть не только оборудованные дорожки, но и специальные светофоры. Первые полчаса можно ездить бесплатно, а последующее время — по евро в час. Для сравнения: билет на общественный транспорт стоит почти в 2 раза дороже. Таким образом мэрия поощряет стремление парижан во-первых, передвигаться на экологически чистом виде транспорта, во-вторых, укреплять своё здоровье. Между прочим, мы даже увидели парочку полицейских на велосипедах!

…Пересекаем несколько улиц и выходим к старинному монументальному зданию. Дух захватывает: вот он, знаменитый Лувр — когда-то резиденция французских королей, а теперь один из самых больших в мире музеев! Посещение Лувра в плане экскурсий у нас значится через три дня, пока что мы просто любуемся прекрасным зданием со стороны и заходим в примыкающий к нему парк. Это старинный сад Тюильри. Он был обустроен ещё в 16 веке (!) по указу Екатерины Медичи. Осенью парк особенно красив. Помимо аллей, цветников, ухоженных газонов в нём множество скульптур — как старинных, так и современных, в духе нашей «Девушки с веслом». Очень любопытно! Наша прогулка пришлась на ясный субботний день — в парке нам встретились и туристы с фотоаппаратами наперевес, и отдыхающие от трудовых будней парижане. Вокруг декоративных бассейнов расставлены стулья (общественные, собственность парка), люди любуются природой, общаются, кормят птиц, лакомятся мороженым и жареными каштанами… Несмотря на большое количество посетителей, здесь чувствуется спокойствие и умиротворение.

Потом мы узнали о том, что, куда бы мы не направлялись в исторической части Парижа, путь всё равно будет лежать через Тюильри — он находится в центре города и занимает целых 25 гектаров! Пройдя через парк насквозь, мы вышли к площади Согласия и встретили там несколько свадебных кортежей. Парочки фотографировались на фоне старинных фонтанов. Особенно нам понравилась пара афрофранцузов (именно так говорить политкорректно): открытое белоснежное платье очень эффектно смотрелось на тёмнокожей невесте.

Париж не зря называют столицей любви. Молодожёны со всего мира приезжают сюда на медовый месяц. Некоторые, зарегистрировавшись в родных краях, проводят здесь символическое бракосочетание. Вариантов влюблённым предлагается множество, например, провести церемонию на Эйфелевой башне! Кстати, о ней. Знаменитое творение инженера Эйфеля мы увидели ещё в саду Тюильри, а с площади Согласия нам показалось, что башня совсем рядом: мы решили идти до неё пешком, попутно любуясь набережными и мостами Сены. Но путь оказался не столь близким — мы порядком устали. А когда увидели гигантскую очередь в кассы башни, совсем приуныли. Это ещё как минимум 2-3 часа на ногах! Поэтому решили подъём отложить на другой день и просто полюбоваться сооружением снизу. Между прочим, тоже очень впечатляет. Огромное металлическое основание кажется лёгким, кружевным. Башня спроектирована французом Гюставом Эйфелем и возведена в 1889 году к Всемирной парижской выставке. Тогда никто и предположить не мог, что она станет одним из главных символов Парижа! У башни нашлось много противников: знаменитые французы, среди которых были Ги де Мопассан, Дюма-сын, Поль Верлен и другие, подписались под письмом о срочном демонтаже этого «железного чудовища». Но со временем парижане приняли и полюбили башню. Сегодня, как и 120 лет назад, она остаётся чудом инженерной мысли.

От Эйфелевой башни до нашего отеля мы решили вернуться общественным транспортом. Так состоялось наше знакомство с парижским метро, по мнению многих, самым запутанным метро в мире. Слава богу, мы не заблудились благодаря карте и заранее произведённым расчётам. Но длинные переходы действительно удивили! В некоторых закутках переходов разложены картонные коробки: на них преспокойно спят парижские бомжи. Самое интересное — их никто не тревожит! Отдыхают себе люди… Вот она, толерантность! Остановки в парижском метро очень короткие; к нашей радости, примерно половину пути мы ехали над землёй — ещё одна возможность поглазеть на вечерний Париж! А вот свою остановку чуть не проехали: забыли о том, что двери в парижском метро открываются не автоматически, а нажатием специальной кнопки или рычажка.

Нотр-Дам-де-Пари, «Призрак оперы» и гильотина

Думаю, что подробно описывать достопримечательности французской столицы не имеет смысла: нельзя объять необъятное. Поэтому расскажу лишь о самых ярких моментах.

Потрясающ Нотр-Дам-де-Пари (Собор Парижской богоматери). Он великолепен внешне — кружевные шпили готических башен, богатая лепнина, фантастические горгулии и химеры на фасаде, несколько веков охраняющие город от злых духов. Но самое сильное впечатление собор произвёл изнутри, поразив огромными цветными витражами и неземным ощущением пространства… Это одно из самых «намоленных» мест в Париже — ведь храм существует с XII века! Здесь венчались французские короли и императоры, здесь отпевали лучших людей Франции. В Нотр-Дам-де-Пари хранится одна из величайших христианских святынь — терновый венец Иисуса Христа…

Так получилось, что, зайдя в собор, мы попали к началу богослужения. Чудесное пение хора заставило всех замереть в некоем благоговейном оцеплении. Наверное, даже закоренелые атеисты подумали в это время о возвышенном, о душе и Боге…

…Старинные улочки знаменитого Монмартра — места, где собиралась и до сих пор собирается парижская богема — художники, музыканты, поэты — удивили огромным количеством людей — мне показалось, что туристов там больше, чем камней на этих улицах! В XIX и XX веке здесь жили такие выдающиеся личности, как Винсент Ван Гог и Поль Сезанн, Эмиль Золя и Пабло Пикассо, Гектор Берлиоз и Пьер Ренуар. Не знаю, как в прошлые века, а сейчас жизнь парижан этого района проходит при постоянном присутствии туристов со всего мира — и как же это их не утомляет?

Ещё один символ Парижа — Елисейские поля — сегодня и не поля вовсе, а широкая длинная улица с дорогими магазинами, фешенебельными отелями и ресторанами, театрами, ювелирными салонами.

Несколько разочаровала вторая по высоте после Эйфелевой башня Парижа — Монпарнас. Несмотря на красивое название, она оказалась огромным, маловыразительным офисным зданием. Но это, пожалуй, было единственным разочарованием.

Восхитила Гранд-Опера: роскошное здание, построенное архитектором Шарлем Гарнье в середине XIX века. Помните фильм и мюзикл «Призрак оперы» по одноимённому роману Гастона Леру? Там упоминается некое таинственное озеро в подземелье театра. Так вот, озеро действительно существует: оно образовалось из-за грунтовых вод, подступавших к зданию. Чтобы вода не размыла фундамент, строителям пришлось соорудить огромный бетонный резервуар. Озеро сохраняется и в наши дни, правда, туристам доступ к нему запрещён. Так получилось, что площадь перед Гранд-Опера почти всю неделю служило местом сбора нашей туристической группы: нам удавалось каждое утро любоваться зданием — его фасадом с позолоченными колоннами, барельефами, бюстами композиторов, скульптурными группами. А в один из дней мы выкроили время и купили билеты на внутренний осмотр театра. Внутри он оказался также великолепен: просторные фойе, загадочный зеркальный зал, парадная лестница из цветного мрамора, мозаичный пол, расписные потолки… Удалось заглянуть и в ложу зрительного зала (он пустовал перед вечерним спектаклем), посидеть на малиновых бархатных креслах, полюбоваться плафоном, расписанным нашим соотечественником Марком Шагалом, рассмотреть в деталях 6-тонную хрустальную люстру…

В начале ХХ века в Гранд-опера проходили спектакли знаменитых «Русских сезонов» Сергея Дягилева, на которые собирался весь парижский бомонд. А полвека спустя парижане узнали имя другого нашего соотечественника — Рудольфа Нуриева. Французы до сих пор преклоняются перед талантом этого балетмейстера. С 1983 по 1989 год Нуриев был директором балетной труппы «Гранд-опера». До сих пор здесь идут поставленные им спектакли.

Если рассказывать обо всех знаменитых русских, которые бывали или жили в Париже (а некоторые нашли здесь последний приют), нужно писать как минимум монографию. Поэтому упомяну лишь некоторые имена: Иван Бунин и Антон Чехов, Александр Бенуа и Фёдор Шаляпин, Игорь Стравинский и Александр Куприн. В один из последних дней нашего пребывания в Париже, отправившись за сувенирами на улицу Риволи, я случайно увидела на одном из домов табличку, которая гласила, что в 1857 году здесь жил Лев Толстой. Заинтересовавшись этим фактом, залезла в Интернет и выяснила, что 29-летний Толстой побывал в столице Франции в рамках большого путешествия по Европе. Сначала Париж его просто очаровал: он много гулял, общался с жившими здесь друзьями и знакомыми, восхищался архитектурой города, посещал театры и музеи. Через полтора месяца своего пребывания в Париже Толстой, по его же словам, «имел глупость и жестокость» поехать на площадь перед одной из тюрем «смотреть на казнь» — гильотину. Зрелище оставило в нём глубокий след на всю жизнь. Казнь он наблюдал 6 апреля, а спустя 2 дня, 8 апреля он срочно уезжает из Парижа в Женеву, глубоко разочарованный французской столицей. Воспоминание об этом ужасе еще долго мучило его, гильотина снилась в ночных кошмарах. Кстати, публичную казнь во Франции отменили лишь в ХХ веке, в 1939 году. А последняя казнь через отсечение головы гильотиной прошла в одной из тюрем Марселя в 1977 году. По историческим меркам, совсем недавно…

В «Мулен Руж» нельзя, а в «Красную мельницу» можно!

В один из наших парижских вечеров мы, по совету гида, отправились в знаменитое кабаре «Мулен Руж».

«Мулен Руж», или, в переводе, «Красная мельница» приглашает зрителей на свои представления вот уже более 120 лет. Раньше это заведение считалось достаточно вульгарным; танцовщиц брали с улицы, нравы в кабаре царили весьма вольные. Постепенно ситуация менялась. Сейчас к «Мулен Руж» больше подходит определение «мюзик-холла». Над созданием постановок работают лучшие хореографы и режиссёры, костюмы шьют известные модельеры. Артисты, принимающие участие в шоу, проходят жёсткий отбор. Нужно обладать хорошими внешними данными, артистизмом, иметь отличную хореографическую подготовку. На кастинги приезжают танцоры со всего мира; конкурс — приблизительно 30 человек на место. Гид рассказала нам одну байку: в советские времена мужчины, приезжавшие из СССР, к примеру, в командировку, стремились попасть на представление кабаре. Но их нравственность была «под присмотром» Комитета госбезопасности: «В Мулен Руж? Ни в коем случае!» Однако не все «гэбисты» блистали эрудицией и образованностью. Один командировочный вкрадчиво спросил представителя КГБ: «В «Мулен Руж» нельзя, а в «Красную мельницу» сходить можно?» Тот призадумался: «В «Красную мельницу»? Ну… в «Красную» можно!»

Итак, мы в зале «Мулен Руж». Зрителей рассаживают за столики, накрытые красным скатертями. Зажигаются красные светильники, официанты приносят серебряные ведёрки с шампанским (оно входит в стоимость билета), разливают искрящееся вино в бокалы. И представление начинается! Это действительно феерическое шоу (и название соответствующее — «Feerie»): ослепительные костюмы, живая музыка, красивые актёры. Изюминка «Мулен Руж» — наряды с натуральными страусовыми перьями. Нелегко приходится танцовщицам — перья крепятся на специальных металлических каркасах, и весит всё это великолепие 8-10 килограммов. И при этом актрисам нужно не просто стоять на сцене, а танцевать на высоких каблуках! Во время спектакля девушки переодевались не менее 10 раз, в большинстве номеров они выходили на сцену топлес. А на «десерт» зрителям показали знаменитый французский канкан. Актрисы, одетые в бело-красно-синие костюмы в цвет французского (а может быть, русского?) флага, станцевали его задорно и искромётно.

Говорят, что 30 лет назад на одном из спектаклей присутствовала сама английская королева Елизавета II, и выступление актёров знаменитого кабаре ей очень понравилось. Жаль только, что фотографировать представление не разрешают ни королевам, ни рядовым зрителям…

Последний вечер

Последний вечер в столице Франции хотелось провести как-то по-особенному. Все эти дни мы помнили о том, что надо бы обязательно подняться на Эйфелевую башню, на которую мы так и не попали в самый первый день. Но каждый последующий день был настолько насыщен экскурсионными событиями, что перспектива стоять в многочасовой очереди на подъём уже не прельщала — добраться бы до отеля! Однако в тот последний вечер мы решили рискнуть. Несмотря на усталость и чувство голода после экскурсии по замкам Луары, мы сели в метро и отправились к башне. Встали в очередь, зная, что в любой момент продажа билетов может быть прекращена — время-то позднее! Но фортуна в тот вечер повернулась к нам лицом, вознаградив нас за упорство. В очереди пришлось простоять всего около часа — и мы уже в лифте, который доставляет нас на второй уровень башни. Чтобы подняться на самый верх, нужно пересесть на другой лифт. И вот тут-то, при подъёме на 300-метровую высоту, у меня слегка задрожали колени: лифт прозрачный; сквозь его стенки прекрасно видно, как земля стремительно уходит из-под ног… Ощущения непередаваемые! С вершины Эйфелевой башни Париж как на ладони. Только вот на самом последнем уровне нет выхода на открытый воздух: здесь панорамные окна из прочнейшего стекла. Поэтому для съёмок пришлось вновь спуститься уровнем ниже.

Ночной Париж великолепен! Мы в подробностях (на площадке установлен телескоп, но можно всё увидеть и без него) разглядели и Марсово поле, и русло Сены, и Елисейские поля….Это зрелище стоило того, чтобы перетерпеть некоторые трудности.…

С наступлением темноты и до полуночи в начале каждого часа на Эйфелевой башне загорается иллюминация. Длится этот фейерверк ровно 5 минут. Нам посчастливилось наблюдать зрелище целых три раза: когда мы подходили к башне, когда стояли в очереди на подъём и, наконец, на её вершине! В этом мы усмотрели добрый знак…

На такой позитивной ноте завершилось наше недельное путешествие в столицу Франции. Мы загадали, чтобы оно было не последним!

Текущий рейтинг: