Проверка слова:  

 

Конкурсные публикации

 

СОВРЕМЕННАЯ ПТИЦА-ТРОЙКА

27.03.2009
Mierly

Ах, тройка ли ты, Русь, или целый табун резвых коней всех мастей, какие только знает свет? Не слышим ответа. А нужен ли он, если взору пораженного созерцателя предстают караковые, буланые, соловые, вороные? Если приглядеться, и красные попадаются. Но сегодня по большей части не по масти делятся они, а по месторасположению: слева ли, справа ли - левые, правые. И стригунки тут скачут вровень со старыми, познавшими сладкую пыль бесконечных верст. Но не верстами меряешь ты свой путь, а столетьями! В двадцать первое уже вкатились мы на удалой тройке, да с таким гиканьем – разберись-ка, попробуй!
Эх, Русь, помнишь, как две сотни лет назад писал к тебе певец-поэт, со словами обращавшийся честно, какой и нам завет дал? Читаем мы, дивимся: все та же ты! Только дорога, кое-где покрытая асфальтовой коростой, пылит уже по-другому. И кони уже не топочут и не цокают, звоном подков радуя сердце, а все больше шуршат резиной да ревут клаксонами. Но блестят потные шеи, грива шлейфом развевается. Железные кони! Летят по земле, над землей, под землей! И с каждым столетьем все чаще перебор копыт, все резвее несемся.
Ухабы, пригорки, холмы, перелески… Нет ровной дороги тебе, Русь! Не раскидывается ровнем-гладнем перед тобой степное раздолье, езжай-не хочу! Кочегурами да буераками усыпан путь из столетья в столетье. Много таких холмов с перелесками оставили позади резвые кони.
Бывало, добрые кони, не оглядываясь на соседние упряжки, повезут тебя в гору, бодро и весело, только каменья летят во все стороны, и постораниваются другие народы и государства, не хотят попасть под дождь тот каменный. И радостно у тебя на душе становится, и ямщик появляется откуда ни возьмись, что петровский орел: росту двухметрового, с голосом звучным, как колокол. А вершина – она рядом, так и сияет снежной шапкой индустриальной, манит успехом невиданным, богатствами неисчислимыми. Еще чуть-чуть осталось скакать коням да песни петь ямщику, до вершины уже рукой подать! Жилы тянут кони, надрываются, а везут, родные! Взбираешься на вершину, а они вдруг словно увидели чего: на дыбы поднялись, ржанием испугали и понесли!.. Страшно лететь тогда с высокого холма, не бывает у него пологих склонов. Все рытвинами покрыты, лесом диким, да и дороги уже не видать: затерялась она, ушла в сторону, истончилась в ниточку. И навстречу только ветер хлещет по щекам да шепчет на ухо что-то непростое об экономике самоуправляемой, о законах рыночных, о спросе, предложении, котировках, индексах. Слова-то какие иноземные, не сразу разберешь, кто сегодня эмитент, в руках те самые бразды держащий, а кто только депозитарий.
Горько становится порой, Русь, за тебя и за нас. Врага единого победить спешим, народом-исполином стать желаем. А лень так и сидит на облучке, притаилась, лукавая, скалится. Лень и себя спросить: куда несемся? Чему смеемся? Над собою смеемся! А иногда так замашисто-бойко сеем слова, что где он, «зернистый и крупный жемчуг» нашего языка? Сленгом да жаргонизмами, как плесенью, покрываем богатство наше. Тускнеет оно, не радует глаз, и звуки подарками не кажутся. Эх, собрать бы сил, вдохнуть вихри в конские гривы, и в лихом ветре, вместе, поднатужившись, разметать наносное, ненужное, что собрали мы, глядя на дальние табуны из-за гор да океанов. Видятся нам они островами сказочными, где лес гуще и земля жирнее. Нет, ямщик, не туда поворотил ты голову свою. Путь нам лежит прямо, так же прямо, как столетия назад, когда заморские гости за честь считали посетить русскую сторону, по Волге-матушке поплавать, да не в целях сугубо туристических, а чтобы на ярмарке Нижегородской поторговать.
Политика, экономика, жизнь общества российского! По чистому ли полю скачут вороные? Не теневой ли тут бег многих упряжек, гуртом скачущих? Много их, да не слышен топот, не взметается пыль под копытами. И изучают этот бег сегодня не одни только художники слова и кисти. Научным объектом стал бег твой, Русь-матушка. И ломают головы ученые мужи, годами умудренные, и не находят ответа, по каким законам, куда да как скоро несешься ты. И обыватели простые, вроде меня, любят посидеть на кухоньке за самоваром электрическим в беседах о судьбах государства Российского. Ох, и достается же тут ямщику на орехи! Жаль только, дело редко выходит за кухонные двери. Всё беседуем.
Случается, на станциях кони меняются. Кто вчера коренным шел, глядишь, сегодня уж в пристяжных скачет. А завтра где окажется? Да кто ж его, коня, знает-то!
И ямщики меняются. Тогда новую песню подхватываешь, да такую, что защемит вдруг душу и глаза защиплет, новый ритм вытанцовывают подковы. И, глядишь, повеселело! «Новая жизнь пришла!» – возвещает разноголосый хор. Уносит время горести, страсти утихают. И снова все становится хорошо, и снова все по-новому. «Цикличность развития всего сущего» - скажет философ. «Необгонимая тройка-Русь» - говорит Гоголь.
Значит, есть еще порох-то в пороховницах. И поэты, не из-за моря пришедшие, а в русском – российском! – сердце взращенные, взлетают на козлы, выхватывают узду, погоняют коней! И покуда пылится дорога, покуда далёк горизонт – а за ним-то мечта раскинулась ровнем-гладнем, благодать земная и небесная – быть тебе, тройка-Русь, самой загадочной птицей на свете. И родной до боли сердечной.

Текущий рейтинг: