Проверка слова:  

 

Конкурсные публикации

 

Творческие работы на конкурс

24.03.2009
Чеширский Бегемот

1. Фотоиллюстрация

Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не даёт ответа.

«Мертвые души»

 

2. Эссе

 Николай Гоголь как зеркало русской эволюции
(Современная птица-тройка)

Вот вам бы их портретики
Повесить в ваших горенках,
Их книги почитать.
(Н.А. Некрасов)

Ой, тройка, птица-тройка! Объехал на тебе жулик средней руки полдюжины мелкопоместных хозяев богом забытого уезда, а кажется - всю Россию. Да не ту Россию, что по сю сторону Уральского хребта в лужах да пьянстве прозябает, а ту великую, что на трёх континентах раскинулась и никем собой помыкать не позволит. Словно не хитрована Чичикова, а самое Гоголя несла ты в бессмертие в финале первого тома "Мертвых душ", которому суждено было стать и последним.

Куда ж несешься ты? Можно примерно прикинуть, куда занесло бы тройку во второй части, той, что в приступе помутнения (или наоборот - просветления?) отправил в печку твой автор. Мы не находим в уцелевших набросках большого религиозного подтекста, но современники утверждают, что именно вторая часть, главный труд его жизни - результат именно религиозных исканий Гоголя. И именно ими, мистическими мотивами объяснял он сам поступок свой. Видимо, второй том отличался от первоначального замысла достаточно сильно, не было у Гоголя какого-то единого плана, писал по наитию, не представляя, куда занесет подобно несущейся тройке снизошедшее вдохновение. Непредсказуемы были сюжеты его, как непредсказуема судьба России. И как похожа судьба писателя на судьбу страны его. Начав с безудержного, разудалого веселья обратился в пору кризиса к религиозно-мистическому мировосприятию, унаследованному им от родителей. Так и Россия, разочаровавшись в очередной национальной идее, ищет путь в духовности своей - и не находит ничего кроме нового лже-мессии.

Уже с датой рождения Гоголя происходит какая-то странность. Словно в угоду обострённому чувству юмора назначил кто-то Николаю Васильевичу дату рождения в день смеха - и по совместительству день дурака, - первого апреля по новому календарю, по российской традиции забыв, что в девятнадцатом веке разница между стилями составляла не четырнадцать дней, а тринадцать и день рождения писателя приходится на 31 марта.

Странной, так до конца и сформулированной была и роль Гоголя в литературе. С Гоголя началась гуманистическая эпоха в русской литературе - да им же, по сути, и кончилась.

Вышли из "Шинели" последователи, выросли из неё, как вырастает подросток из прошлогоднего школьного пиджачишка, - и потребовали новой одёжки для своих вещей. Нет, были, конечно, и Достоевский, и Некрасов, и Короленко, и Чернышевский - и много ещё кто, но ни Достоевский, до мазохизма копавшийся во внутреннем мире человека, ни Некрасов, абсолютизировавший патриархальность вообще, ни остальные, уже бывшие предвестниками революционной бури, не пошли гоголевским путём бесстрастного бытописателя застывшей русской действительности. И никто - вплоть до Чехова - уже не обратился к теме чувств "маленького человечка", раздавленного собственной беспомощностью. Но и Чехов, познавший мир своих героев отнюдь не понаслышке, уже не сочувствовал униженным и оскорблённым Достоевским малым мира сего, просто показывал всеобщую мерзость запустенья, выворачивая наизнанку душу читателя судьбой Ваньки Жукова и Варьки из "Спать хочется". Ну а потом, с Горького не осталось в России вообще маленьких человечков, разделили их на мещан и винтиков огромной машины для подавления одного класса другим.

По свидетельству Вересаева, за год до смерти своей сказал Гоголь кому-то про первый том "Мертвых душ": "Экую вы чертовщину читаете на страстной неделе"... Можно ли трактовать эту фразу как понимание полной опустошенности, исписанности или смены мировоззрения? Вряд ли. Есть в словах его какое-то странное мистическое пророчество, то к чему он так стремился в конце жизни, но так и не понятое ни современниками, ни потомками. Не почувствовал ли Николай Васильевич в своих неоконченных трудах предвиденья судьбы страны своей?

Хлестаков, игроки, Чичиков, Городничий... Жулики мелкие и крупные. Жулики по призванию и жулики поневоле. Жулики у власти и жулики, стригущие её шерсть. А ещё дураки и дороги. Вот она, российская действительность. Всегдашняя российская суть, противопоставить которой нечего, только мистические сказки, насквозь мифологизированную историю малороссийского казачества - да одинокого и беспомощного Акакия Акакиевича в драной шинельке. Многое ли изменилось?

Птица-тройка! Долетишь ли ты ныне до середины Днепра - или упадешь, подстреленная выстрелом бесовщины с другого берега? Как странно - и как естественно, - что стал Гоголь, как и многие другие, предметом спекуляций двух днепровских берегов, поссорившихся словно Иван Иванович с Иваном Никифоровичем. Как любят призывать сейчас в свидетели Николая Васильевича, только заходит речь о самодурстве чиновников "с того берега". Да, смешны по-настоящему, по-гоголевски бывают и разговоры о богоизбранности украинского языка, и древние укры, к коим относит кое-кто в Нэзалэжной и Христа, и Будду и Тутанхамона, но над кем смеётесь?! Ведь именно те, кто более всего негодует выходками самостийников, так любят порассуждать о едином народе. Гоголь тоже не видел проблем, называя без всяких оговорок русскими и казаков Тараса Бульбы, и саму землю малороссийскую. Да вот беда для говорунов современных: не противопоставлял он себя и "этих" русских - "тем", которые на том днепровском берегу говорят что-то анекдотичное супротив русской шерсти. И разве мало в самой России подобных умников, выводящих историю и языков и народов из русского сала? Не их ли, этих великорусаков, помянул академик Железняк в нашумевшей статье о любительской лингвистике? Но как хочется сказать что-то вроде "увидел бы Гоголь - так не оставил" - и кивнуть на отделившихся соседей. Как по-русски это - и как по-гоголевски! А вот Некрасов в вынесенных в эпиграф словах из "Кому на Руси..." призывал не жаловаться Гоголю на судьбу, а почитать (такой вот каламбур!) Николая Васильевича. А уж со своими сюжетами он как-нибудь сам бы определился.

Тройка. Не слышно уж более твоих колокольчиков, отпали от тебя, идут куда-то сами по себе две пристяжные - и только постаревший, уставший от своей непредсказуемости коренник, все также ошалело, еле удерживаемый ко всему привычным кучером в колее на всегда кривых поворотах, не разбирая дороги, то плётется на подъёме, то летит под горку...

"Русь, куда ж несешься ты? дай ответ. Не даёт ответа".

Текущий рейтинг: