Проверка слова:  

 

Конкурсные публикации

 

Современная птица-тройка

14.03.2009
nataliam

Но какая же непостижимая, тайная сила влечет к тебе?
Русь, куда ж несешься ты? дай ответ.
Н. В. Гоголь «Мертвые души» глава 11

 

Русь – Тайна, которой нет объяснения.
…”Бричка между тем поворотила…” в 2009г., в многолюдные улицы губернского города NN. Отцы города сего все были люди примечательные: искренние чувства, которые питали они друг к другу, были не то чтобы овеяны дружескими влечениями, но все же некая забота о соседском мундире присутствовала во всех деяниях их. Не далее как …. решался вопрос о самоуправлении города N. – помня о демократии и честности (слава Богу, газеты и почитывали, и сами заметки пописывали), выбирали главу местного самоуправления. И вопрос-то решался не сложный: будет избранный управлять на освобожденной основе, т.е. только данными делами и заниматься, или же на не освобожденной – может в таком случае служить и в другом присутственном месте (а то и дело свое вести). Кандидат, конечно же, желал, чтобы все было так, как в последнем варианте изложено. А голосование промеж отцов города N. шло такое, как в газетах пишут: все по-честному. И не хватило Кандидату нашему – страдальцу, да и вообще человеку неплохому, одного Голоса. Недолго ожидал он разрешения дела – весть от родственной души этого Голоса (женщины тоже не последней в городе) пришла как раз к сроку. И стоило-то это всего 10 тысяч рублей. И складывалось все как нельзя лучшим образом. Как помутилось все в душе: тут же велел экипаж закладывать и…. Кстати, “нужно знать, что в то же самое время начались строжайшие преследования всяких взяток”… Прям на месте и взяли Кандидата - страдальца, да и вообще человека неплохого. Приятели его в горе не оставили, было кому посокрушаться: и Голос тот, и женщина та, весть пославшая от Голоса, да и другие головами качали. Вот уже и в воображении плененного “по обеим сторонам столбового пути пошли вновь писать версты, станционные смотрители, ... солдат верхом на лошади, везущий зеленый ящик с свинцовым горохом “…. Да и что говорить-то? – Вот и прокурор уже сидит, метку синюю на левой руке правой ладонью прикрывает. Газетчиков-писак собрал сразу же, а что суда и следствия дожидаться?! И пошел прокурор расписывать… да вот так, да еще вот как, да деньги хотел дать… и кому! Но газетчикам-писакам тоже хотелось, чтоб и им когда-нибудь кто-нибудь ну хоть половину того… И желания их, и возможности Кандидата нашего – страдальца, да и вообще человека неплохого совпали. Вот и не вышло у прокурора задуманного: писаки так все расписали, что Кандидат наш уж и меценат оказался, и опора и надежда города N , и выходило по всему, что он страдалец, да и вообще человек неплохой.

Остановился пораженный Божьим чудом созерцатель…

Русь... Слово - которому нет объяснения.
Загадочно происхождение твое - славянизм? А мифическое обозначение народа ros у еврейского пророка Иезекииля, перенесенное затем византийцами на славян… И на дне какого океана похоронены радости человека племени роксоланов, в жилах которого текла и славянская, и иранская, и скифо-сарматская кровь. Теория о связи имени Русь с финским термином «Ruotsi», которым финны называли жителей скандинавского побережья… Гипотезы о появлении слова Русь от финнов, литовцев, мадьяр, хазар, грузин, кельтов, евреев и от разных неизвестных народов…

Русь… сколько фантастических слов образовано от этого корня… сказочное чудовище днепровских порогов - РУС, сказочная жилица вод, которая прельщает, заманивает, щекотит до смерти и топит, - РУСАЛКА. Сколько фразеологизмов, открывающих характер русского человека…. И в одну крайность: Не стерпело русское сердце (из себя вышел; в драку пошел). Русский ум (запоздалый). Русский Бог (авось небось да как нибудь). Русский час (невесть сколько). Или наоборот: Здесь русским духом (т.е. человечьим) пахнет. Русское спасибо (искренняя хлебосольная благодарность). С ним по-русски не сговоришь (т.е. по-людски). Русским счетом (толком). Все вывела на Русь (т.е. распахнула душу, все высказала).
Что зовет, и рыдает, и хватает за сердце? Какие звуки болезненно лобзают, и стремятся в душу, и вьются около моего сердца?
Русь…- кто живет теперь на просторах твоих? И финны, и литовцы, и мадьяры, и хазары, и грузины, и кельты, и евреи и разные неизвестные народы… И вот вижу, как в дальнем селе, с пятью дворами, девочке-таджичке поет колыбельную соседка-украинка, а русский, армянин и грузин строят маленький храм – во славу жизни и земли, что дает хлеб и счастье тому, кто желает сеять хлеб и быть счастливым. А вот Мать убитого чеченского солдата прячет и лечит у себя раненого русского… и не судит, и не ждет ничего. Женщина, которая, кроша в иссохших ладонях своих хлеб, кидает его птицам, прилетевшим к ней на двор весной, глядит на яркое солнце и щурится, и открываются дождевые слипшиеся ресницы. Но тут в воображении встают и другие картины: в горном ущелье человек убивает человека по желанию того, для кого власть денег и тьмы – единственная правда жизни. Ему не понятны простые смыслы, которые несет в себе жизнь. Сразу перед очами нашими встает рой лиц “полных и круглых, … иных даже с бородавками, кое-каких и рябоватых “, происхождение которых, как и известного героя, “темно и скромно”, но все они когда-то преодолели “ самый трудный порог “, через который надо было перешагнуть, чтобы , наконец, все “пошло легче и успешнее”. Это, конечно же, “благовидные, весьма гладко выбритые овалы лиц”. Трудно рассмотреть и запомнить каждого, но все они восседают за большими овальными столами, иногда кто-то из них будто подымается и что-то правильное, нравоучительное выкрикивает ждущему его голоса и решения народу. И тут же видим мы, что будто это и не лица вовсе, а «мухи на белом сияющем рафинаде в пору жаркого июльского лета» , которые “ влетели вовсе не с тем, чтобы есть, но чтобы только показать себя, пройтись взад и вперед по сахарной куче, потереть одна о другую задние или передние ножки…”.
Что значит это наводящее ужас движение?
Далекий и близкий Николай Васильевич, обращаясь к Вам из моего чудного, прекрасного далека, позвольте удивиться Вашей прозорливости . Вот уже и взору есть чему обольститься и очароваться, вот и “ города с многооконными высокими дворцами, вросшими в утесы…” Вот Оно есть – глядите! Но отчего все так же “бедно, разбросанно и неприютно”? И почему слышится и раздается “немолчно в ушах тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей (Русь), от моря до моря, песня”? И через 200 лет все слышится нам эта песня, и, как всполохи на небе, вдруг что-то так и надорвет сердце, и не дадут вздохнуть слезы; и жалость, и любовь, слышимые в песне этой, так и задушат, так и уронят сердце в глубины страшные.
Что в ней, в этой песне?
Знаете ли Вы теперь, отчего коллежский советник Павел Иванович Чичиков все ездит и ездит по нашей Русской земле? Легендам о грандиозном мошеннике нет числа. “Наши слабости и недостатки, пороки русского человека” – все в этих легендах. И каждый раз, как въезжает бричка в город N, встречают ее все те же: и губернатор, и мужчины двух родов, и прокурор, и председатель палаты, и Манилов, и Собакевич, и дубинноголовая Коробочка – все почетные чиновники и управители дел их собираются за зеленым столом для виста, где продолжается игра. “И блеск от свечей, ламп и дамских платьев стоит страшный”. А Петрушки и Селифаны сидят на козлах да ожидают … да смотрят в небо, мечтательно закурив и поджав все члены свои. Вспоминается им в такие минуты всегда что-то особенно приятное: как давеча проезжали мимо дома губернатора, и дочка “ихняя“ засмеялась, глядя на Петрушкин обрызганный весенней грязью кафтан, да пару раз потом еще взглянула, да пальцем показала. А еще вспоминается, как третьего дня видели они с Селифаном, как собачку прокурора несли от цирюльника собачьего, да с такими завитками, да на такой подушечке, подушка-то упала прям на дорогу, а Селифан поднял, поклонился, собачонка-то и цапнула его – да уж какая хорошая!
Русь! чего же ты хочешь от меня?
С какой же невыносимой силой на чужой земле бьется сердце при мысли обо всем, что совершается на необъятных просторах твоих, Русь! В биении этом и вживленные в судьбу мою звуки русского языка, и утренний сырой воздух моего города, и родные бабушкины руки-надрывы, и ее рассказы о дедушке, сгоревшем в танке в мае 45-ого… В биении этом и чувство стыда и боли за себя, не умеющего противостоять несправедливости, которая творится повсюду. В биении этом и все явственнее проступающий стук …. Заглушающий вчера, сегодня, несущийся в завтра. Птица-тройка, Русь-тройка, Русь-птица. Ты свободна, но ты опять предпочитаешь клетку, ты несешься, “что бойкая необгонимая тройка”, но дым, гром и молния – застилают тебе глаза. В “сих неведомых светом конях” мощь и слабость, храбрость и трусость, великий ум и великая глупость, свобода и рабство русского народа. Как упряжка, связывает нас страх, но, как вихри в гривах, бьется в нас желание жить, любить и петь.
Эх, кони, кони, что за кони!

Текущий рейтинг: