Проверка слова:  

 

Конкурсные публикации

 

С горячего запаха кофе

29.04.2008
Grenada

Моя семья будет начинаться с горячего запаха кофе по утрам. Когда-нибудь, уже моя собственная. И дело даже не в том, что я люблю этот традиционный напиток аристократов, а в том что для меня аромат кофе ассоциируется с уютом и теплом. Поэтому.
Знаете, а на самом деле странно. О семье, оказывается, особо нечего рассказывать. Это как особо нечего рассказывать о том, как ты ходишь, как дышишь или улыбаешься. Она есть, вот она - рядом, привычна и понятна. Как организм, семья это нечто необходимое и естественное. Как стук сердца, как вера в Бога, как первый крик ребенка и прощение матери. Она это целый мир в мире. Это, если хотите, государство. Со своими законами и порядками. Единственное отличие, правила, нарушенные здесь, прощаются не по амнистии и не за истечением срока давности, а по велению души и требованию сердца. А еще, это место, куда всегда можно вернуться и согреться. В том числе и в прошлое.
Я сейчас с нежностью вспоминаю, как давно, моя мама, чуть ли не до рассвета, перед новогодним утренником, шила-перешивала, клеила-переклеивала к платью разноцветные звезды из фольги, мелкие бусины, блестящую мишуру. В силу недолговечности и избирательности памяти я не знаю, что думала в то время. Сохранилось лишь, как отчаянно радуюсь дивному наряду, наивно представляя себя героиней сказки. Для меня тогда это были моменты детской эйфории, созданные заботливыми руками дорогого человека. В детстве ведь не только деревья кажутся большими, но и родители выглядят сильными, важными и способными на все, рядом с которыми хотелось казаться такой же большой и взрослой. Пару дней назад наблюдала, как маленькая девочка, съежившись от хитрого весеннего ветра, обломанной веткой аккуратно, со свойственным большинству детей старанием, выводила на снегу неровные буквы, убирая со лба непослушную челку, выбивавшуюся из-под шапки. Она жарко дышала, высунув от усердия язык. Самые понятные, знакомые и близкие с рождения слова. «Мама» уже было готово к оценке со стороны, работа над «папой» еще кипела. Мама стояла рядом, мило щебеча по телефону, трогательно описывая супругу действия ребенка. На ярком солнце виденное казалось картинкой рекламной акции, пропагандирующей торжество любви и добра.
Однако жизнь нередко играет на контрастах, давая рассмотреть ее грани с абсолютно разных сторон, оставляет в памяти эпизоды, наделяя возможностью ценить настоящее. Один из похожих эпизодов прочно осел в моей душе, время от времени возвращаясь в мысли с назойливостью голодного комара. Может от того, что возник он также дерзко и неожиданно, как и закончился.
- Тетенька, - мимолетная история началась детским голосом, - помогите, пожалуйста.
Мальчишка, лет шести, придерживающий за руль маленький велосипед, обращался ко мне, заглядывая в глаза. На ребенке была надета взрослая мужская тельняшка, доходившая ему до колен, и желтые гольфы, стянутые «гармошкой» к босоножкам.
- Тетенька…
- Что случилось? – скорее по причине воспитанности, нежели любопытства поинтересовалась я.
- Тетенька, там мамочку Ваня бьет.
- Какой Ваня? Милицию почему не вызываешь?
Негромкое шмыганье.
- Где квартира?
Мальчик молча стал подниматься по лестнице. Я пошла за ним, утыкаясь взглядом в худую сине-белую спину.
- А к соседям почему не пошел?
- На даче.
- А к другим?
- К другим не пойду. Вот, - ребенок остановился, указывая на дверь квартиры. Я подняла руку к кнопке звонка.
- Там открыто.
«Зачем мне это надо?» - тогда еще успела подумать я и крикнула:
- Здравствуйте!
Ответом была тишина. Квартира казалась брошенной и от того пустой. Такой же пустой и покинутой казалась женщина, сидевшая на кровати в одной единственной комнате.
- Простите его, - она кивнула в сторону сына.
- А где Ваня? – не нашла я ничего более разумного, чем задать вопрос.
- Все нормально. Он ушел.
На руках женщины набухали синяки, вокруг запястья алели браслеты - следы пальцев мужских рук.
- Он вас бил.
Женщина, показалось, смущенно улыбнулась. И только тогда я увидела, что это молодая девушка, примерно моего возраста. Но глубина страха и неземного отчаяния в глазах превращали ее в старуху.
- Почему вы милицию не вызываете? – для меня это казалось естественным.
- Нет. Он его отец, - она снова кивнула в сторону ребенка, который все это время стоял, опершись на косяк, и переводил взгляд с матери на меня. – И мой муж. Вы бы в свою семью милицию вызвали?..
Мораль сей басни такова… Да нет никакой морали, бросьте. Просто неосознанное стремление человека к домашнему очагу порой удивляет, когда очаг видимость. Мне же после произошедшего хотелось плакать. Сначала от жалости и непонимания, а после от радости. Потому что своих близких людей я не выдумываю. Не выдумываю их тепло и любовь. Не выдумываю свое пусть и обыденное, на первый взгляд, но от того более необходимое счастье. Мне есть что ценить и что терять. И пусть мы не собираемся шумной компанией за огромным столом, мне это не важно. Для меня моя семья это самые близкие на огромном земном шаре люди. И пусть их будет четыре человека, а не двадцать четыре, и пусть они будут знакомы мне с детства. Но они будут. Самое главное. Потому что существуют в жизни неизбежные моменты, когда кто-то из близких уходит. Существуют моменты, когда особо остро начинаешь дорожить тем, что имеешь. Потому что, когда теряешь, практически физически ощущаешь, как от тебя откалывается часть. Часть прошедшей жизни, часть воспоминаний, несбывшихся желаний, часть сердца. Тепло в доме нужно уметь сохранять. И я думаю, у нас это получается.
А моя собственная семья все-таки будет начинаться с горячего запаха кофе. По утрам.

Текущий рейтинг: