Проверка слова:  

 

«Русский язык за рубежом», № 3, 2001 год

 

Типы неологизмов в современном русском языке

26.11.2002

В. И. Максимов (Россия)

Наряду с устареванием определенных слов намного интенсивнее протекает процесс пополнения лексического состава языка. Последние 10–15 лет — это период исторических изменений в России, что самым непосредственным образом отразилось на состоянии словарного состава. К появившимся в этот период неологизмам, относятся прежде всего образования, которых до этого не было не только в литературном языке, но и в других ответвлениях русского языка (социальных и территориальных диалектах, функциональных стилях). Так, лишь с перестройкой вошли в русский литературный язык агробанк — ‘земельный банк’, адресный — ‘обращенный к определенной группе людей’, акционирование — ‘преобразование государственного предприятия в акционерное общество путем выпуска и продажи акций’, антирыночник — ‘противник перехода к рыночной экономике’, гиперинфляция — ‘стремительно развивающаяся инфляция, угрожающая экономическим крахом’.

По своей оформленности новые лексические единицы представляют собой либо отдельные слова (антисталинизм, арендаторство, аудиокассета, бандформирование, банкомат), либо составные наименования (летающая тарелка — ‘НЛО’, черта бедности — ‘уровень благосостояния народа, обеспечивающий потребление материальных благ в минимальном объеме’). Такие неологизмы называются лексическими. Здесь же можно указать на фразеологические неологизмы, представляющие собой новые устойчивые словосочетания, например: вешать лапшу на уши — ‘вводить в заблуждение кого-либо’ , включить печатный станок — ‘начать дополнительно печатать бумажные деньги, не обеспеченные товарным производством’. Неологизмы, представляющие собой слова, составные термины и фразеологизмы, называются в целом лексико-фразеологическими.

По назначению неологизмы можно разделить на четыре группы.

Неологизмы первой группы появляются для называния реалий и понятий, которых раньше не существовало в жизни народа: венчурный — ‘направленный на финансирование новых неапробированных идей, проектов, связанных с риском’, возрожденцы — ‘последователи различных псевдопатриотических движений, стремящихся к возрождению России’, грант — ‘форма дополнительного финансирования научных исследований в виде определенных дотаций’, декоммунизация, десоветизм — ‘ликвидация или преобразование Советов как органов государственной власти’, а также гамбургер, гигабайт и др.

Неологизмы второй группы создаются для называния явлений, которые уже имели место в жизни общества, но не получили по тем или иным причинам, в частности идеологического характера, своего наименования: внесудебный — ‘находящийся за пределами судопроизводства; осуществляемый без суда и следствия’, возвращенец — ‘тот, кто добровольно возвращается на родину из эмиграции’, командно-бюрократический, ленинский.

В третью группу входят неологизмы, которые обозначают реалии, не существующие в действительной жизни, но прогнозируемые, возможные в фантазиях, при дальнейшем развитии науки и техники: киборг — ‘получеловек-полуробот’, космолет — ‘космический самолет’, космоплан, ядерная зима.

Четвертую группу неологизмов составляют лексические единицы, которые дублируют слова с тем же значением. Это могут быть полные (идеографические) синонимы, тождественные по значению и стилистической окраске: державник — государственник, верноподданический — угоднический, взвешенный — продуманный, судьбоносный — исторический.

По сфере употребления неологизмы большей частью являются межстилевыми, иначе говоря, — употребляемыми во всех функциональных стилях речи (имидж, интердевочка, йогурт, кейс, либерально-демократический, льготник, межбанковский, наркобизнес). Однако многие неологизмы более свойственны определенному стилю: научному (аура, биолокатор, клонировать, радиоэкология, озонная дыра), публицистическому (взвешенность, инакомыслящий, наркобарон, откат, интегратор), деловому(депозитарий, дилер, естественная монополия) или разговорному (компромат, ксерить, накрутка, нал, напряг, невезуха).

Некоторая часть неологизмов имеет еще более узкую сферу употребления: в экономике (индексация, квотироватъ, коммерциализация, конвертация, консалтинг, корсчет, лизинг, макроэкономика), в политике (идеологизированный, инаугурация, командно-административный), в информатике (интерактивный, картридж, информатизация), в технике (Интернет, иглорефлексотерапия, анаболик, девиантный), в масс-культуре (кассетник, китч, клип, компакт-диск, ламбада, масс-медиа, панки, поп-группа), в спорте (каратист, кикбоксинг, либеро, хет-трик), в религии (иеговизм, иконопочитание, исламизация, иудаист) и т.д.

По стилистической окраске неологизмы в большинстве своем стилистически нейтральны (наркомафия, национал-большевик, недемократичный, неконвертируемость, однопартийность). Однако часть новых лексических единиц имеет оттенок сниженности или приподнятости. К первым относятся просторечные единицы (сбацать — ‘исполнить музыкальное произведение’, порнуха — ‘порнография’), жаргонизмы(качалка — ‘тренажер для занятий бодибилдингом’, качок — ‘человек с сильно развитой («накачанной») мускулатурой’). Ко вторым принадлежат неологизмы, имеющие оттенок книжности (инвектива — ‘ругательство’, истеблишмент — ‘совокупность общественных организаций, групп, обладающих властью’, медитативный, менталъностъ), официальности (малоимущие, малообеспеченность, бомж ‘без определенного места жительства’, опрошенные, сертификация).

Лексические единицы, имеющие оценочные и эмоциональные свойства, могут выражать пренебрежение (коммуняка — ‘коммунист’), неодобрение (пирамидчик, популист, сексот), иронию (демократизатор — ‘кто или что, способствующее демократизации общества’, отсидент — ‘политический заключенный’, политтусовка).

По происхождению неологизмы большей частью являются собственно русскими, т.е. образованными на русской почве, хотя и различными способами. К этим способам относятся: суффиксальный (дилерский, диссидентство, долларизация, загрязненность, плюралистический), префиксальный (дебюрократизация, захлопать — ‘хлопками не дать говорить с трибуны’, посткоммунистический), суффиксально-префиксальный (доперестроечный, забугорный, по-рыночному, постпутчевый, по-совдеповски), бессуфиксальный (неформал, межрегионалы, nonса — ‘поп-музыка’), сложение (дисковод, законотворец, политтусовка, поп-звезда) и др.

Другое дело заимствования из социальных диалектов — жаргонизмы, многие из которых как бы прилипают в разговорной речи к носителям языка. Это могут быть слова из жаргонов различных социальных групп: молодежи (пофигизм — ‘безучастное, равнодушное отношение к людям’, прикольно — ‘забавно’), военнослужащих (деды, дикие гуси, салабон), музыкантов (сейшн — ‘музыкальная вечеринка, неофициальный концерт современной рок-, поп- или джазовой музыки’, раскрутка — ‘система мероприятий, имеющих целью широко рекламировать исполнителей эстрадных номеров’), преступного мира (лепила — ‘врач, медработник’).

.

Обобщая сказанное о новых лексических единицах, следует сделать вывод, что в принципе понятие о неологизмах может быть узким и широким. К неологизмам в узком понимании этого слова относятся лексические, семантические (или лексико-семантические) и стилистические. К неологизмам в широком понимании принадлежат, кроме указанных, переориентированные, сочетаемостные и актуализированные.
 

К словарям, вобравшим в себя только неологизмы 2-й половины XX в., относятся:

— Словарь перестройки /Под ред. В. И. Максимова. СПб, 1992.

— Словарь новых слов русского языка (середина 50-х — середина 80-х годов) /Под ред. Н. З. Котеловой. СПб, 1995.

— Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 80-х годов /Под ред. Е. А. Левашова. СПб, 1997.

— Толковый словарь русского языка конца XX в. Языковые изменения /Под ред. Г. Н. Скляревской. СПб, 1998.
 

В. И. Максимов — профессор Санкт-Петербургского государственного политехнического университета, доктор филол. Наук
 

Текущий рейтинг: