Проверка слова:  

 

«Русский язык за рубежом», № 2, 2001 год

 

О словарной лексикологии

21.11.2002

В. В. Морковкин

Среди особенных черт отечественной лингвистики XX в. (русистики в том числе) обращает на себя внимание ее очевидный интерес к формированию теоретических основ лексикографии. Ученым, внесшим наибольший вклад в пробуждение этого интереса, был Л. В. Щерба, опубликовавший в 1940 г. свой знаменитый «Опыт общей теории лексикографии». К числу наиболее важных Л. В. Щерба отнес проблему словника, что вполне понятно, а также проблемы, во-первых, единства лексической системы современного литературного языка, во-вторых, взаимоотношения разговорного и письменного языка, в-третьих, значения и употребления слов.

Если исходить из того, что теория лексикографии представляет собой целесообразно организованное научное знание, дающее целостное системное представление о всех вопросах, относящихся к созданию словарей, то в качестве одного из существенно важных ее компонентов должна быть признана так называемая словарная лексикология. Дело в том, что имеющиеся рассуждения на лексикографические темы основываются на предположении о наличии некоего общезначимого понимания лингвистических объектов, вовлеченных в процесс практического лексикографирования.

Как всем хорошо известно, ничего подобного в действительности нет. Есть же нечто прямо противоположное, а именно смущающая разноголосица практически по каждому из таких понятий.

Такая ситуация делает актуальным вопрос о разработке особой, собственно словарной лексикологии. Основная ее цель состоит в таком теоретическом осмыслении лингвистических понятий и категорий, которое бы создавало оптимальные условия для практического лексикографирования языковых единиц. Главная отличительная черта словарной лексикологии состоит в преодолении искусственного разделения науки о слове на ряд отдельных дисциплин и рассмотрении фонетических, морфологических, семантических, словообразовательных, сочетаемостных и некоторых других свойств лексических единиц в одном месте и под одним, лексикографическим, углом зрения.

Основоположным свойством лексикографии является ее осознанная направленность на удовлетворение вполне определенных информационных запросов, возникающих у вполне определенных пользователей. Обращаясь к словарю, пользователь ищет ответа на конкретный вопрос. В связи с этим важнейшее требование к словарю можно сформулировать так: он должен содержать как можно меньше сведений, которыми, по предположению, располагает пользователь, и как можно более тщательно фиксировать, причем фиксировать непременно в доступной пользователю форме, все особенное в семантике и употреблении каждой языковой единицы.
 

О единицах лексической системы

Лексическая система как некоторое идеализированное целое состоит из простых и непростых единиц. Простая единица лексической системы — это прежде всего слово с устраненной неоднозначностью. Каждая простая единица характеризуется системообразующими свойствами

Непростые единицы лексической системы делятся на составные и совмещенные.

Составные единицы лексической системы — такие, элементы которых связаны между собой отношениями сходства, противоположности, иерархии: синонимический ряд, антонимическая пара, омонимическая цепочка, словообразовательное гнездо, гиперонимо-гипонимическая группа, лексико-семантическая группа, лексико-семантическое поле, тематическая группа (все они формируются на лингвистической или лингво-логической основе), а также выделяемое на психолингвистической основе ассоциативно-ситуативное поле.

Совмещенными единицами лексической системы называются однотипно маркированные лексические пласты: заимствованные слова, испанизмы, неологизмы, устарелая лексика, редкие слова, диалектизмы, жаргонизмы, термины, разговорные слова и т. п. Непростые единицы не участвуют в порождении лексической системы и поэтому характеризуются не системообразующими, а системофиксирующими свойствами. Понятие «единица лексической системы» позволяет сделать более осязаемым содержание номинации «лексическая система».
 

Об определении слова

Применительно к русскому языку слово можно определить как базовую языковую единицу, которая характеризуется нерасчлененностью в исходной форме и морфологической оформленностью, служит для обозначения предметов, признаков и отношений (или для выражения состояний) и выступает в речи в виде лингвистически значимых вариантов. Новым в этом определении являются два момента.

Первый момент — указание на нерасчленность слова в исходной форме. В русском языке, как известно, есть немало слов, в морфологической парадигме которых имеются расчленные словоформы, типа ничто — ни о чем, петь — буду петь и т. п. Существенно важным, однако, является то, что расчлененные словоформы никогда и ни при каких обстоятельствах не могут быть исходными.

Второй момент — указание на и присущую слову способность к существованию в виде не случайных, а вполне объяснимых и закономерных вариантов. Способность слова к варьированию проявляется в том, что оно всегда представлено в речи в виде семантически незначимых и/или семантически значимых вариантов. К первым относятся произносительные (праче[чн]ая — праче[шн]ая), акцентологические (ме/льком — мелько/м), морфологические (горячий кофе м. р. — горячее кофе, ср. р.), синтаксические (горевать по нем, предл. п. — горевать по нему, дат. п.) и нек. др. Ко вторым принадлежат лексико-грамматические, или частеречные (больной человек — прием больных, остаться позади (нареч.) — остаться позади (предл.) меня), лексико-морфологические (стол — стола — столу — столом — столе) и лексико-семантические (войти в аудиторию — аудитория встала). Понимание слова заключается в том, что оно дает возможность вполне удовлетворительно решить спорную проблему лексикографирования функциональной омонимии (лежать поперек (нареч.) — лежать поперек (предл.) дороги).
 

О соотношении понятий «лексическая единица» и «слово»

Разграничение понятий «лексическая единица» и «слово» основано на том, что в русском языке в качестве простых единиц лексической системы функционируют образования с неясным лингвистическим статусом, единственное отличие которых состоит в расчлененности формы. Простой единицей лексической системы является, строго говоря, не слово, а лексическая единица. Лексическая единица может быть сомкнутой, т. е. словом, и расчлененной, например, железная дорога, дом отдыха, мягкий знак — существительные; вести себя, представлять собой — глаголы; друг друга, какой бы то ни было — местоимения; от души, из гостей — наречия; Боже мой, ну и ну — междометия; в силу, по поводу — предлоги; потому что, несмотря на то что — союзы; едва не, и впрямь — частицы и т. д. Расчлененным лексическим единицам, как и словам, свойственна способность к лингвистически значимому варьированию. Важнейшим лексикографическим следствием приведенного разграничения является то, что словарные статьи в толковых и переводных словарях могут возглавляться не только словами, но и расчлененными лексическими единицами.
 

О типологии лексических значений

Лексические значения, как известно, различаются не только своим содержанием, но и тем, как они формируются и актуализируются. Можно говорить о реальных и феноменальных лексических значениях. Первые представляют собой ментальные отражения действительно существующих объектов (ср. стол, человек, небо и т. п.), а вторые являются ментальными артефактами, которые соотносятся не с действительными, а с договорными объектами (ср. число, свобода, время и т. п.). Представление о таких объектах-денотатах поддерживается только наличием соответствующих слов и усвоенной с детства привычкой полагать, что если есть имя, то есть и соответствующий вполне определенный внеязыковый факт.

С опорой на меру конкретности лексические значения делятся на конкретные (ср. мотоцикл, прибивать и т. п. ) и отвлеченные (ср. мягкость, любить и т. п.), что общеизвестно. В соответствии со способом отражения денотата можно говорить о прямых (ср. слово дом в словосочетании двухэтажный дом) и опосредованных лексических значениях. Опосредованные лексические значения могут быть безо/бразными (ср. слово капли в словосочетании сердечные капли) и о/бразными (ср. слово капля в словосочетании ни капли жалости). Принимая во внимание языковую категоризацию лексического значения, можно говорить о предметном (ср. бумага), признаковом (ср. белый), процессном (ср. идти), дейктическом (ср. я), заместительном (ср. какой-нибудь), квантитативном (ср. семь), ситуационном (ср. Мне жарко), модальном (ср. якобы сказал), речепостроительном (ср. потому что), коммуникативном (ср. До свидания). Наконец, опираясь на критерий «наличие ограничения в реализации», лексические значения делятся на свободные и системно ограниченные. К последним относятся морфологически ограниченные, стилистически ограниченные, сочетаемостно ограниченные (в т. ч. лексемно и семантически ограниченные), синтаксически специализированные и прагматически ограниченные.

Приведенная классификация может служить ориентиром как при описании лексических единиц в объяснительных словарях, так и при разработке типологии семантизирующих текстовых отрезков (толкований).
 

О значении лексической единицы

Центральным вопросом любой лексикологи, словарной в том числе, является вопрос об объеме и содержании понятия 'значение слова' [В рассматриваемой версии значением слова называется информация, которой необходимо обладать для того, чтобы правильно употреблять слово в собственной речи и безошибочно понимать его в речевых произведениях других. Эта информация состоит из трех блоков.

  1. Первый блок, объединяющий сведения о внешнем, составляет абсолютную ценность слова. Абсолютная ценность слова — это информация о денотате. Поскольку не существует двух человеческих существ с одинаковым жизненным опытом, постольку объем и содержание денотативного представления у разных людей всегда и непременно различны.

  2. Денотативное значение представляет собой отображение в сознании таких существенных и несущественных признаков, которые обладают свойством общезначимости для носителей данного языка.

  3. Сигнификативное значение- это отображение в сознании тех черт денотата, указание на которые является достаточным для его выделения и обозначения.

Выступая в качестве содержательного центра значения, абсолютная ценность противопоставляется в его составе относительной и сочетательной ценности. Эти две характеристики отражают сведения о способах и обстоятельствах реализации абсолютной ценности.

Относительная ценность — это информация о соотношении слова с другими словами языка. В состав информационного блока, обозначаемого термином «относительная ценность», входят сведения, которые указывают на стилистический и эмоционально-экспрессивный статус слова, на способность слова иметь синонимы и/или антонимы, на его свойство вступать в омонимические или паронимические отношения с другими словами, на его статистическую ценность и нек. др. Иначе говоря, относительная ценность — это не что иное, как информация о факте вхождения слова в различные составные и совмещенные единицы лексической системы.

Сочетательной ценностью слова называется информация о его способности сочетаться определенным образом с определенными словами. Понятие сочетательной ценности раскрывается с привлечением таких понятий, как категориальная и семантическая валентность слова, синтаксическая сочетаемость слова, его лексическая, семантическая, собственная, несобственная сочетаемость, и ряда других, рассмотрение которых выходит за пределы статьи.
 

Литература
 

  1. Денисов П. Н. Основные проблемы теории лексикографии: Автореф. дис. докт. филол. наук. М., 1976.

  2. Морковкин В. В. Лексическая система и ее отражение в значении слова // Slavist. Sarajevo. 1990, № 1. С. 9–14.

  3. Морковкин В. В. Об объеме и содержании понятия «теоретическая лексикография» // Вопросы языкознания, 1987, № 6. С. 33–42.

  4. Морковкин В. В. О единицах лексической системы // Лексика и лексикография: Сб. науч. трудов / Отв. ред. Ю. Г. Коротких, А. М. Шахнарович. М., 1992. С. 127–134.

  5. Морковкин В. В. Основы теории учебной лексикографии. М., 1990.

  6. Морковкин В. В. Русская лексика в аспекте педагогической лингвистики // Научные традиции и новые направления в преподавании русского языка и литературы: Доклады советской делегации на Шестом международном конгрессе преподавателей русского языка и литературы. М., 1986. С. 214–228.

  7. Морковкин В. В. Семантика и сочетаемость слова // Сочетаемость слов и вопросы обучения русскому языку иностранцев: Сб. статей / Под. ред. В. В. Морковкина. М., 1984. С. 148–161.

  8. Морковкин В. В. Сочетаемостные свойства слова и проблема их системной лексикографической интерпретации // Проблемы сочетаемости слов: Сб: научн. тр. / Отв. ред. Г. Ю. Князева. М., 1979, вып. 145. С. 129–140.

  9. Морковкин В. В. Типология лексических значений как объект словарной лексикологии // Русистика сегодня, 1998, № 3.

  10. Морковкин В. В., Морковкина А. В. Русские агнонимы (слова, которые мы не знаем). М., 1997.

  11. Щерба Л. В. Опыт общей теории лексикографии // Он же. Языковая система и речевая деятельность. М., 1974. С. 265–304.
     

Валерий Вениаминович Морковкин, д. ф. н., профессор Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина
 

Текущий рейтинг: