Проверка слова:  

 

Русская речь

 

Серый кардинал

05.10.2006

Борис Самойлович Шварцкопф

Этого устойчивого выражения вы не найдете ни во фразеологических словарях русского языка, ни в справочниках крылатых слов. А ведь оно хорошо известно и понятно читающим, где бы ни встретилось – в художественной литературе или в газетной статье... Впрочем, судите сами: «Статья Александра Фета была вызвана опубликованием работы Победоносцева, наставника будущего царя, которого иначе как „серым кардиналом”... в прогрессивных дворянских кругах не называли» (Ю. Семенов. Версия II); «Рузвельт подумал о том, как не хватает ему Гарри Гопкинса, самого близкого его советника по политическим вопросам. Рузвельт знал, что многие не любят Гопкинса. После того, как Гарри в самом начале войны побывал в Кремле, антисоветски настроенные представители большого бизнеса называли его „серым кардиналом”, оказывающим магическое влияние на главу государства» (А. Чаковский. Неоконченный портрет, гл. 4). Это выражение встречается также в форме серая эминенция (латинское eminentia, что значит «превосходство», – титул католических епископов и кардиналов) или серое преосвященство (преосвященство – титул епископа): Марк Борщов «внимательно изучал (министра. – Б. Ш.), стараясь быть „серой эминенцией” кардинала Ришелье и рассчитывать воспользоваться для собственной карьеры» (К. М. Станюкович. Откровенпые, ч. 2, XVIII); «Дино регулярно переписывалась с „серым преосвященством” короля Луи-Филиппа – его сестрой Аделаидой...» (Ю. В. Борисов. Шарль Морис Талейран, гл. XXIII; здесь это выражение адресовано женщине).

Выражение серый кардинал может относиться даже к целой организации: «„Серый кардинал” – одно из газетных прозвищ корпорации „Дэнцу” ... „Всесильный Дэнцу”, „Дом, который вечно в тени” – так называют эту корпорацию в Японии. ...Она не фигурирует в статистических сборниках по японской экономике и не входит в перечень ведущих компаний страны. Между тем „Дэнцу” – одна из крупнейших в мире по объему сделок рекламная корпорация, которая контролирует 90 процентов так называемого „золотого времени” на японском телевидении, представлена в десятках стран мира, содержит в своем штате около шести тысяч самых высокооплачиваемых в Японии сотрудников и имеет годовой оборот почти в триллион иен» (Изв. 1987, 13 февр.).

Иногда это выражение употребляется как переносное, в частности в научно-популярном жанре: «...мозжечок непосредственно не связан с внешним миром – он пользуется информацией, которую добывают другие органы, то есть ведет себя как „серый кардинал” нашего мозга – проявляет свое влияние опосредованно, через другие центры» (Знание – сила. 1983. № 2. С. 42). Поэтому само выражение может служить базой для игры слов, ср. замену эпитета серый на светлый – намек на белый халат врача в примере: «И Ювелера, говорят, должны были уволить... Но он протеже доктора Ладунера ... Я называю доктора Ладунера „l’eminence blanche” – светлым кардиналом. Вы ведь знаете из истории Франции, там был серый кардинал, он всегда был за кулисами и дергал за ниточки. Доктор Ладунер тоже всегда невидим и тоже дергает за ниточки...» (Фридрих Глаузер. Власть безумия, пер. с нем. Г. Косарик).

Смысл всех приведенных примеров позволяет сформулировать значение выражения серый кардинал, понять его семантическую структуру: она опирается на противопоставление двух основополагающих компонентов: «обладание значительной фактической силой власти» (не только политической...) – «отсутствие достаточно высокого официального положения», иначе говоря, «теневая власть». Этот смысловой стержень ассоциирует еще один – дополнительный – содержательный признак: как следствие компонента «отсутствие официального статуса» выступает необходимость указания на то высокое лицо, благодаря покровительству которого реализует свое могущество «серый кардинал». Неслучайно в словаре французского языка «Большой Лярусс» заглавная часть словарной статьи дана так: «Серая эминенция кого-либо». Ср., например: «А Илья Игельник с его блестящим умом и иронией? Что сделало его „серым кардиналом” при малоодаренном карьеристе?» (Новый мир. 1987. № 6. С. 241). И еще одно: какой-то зловещий оттенок власти «серого кардинала». Вспомним хотя бы страшную блоковскую характеристику Победоносцева (во вступлении ко 2-й главе поэмы «Возмездие»): «В те годы дальние, глухие, В сердцах царили сон и мгла: Победоносцев над Россией Простер совиные крыла...»

Но если выражения серый кардинал нет в словарях и справочниках, то спрашивается: откуда мы его знаем? Культурная традиция, сохраняющая в нашем языковом сознании само выражение и его значение, как правило, восходит к тексту произведения, мимо которого не прошел никто из нас в своей читательской юности: к замечательному роману Александра Дюма-отца «Три мушкетера».

С удовольствием напомним содержание первых страниц романа, те обстоятельства, при которых читатель знакомится с юным гасконцем – и узнает о таинственном «сером кардинале». Когда, избитый слугами в Менге, д'Артаньян, обнаружив пропажу рекомендательного письма, грозит трактирщику именем капитана королевских мушкетеров, автор поясняет в тексте: «Эта угроза окончательно запугала хозяина. После короля и господина кардинала имя г-на де Тревиля, пожалуй, чаще всего упоминалось не только военными, но и горожанами. Был еще, правда, „отец Жозеф”... Но его имя произносилось не иначе как шепотом: так велик был страх перед „серым преподобием”, другом кардинала Ришелье» (ч. 1, гл. I).

Кто же такой отец Жозеф, прозванный современниками «серым кардиналом»? О нем можно прочесть в книге П. П. Черкасова «Кардинал Ришелье» (М., 1990). Франсуа Леклерк дю Трамбле (1577–1638), выходец из знатной французской семьи, получил блестящее духовное образование в ряде католических учебных заведений Европы; в 20 лет стал монахом ордена капуцинов, славящегося суровостью дисциплины и образа жизни, и выдвинулся как преподаватель богословия и философии. После встречи с Ришелье, который впоследствии становится могущественным министром Людовика XIII, начинается деятельность о. Жозефа в качестве ближайшего советника и помощника кардинала: он становится главой политической разведки, возглавляет разветвленную агентуру Ришелье в Европе; он вдохновитель и участник всех многочисленных интриг кардинала Ришелье – отсюда и прозвище «серый кардинал» (Е. Б. Черняк. Судьи и заговорщики. М., 1984). Почему же все-таки серый? Некоторые историки и писатели считают, что это связано с цветом одежды капуцинов – серым (например, А. Д. Люблинская – автор монографии «Франция при Ришелье», Л., 1982). Однако из энциклопедической литературы известно, что капуцины носили одежду темно-коричневого или бурого цвета (так, например, одеты капуцины в рассказах А. Конан-Дойла о приключениях бригадира Жерара).

Другое предположение связано с переносным значением слова серый – «бесцветный», «безликий», тем самым «неразличимый», «незаметный». Последнее значение слова серый (gris) уже было характерно для французского языка в XVII веке. Во всяком случае, как сообщил автору А. Д. Хаютин, в словаре Антуана Удэна, носящем пышное название «Французские редкости, служащие дополнениями к словарям, или Собрание наилучших свойств со множеством пословиц и изречений, для того, чтобы понимать самые разнообразные книжки» (1648), приводится выважение: La nuit tous les chats sont gris – «Ночью все кошки серы» (незаметны). Так что вполне вероятно происхождение прозвища «серый кардинал» на основе значения серый «неприметный –> теневой», откуда антонимия компонентов значения: «кардинал (красный – цвет одежды) – рядовой монах (серый = теневой)».

Любопытно, что Дюма эту парадоксальность значения дважды обыгрывает. Первый раз – в самом романе «Три мушкетера» в диалоге Портоса и Арамиса:

«– Будь я конюшим господина де Шале, – воскликнул Портос, – я бы проучил этого Рошфора!
– А вас проучил бы Красный Герцог, – спокойно заметил Арамис. (Здесь выражение серый кардинал – об о. Жозефе – зеркально трансформировано применительно к Ришелье, объединяя индивидуальные его признаки – титул и духовный сан: герцог, он же и кардинал, носящий одежду красного цвета. – Б. Ш.).
– Красный Герцог... Браво, браво! Красный Герцог... – закричал Портос, хлопая в ладоши и одобрительно кивая. – Красный Герцог – это великолепно. Я постараюсь распространить эту остроту, будьте спокойны» (ч. 1, II). И далее в романе встретим: «...гвардейцы других полков, не служившие Красному Герцогу, как прозвал его Арамис, при таких столкновениях принимали сторону королевских мушкетеров» (ч. 1, VI).

Возвращается к выражению серый кардинал Дюма в романе «Двадцать лет спустя». Сначала автор напоминает нам это выражение: «Комендантом Бастилии был в то время г-н дю Трамбле, брат грозного любимца Ришелье, знаменитого капуцина Жозефа, прозванного «Серым Кардиналом» (ч. 1, III). А затем уже повествуется о проделке герцога Бофора, заключенного – по проискам кардинала Мазарини – в Венсенский замок (в романе на Мазарини, естественно, «красная сутана, отделанная богатыми кружевами», ч. 1, I): «На следующий день он (Бофор. – Б. Ш.) заказал к завтраку раков и хотел соорудить к этому времени в своей комнате маленькую виселицу, чтобы повесить на ней самого лучшего рака. По красному цвету вареного рака всякий поймет намек, и герцог будет иметь удовольствие произвести заочную казнь над кардиналом...» (ч. 1, XX). Вернемся, однако, в сегодняшний день. «Серый кардинал» прочно закрепился как фразеологическое выражение для характеристики – большей частью – политических деятелей. Однако наблюдения над употреблением этого выражения в печати 80-х годов позволяют отметить любопытную тенденцию: противопоставление «наличие сильной власти – отсутствие официального положения» начинает ослабевать, а иной раз и стираться, на первый план в семантической структуре выражения выходит первый фактор («сила власти» или «сила влияния») – при нивелировке второго («отсутствие официального положения»). Серым кардиналом в печати все чаще называют лицо, само занимающее достаточно высокий пост, хотя и в связи с официальным лицом более высокого ранга, чаще – главой государства. Например:

«Серый кардинал Генсека (Л. И. Брежнева. – Б. Ш.) М. А. Суслов может поздравить себя со второй Золотой Звездой Героя Соцтруда» (Моск. Правда, 1988. 31 дек.).

Суслов – член Политбюро, секретарь ЦК КПСС, но здесь существенно другое: «Суслов безличная личность, созданная для действий за кулисами. Любой из членов ЦК мог представлять высшую власть, но не каждый мог ее осуществлять. Суслов ее осуществлял, сам оставаясь за кулисами... Согласно дворцовому протоколу Кремля, среди 11 членов Политбюро он занимает четвертое место после Брежнева, Косыгина, Подгорного. Но для протокола важны титулы юридической власти. Если бы существовал протокол фактической власти, то он начинался бы с Суслова 1970 г.» (А. Авторханов. Суслов: гроссмейстер партийной идеологии // Огонеr 1990, № 21).

Самый свежий пример – из биографии президента Ирака Саддама Хусейна: «11 лет он довольствовался положением второго человека – президентом был Хасан аль-Бакр,– но все в стране прекрасно знали, что „серым кардиналом”, подлинным руководителем страны был Хусейн. Именно его имя стали постоянно упоминать в обрамлении лестных эпитетов, он был наиболее цитируемым в прессе человеком» (Рабочая трибуна. 1990. 23 окт.).

В печати «серым кардиналом» неоднократно называют государственного секретаря США – по отношению к президенту США (ср.: «...тогдашнего главу Белого дома Р. Никсона, его „серого кардинала” Г. Киссинджера...» — Вокруг света. 1984, № 7. С. 28), но наиболее ярко рассматриваемая тенденция выражена в введении к книге А. А. Кокошина и С. М. Рогова «Серые кардиналы Белого дома» (само название чего стоит!), цитатой из которой мы и закончим статью: «...В 1624 г. фактическим властителем Франции стал кардинал Ришелье. Он известен тем, что укрепил во Франции абсолютизм, и, видимо, в неменьшей степени – благодаря своему ближайшему доверенному лицу и помощнику, „серому кардиналу” Жозефу. Именно эта серая тень кардинала Ришелье, никогда не появлявшаяся на авансцене, разрабатывала и подсказывала Ришелье все решения государственной важности. Название „серый кардинал” стало нарицательным.

В предлагаемой вниманию читателя книге речь пойдет о „серых кардиналах” нашего времени – помощниках президентов США по национальной безопасности в 60-е – 80-е гг. М. Банди, У. Ростоу, Г. Киссинджере, Б. Скаукрофте, 3. Бжезинском, Р. Аллене, У. Кларке и Р. Макфарлейне».


Журнал «Русская речь», 1991, № 4

Текущий рейтинг: