Проверка слова:  

 

Русский язык в школе

 

Об ударении в русском языке. Часть 2

20.08.2014

Проф. Р. И. Аванесов

Первая часть статьи

7. Ударение подвижное и неподвижное

Разноместное ударение русского язы­ка в одних категориях слов бывает неподвижным, т. е. при образовании грамматических форм слова всегда ос­таётся на одном и том же месте, в других – подвижным и при образо­вании различных грамматических форм переносится с одного слога на другой, с одной части слова на другую. В этом последнем случае подвижность ударе­ния используется для образования и различения грамматических форм. При этом надо иметь в виду, что ударение в русском языке является обычно до­бавочным, вспомогательным граммати­ческим средством, которое лишь сопро­вождает основное средство образования грамматических форм русского языка – аффиксацию. Таким образом, разные формы одного и того же слова, отлича­ясь друг от друга местом ударения, в то же время отличаются обычно и раз­личными аффиксами (большей частью разными окончаниями).

Например, ударение в словах това­рищ, больной, вижу не используется в качестве грамматического средства, потому что оно неподвижное – оно остаётся на одном и том же месте во всех формах каждого из этих слов. Ср. товарищу, товарищем, товарищи, то­варищей, товарищами и т. д.; больного, больному, больным, больные, больных, больными и т. д.; видишь, видит, видим, видят, видел, видевший и т. д.

Напротив, если ударение подвижное, то оно служит одним из средств разли­чения грамматических форм слова. На­пример, у многих существительных раз­личение единственного и множествен­ного чисел достигается не только си­стемой падежных окончаний, но и мес­том ударения. Так, у слов город, сторож, голос, берег, парус, остров, учитель, нос, воз, долг, стог, пар, шар, грош, поезд, пояс, рог, дар, чай, погреб, глаз, сад, бор, пол, зять, муж, зонт, бал, бас, рой, ряд, пуд, торг, слово, право, дело, тело, облако, поле, море и многих других ударение в единственном числе падает на основу, а во множественном – на окончание. Ср. города, городу, городом, в городе, но го­рода, городов, городам, городами, в городах; или: слово, слова, словом и т. д., но слова, словам, словами и т. д.

У других существительных, наоборот, в единственном числе ударение падает на окончание, а во множественном чис­ле – на основу. Таковы, например, су­ществительные пятно, седло, окно, весло, крыло, зерно, стекло, колесо, ядро, бревно, село, перо, сук­но, вино, ведро, копьё, ружьё, гнездо, лицо, бедро, решето, колесо, долото. Ср: пятно, пят­на, пятну, пятном, в пятне, но пятна, пятен пятнам, пятнами, в пятнах.

У ряда существительных в формах единственного числа и в именительном падеже множественного числа ударение падает на основу, а в остальных фор­мах множественного числа – на окон­чание, например камень, корень, гость, волк, зверь, соболь, лебедь, голубь, ноготь, коготь, дверь, лошадь, мать, смерть и др. Ср. камня, камню, кам­нем, в камне, камни, но камней, камням, кам­нями, в камнях; у двери, к двери, о двери, дверью, двери (им. пад. мн. ч.), но дверей, дверям, дверями, о дверях.

Ряд существительных, имеющих во­обще в единственном числе ударение на основе, образует особую форму местного падежа с переносом ударения на окончание, например берег, бок, стог, глаз, нос, бор, пол, снег, ряд, пост, дверь, степь, кровь, кость, ночь, тень. Ср. на берегу, в боку, стогу, глазу, но­су, бору, на полу, в снегу, ряду, на посту; на двери, в степи, в крови, в кости, в ночи, в те­ни, но о береге, при стоге, о носе, о снеге, при двери, о степи, о крови и т. д.

Многие существительные женского рода на -а в отличие от прочих форм единственного числа, имеющих ударе­ние на окончании, образуют форму ви­нительного падежа с переносом ударе­ния на основу (если основа неоднослож­ная, то на первый её слог). Таковы, на­пример, слова нога, вода, рука, изба, щека, гора, доска, спина, зима, душа, стена, земля. Ср. нога, ноги, ноге, ногой, но ногу; воду, руку, избу, щё­ку, гору, доску, спину, зиму, душу, стену, зем­лю.

Подвижное ударение имеется и у многих глаголов. Если ударение глаго­ла в 1-м лице единственного числа па­дает на основу, то в личных формах этого глагола ударение неподвижное (например, мою, плачу, строю). Если же ударение глагола в 1-м лице единственного числа падает на окончание, то в русском языке различается два ти­па – с неподвижным ударением на лич­ных формах (несу, несёшь... несут; солю, солишь... солят) и с подвиж­ным ударением: в последнем случае ударение падает в 1-м лице единствен­ного числа на окончание, в остальных личных формах — на основу. Таковы, например, многие глаголы как 2-го, так и 1-го спряжения: крошу, кошу, служу, сужу, учу, люблю, куп­лю, ловлю, коплю, варю, ценю; колю, порю, мелю, треплю, дремлю, пишу, пляшу, скачу, ищу, плещу, стелю и др. Ср.: прошупро­сишь... просят, колюколешь... колют.

У глаголов 2-го спряжения с по­движным ударением в личных формах форма второго лица множественного числа настоящего-будущего времени отличается от соответствующей формы повелительного наклонения только уда­рением. Ср. просите – просите, ходи­те – ходите, купите – купите и т. д. У глаголов же с неподвижным ударе­нием на окончании эти формы совпада­ют: формы солите, звоните, сидите, летите, велите, молчите и др. пред­ставляют собой формы 2-го лица мно­жественного числа как настоящего вре­мени, так и повелительного наклонения.

Определённая категория глаголов в прошедшем времени, имеющая ударе­ние на основе, образует форму женско­го рода с переносом ударения на окон­чание. Таковы глаголы был, лил, пил, вил, ткал, лгал, врал, брал, драл, ждал, рвал, звал и др. Ср.: брал, брало, брали, но брала; был, было, были, но была; лил, лило, лили, но лила и т. д.

Аналогичное явление наблюдается в страдательных причастиях прошедшего времени: продан, продано, проданы, но продана; при­нят, принято, приняты, но принята; про­жит, прожито, прожиты, но прожита.

Подвижное ударение может быть и у кратких прилагательных: с ударением на окончании в форме женского рода и с ударением на основе в остальных формах. Например: слаб, слабо, слабы, но слаба; глуп, глупо, глупы, но глупа; прав, право, правы, но права; сыт, сыто, сыты, но сыта; молод, молодо, молоды, но молода; а также глухи – глуха, тупы – тупа, тихи – тиха, горды – горда, чисты – чиста, пусты – пуста, веселы – весе­ла, дёшев – дешева и т. д.

От двусложных прилагательных с ударением на корне сравнительная сте­пень с суффиксом -ее (-ей) образуется при одновременном переносе ударения на первый слог суффикса. Ср. новый – новее, белый – белее, глупый – глупее, милый – милее, смелый – смелее, жёл­тый – желтее, добрый – добрее, умный – ум­нее, точный – точнее, скучный – скучнее, страшный – страшнее, поздний – позднее и т. д.

Подвижность ударения как средство различения грамматических форм необ­ходимо отличать от тех случаев, когда перенос ударения обусловлен опреде­лёнными внешними причинами. Так, на­пример, если одна из форм слова, имеющего постоянное ударение на окон­чании, образуется без окончания, то, ес­тественно, в этой форме ударение падает на основу. Здесь перенос ударения, так сказать, вынужденный. Например: полка, полку, полком, но полк: быка, быку, быком, но бык; слова, словам, словами, но слов (род. пад. мн. ч.); места, мес­там, местами, но мест; несла, несло, несли. но нёс; могла, могло, могли, но мог.

Различие в месте ударения в подоб­ных случаях не имеет грамматического значения, поскольку оно вынужденное, обусловленное отсутствием окончания в одной из форм слова. Поэтому уда­рение в таком, например, слове, как стол, стола, столу, столы, столов и др. с грамматической точки зрения сле­дует расценивать как неподвижное, по­стоянное.

Естественно, что в языках с фикси­рованным местом ударения последнее не может служить средством различе­ния грамматических форм.

8. Ударение и звуковое  качество фонем слова

В силу охарактеризованных выше ка­честв русского ударения, в особенно­сти его разноместности и подвижности, ударение в русском языке не только является признаком слова, но является индивидуальным признаком слова. Это значит, что ударение наряду с совокупностью фонем образует слово. Напри­мер, в формах множественного и един­ственного числа руки (им. пад.) и руки (род. пад.) смысловая разница зависит только от места ударения. При этом не подлежит сомнению, что в обоих случаях корневая морфема (рук-) тождественна, равна сама себе. Это значит, что в обоих случаях эта морфема со­стоит из одного и того же последователь­ного ряда фонем (р + у + к), к которо­му в первом случае прибавляется уда­ренность корневого -у-, в то время как во втором случае ударенность прибав­ляется к гласной флексии -и. Таким образом, ударение не является фонемой или признаком фонемы, а характеризу­ет слово в целом. Ударение подчёрки­вает, выделяет один из слогов слова и через это одну морфему, которая противопоставляется другим морфе­мам того же слова. Ударение яв­ляется в русском языке весьма важным смыслоразличительным признаком слова, который добавляется к составу фонем слова, являющихся основным средством различения слов по смыслу. Это значит, что, например, сло­во руки состоит не из элементов р + у + к + и, а из элементов р + у + к + и + ударение на у, т. е. ударенность основы при безударности флексии; точно так же слово руки состоит не из элементов р + у + к + и , а из элементов р + у + к + и + ударение на и, т. е. уда­ренность флексии при безударности основы.

Система русского ударения, т. е. мес­то его по отношению к морфологиче­скому составу слова, весьма сложна и требует ещё тщательного изучения.

Таким образом, ударение в русском языке является своего рода надстрой­кой над составом фонем слова. Особен­но важно отметить, что эта надстройка в значительной мере определяет, так сказать, звуковую модель слова в от­ношении его вокализма. Именно место ударения прежде всего обусловливает реализацию гласных фонем данного фо­нетического слова в тех или иных из своих разновидностей. Например, в од­ной и той же корневой морфеме дом фонема о может выступить то в своём основном виде (если ударение падает на корневую гласную слова), то в своём варианте а (если ударение падает на флексию и корневая гласная оказы­вается в 1-м предударном слоге), или варианте ъ (если ударение падает на предшествующую морфему и корневая гласная оказывается в заударном слоге, а также если ударение падает на по­следующую морфему, но так, что кор­невая гласная оказывается во 2-м пред­ударном слоге): дом, дом'ик; дама, дамоф; по дъму; дъмас'ет.

Сказанное относится не только к кор­невым морфемам, но и ко всем другим. Ср., например, различное вокальное оформление флексии -ом в зависимо­сти от места ударения (флексия эта звучит как -ом или -ъм: ср. сталом и домъм), флексии -ам, звучащей как -ам или -ъм (пъ-д'елам и па-с'олъм), суффикса -ов, звучащего как -ов или -ъв (сасновъй и б'ер'озъвъй) и т. д.

9. Безударные и слабоударяемые слова

Большая часть служебных слов и частиц, как уже было отмечено, не имеет на себе ударения. Одни из них (предлоги и союзы) являются проклитиками, т. е. предударными словами (например, на дороге), другие, меньшая часть, – энклитиками, т. е. послеударны­ми словами (например, я-то знаю).

Проклитиками являются обычно одно­сложные предлоги и союзы, которые примыкают к следующему за ними само­стоятельному слову. Например: на горе, на стороне, от брата, при дворе, ко мне, со мной, во мне, под дерево; ни я, ни брат; и я, и сестра; то дождь, то снег; сказали, что сестра приехала.

Односложные частицы являются эн­клитиками. Например: скажи-ка, кто-то, я же говорил, они ведь придут, придут ли они.

Некоторые односложные предлоги не­редко принимают ударение на себя, и тогда безударным оказывается следую­щее за ним самостоятельное слово, так что и в этом случае предлог вместе с самостоятельным словом имеют одно ударение. Это бывает обычно тогда, ког­да существительное имеет подвижное ударение. Чаще всего в литературном языке принимают на себя ударение пред­логи на, под, по, за, из, без: на воду, за воду, по воду (ср. вода воду), под гору, на гору (ср. горагору), по лесу, из лесу (ср. леса, лесу – леса, лесов), на море, за морем, по морю (ср. море – моря); на зиму (ср. зи­ма зиму), на сторону (ср. сторонасторо­ну), без вести (ср. вести – вестей), без чет­верти (ср. четверти – четвертей), на два, на три, по два, по три, за пять, за десять, на сорок, под сорок.

Двусложные и трёхсложные союзы обычно употребляются с ударением, но оно у них более слабое, чем у само­стоятельных слов. Такое ударение на­зывается слабым, или побочным, а соответствующие слова – слабоуда­ряемыми. Например: если можно, узнайте; когда узнаете, ска­жите; сказали, будто придёт; ласкался, слов­но ребёнок; ухожу, потому что обещал.

Двусложные предлоги различны в от­ношении наличия или отсутствия у них побочного ударения. Одни из них всег­да безударны. Таковы сложные предло­ги из-за, из-под (например, из-за леса, из-под стола); предлоги с беглым о- (например, подо, надо, изо; трехслож­ный передо): подо мной, надо мной, обо мне, обо всех, изо всех, передо мной (произносится: пъдамноj; нъдамноj; абамн'е; абафс'ех; изафс'ех; п'ьр'ьдамноj). Другие могут иметь побочное ударе­ние, но могут быть и безударны. На­пример: перед отходом (произносится п'ьр'ьдатходъм или п'ер'ьт атходъм), между городами (произносится мьждугърадам'и или между гърадам'и), через дорогу (произносится ч'ьр'ьздарогу или ч'ер'ьз дарогу). Некоторые двусложные предлоги всегда имеют побочное ударе­ние: таков, например, предлог кроме (никто, кроме тебя), а также двуслож­ные и трёхсложные предлоги, происшед­шие из наречий. Например: скажу после урока, бегали кругом дома, ехали мимо деревни, собралось около дома, столпились вокруг учителя, остановились напротив избы, стал поперёк дороги.

Эти слова в качестве предлогов имеют ударение, по своей полновесности близ­кое к обычному ударению самостоятель­ных слов. Однако в этом своём качестве они не являются обычно носителями такто­вого или фразового ударения. Напротив, те же слова в наречном употреблении могут быть носителями такого ударения. Ср. скажу после, прошли мимо, живёт око­ло (т. е. близко), осмотрелся кругом, живёт напротив, стал поперёк.

Односложный предлог сквозь имеет побочное ударение, когда он находится перед безударным слогом следующего слова, например луна светит сквозь облака (сквос' аблака). Находясь же перед ударенным слогом следующего слова, этот предлог может не иметь ударения, но тем не менее гласный о предлога не подвергается изменениям, свойственным гласным предударного сло­га: сочетание сквозь облако произно­сится сквос' -облъкъ или сквос' облъкъ.

Союз чтобы в отличие от сочетания с местоимением что бы ударения не имеет, всегда являясь проклитикой: со­четание сказал, чтобы пришли произ­носится – сказал, штъбы пр'ишл'и; сравни: дам тебе, что бы ты ни просил (произносится што-бы-ты-н'и-прас'ил). Безударен также односложный союз что в отличие от местоимения что. При этом надо заметить, что союз что в пер­вом предударном слоге, как и в других предударных, произносится с гласным ъ (в книжном произношении возможно о), но никогда не с гласным а, который нормально выступает вместо о в пер­вом предударном слоге: я не знал, что брат приедет (произносится: штъ брат или што брат) Ср. с местоимением что: я не знал, что им сказать (произно­сится штоим).

Односложные союзы то – то и но обычно не носят на себе ударения, но тем не менее как в первом, так и в других предударных слогах произносятся со звуком о (а не а или ъ): то дождь, то снег; то приходит, то уходит – обычно произносится: тодош', тос'н'ек; топр'иход'ит, тоуход'ит; но ты-то об этом знал; но было светло; но уже было светло (произносится: ноты; нобылъ; ноуже).

Некоторые категории местоимений всегда имеют обычное ударение само­стоятельного слова. Таковы, например, вопросительные местоимения (кто, что, который, какой, чей) и отрицательные местоимения некого, нечего. Другие местоимения часто употребляются и с побочным ударением.  Например: на вокзале меня встретили товарищи; у его сестры много книг; моей сестре десять лет; этого человека я не знал; всем ученикам сообщили  отметки; взялся не с того конца; побочное ударение могут иметь относи­тельные слова: подъехали к дому, ко­торый стоял на краю деревни. Неко­торые местоимения в живой речи могут быть и безударными (обычно энклитиками): кто это сделал (кто-ьтъ з'д'елъл), знаем мы вас (знаим-мы вас), куда вы бежите (куда-вы б'ьжыт'ь).

Слабоударяемой может быть связка быть: вечер был сухой и тёплый, утро было морозное. Слово было в определённом употреблении является безударным (энклитикой): пришёл было вчера, он было пришёл вчера (произносится: пр'ишолбылъ ф'ч'ьра, онбылъ пр'ишол ф'ч'ьра).

Слово бывало в определённом употреблении в силу своего большого объё­ма не бывает лишено ударения, но имеет ударение побочное, более слабое, чем обычное словесное ударение, ср. придёт бывало ко мне и говорит. Безударным часто бывает слово брат, употреблён­ное в качестве обращения, ср. ты, брат, не заговаривай мне зубы (произносится тыбрът).

Таким образом, кроме слов, имеющих обычное ударение, и слов безударных, выделяется ещё третья категория – слов слабоударяемых или могущих быть сла­боударяемыми. Обычное ударение име­ют самостоятельные слова, безударны­ми могут быть слова служебные. Слабоударяемыми же являются – если оста­вить в стороне те служебные слова, ко­торые имеют побочное ударение в силу своего большого объёма, многосложно­сти, – слова, образующие как бы про­межуточную группу между категория­ми самостоятельных слов и служебных. Именно таковы предлоги, наречия, место­имения, связка. Слабоударяемыми бывают часто также числительные в опре­делённом употреблении.

10. Побочное ударение слова

Выше было указано, что каждое само­стоятельное слово имеет одно ударение. Однако имеются слова (обычно много­сложные, большие по объёму), которые имеют или хотя бы могут иметь два ударения – наряду с основным, обычным словесным ударением, второе –побоч­ное. Сюда относятся чаще всего слож­ные слова, образованные путём сложе­ния двух основ. Ср., например, идолопоклонник, жертвоприношение, чёрносмородиновое и т. д. Впрочем, те же слова обычно можно произносить и с одним ударением – без побочного. Вопрос этот совершенно не изучен, по­этому ниже ограничимся лишь несколь­кими предварительными замечаниями.

При наличии в слове двух ударений побочное бывает первым (ближе к на­чалу слова), а основное вторым (ближе к концу слова). Чем более новым или необычным, чем более книжным по сво­ему характеру или относящимся к  специальному языку является сложение, тем в большей степени можно ожидать двух ударений – наряду с основным по­бочного. Ср., например, клятвопреступ­ление, гальванопластика, радиоприём­ник. Точно так же чем ощутительнее в смысловом отношении является первая часть сложения, тем больше оснований ожидать второго побочного ударения. Ср. возможное произношение: кораблекрушение, подковообразный, тёмно-зелёный. Поэтому в тех случаях, когда сложение основ вообще в слове мало ощущается или когда не выделяется в смысловом отношении первая часть сложения, или она выделяется слабо, побочное ударение обычно не наблюдается. Ср. подобострастный, самостоя­тельный, еженедельный, благодушный, достоверный и т. д. Наконец, чем дальше отстоит основное ударение от места возможного побочного ударения, тем опять-таки в большей степени можно ожидать двух ударений в слове. Ср., например, льновод (с одним ударе­нием) и льнотеребилка (с возможным вторым, побочным ударением), земле­делец (с одним ударением) и землевла­делец (с возможным вторым, побочным ударением), времяпрепровождение, са­хароварение, хлопкоочистительный. Во многих случаях наличию побочного уда­рения рядом с основным содействует не одно из указанных условий, а два или все: ср. картофелекопалка – сло­во относится к специальному словарю сельскохозяйственной техники, обе основы чётко выделяются, основное ударение отделено от места побочного ударения тремя слогами.

Наличие побочного ударения в неко­торых случаях, обычно вне указанных условий, характеризует просторечный стиль речи: ср. произношение поехала в Сталинград, жила в Ленинграде, в общежитии.

Побочное ударение наблюдается так­же во многих сложносокращённых сло­вах, представляющих собой сложение части первого слова с полным вторым словом: профдвижение, профбилет (но обычно профсоюз), партбилет, партучёба,   агитбригада, агитколлектив.

11.  Колебания  в ударении

Сложная система русского ударения имеет свои исторические корни, уходящие в глубокую древность. Неодинако­ва была история ударения в разных русских диалектах. Между тем известно, что в состав литературного языка вошли элементы, восходящие к разным русским диалектам. Поэтому естественно наличие в нём некоторых колебаний в ударении, двойственность. Например, в определён­ной категории существительных жен­ского рода на с ударением на флек­сии в северновеликорусских говорах свойственен перенос ударения на осно­ву в вин. пад. ед. ч. (ср. рука руку, нога – ногу, сторона – сторону, водаводу и т. д.). Напротив, в типичных южновеликорусских говорах соответ­ствующие слова и в вин. пад. ед. ч. имеют ударение на флексии: руку, но­гу, сторону, воду и т. д. Литературно­му языку в этой категории случаев в общем свойственно ударение северновеликорусское (ср. вышеприведённые примеры).

Однако в некоторых случаях нали­чествует колебание или даже усвоено южновеликорусское ударение. Ср., на­пример, допускаемые в литературном языке ударения сковороду при сковоро­ду, весну и вёсну, ср. также литератур­ные ударения овцу, козу, сосну при диа­лектных овцу, козу, сосну и т. д. Колеба­ния в ударении появляются также при заимствовании слов из других языков. Они зависят, между прочим, от того, откуда идёт заимствование и какими путями. Так, например, неправильные ударения документ, инструмент, сто­ляр объясняются польским посредством при усвоении этих слов (как известно, польскому языку свойственно фиксиро­ванное ударение на предпоследнем сло­ге слова).

Литературный язык стремится избе­жать колебаний. При наличии их не­редко один из вариантов санкциони­руется как соответствующий норме, другой изгоняется как неправильный. Если же сохраняются оба варианта, то они постепенно дифференцируются в своих значениях – приобретают разную стилистическую окраску (примеры см. выше), разное грамматическое значение (например, мало и мало) или разное лексическое значение (ср., например, ши­роко распространённую, хотя и не при­знанную правильной, дифференциацию квартал – во временном значении и квартал – в  пространственном).

В тех случаях, когда по тем или дру­гим причинам колебание в ударении сохраняется, а смысловая дифференциа­ция отсутствует, появляется то, что можно назвать нейтрализацией ударения как смыслоразличительного средства: ср. творог и творог, иначе и иначе, пробил и пробил, издавна и издавна, броня и броня и т. д.

12. Ударение и преподавание русского языка

Ударение при преподавании русского языка имеет весьма большое значение. Как известно, с ударением связан один из важнейших отделов правописания, а именно: правописание безударных гласyых. Обучение литературному ударению имеет большое значение в работе по развитию речи, по повышению культуры русского языка. Большое место зани­мает ударение в борьбе учителя с остат­ками диалектного или просторечного произношения. Ср. такие ударения, как добыча вм. добыча, отчасти вм. отчасти, средства вм. средства, добровольные общества, добровольных обществ вм. общества, обществ, положил вм. положил, единство вм. единство, договор вм. договор, приговор вм. приговор, молодежь вм. моло­дёжь, арбуз вм. арбуз, цыган вм. цыган; ср. частое употребление страдатель­ных причастий прошедшего времени типа разрешёна, запрещёно, окружёны в женск. и ср. родах ед. ч. и во мн. числе с ударением на предпоследнем слоге и т. д. Еще большее место занимают вопросы ударения в работе учителя, направленной на усвоение учащимися слов иноязычного происхождения (ср. такие неправильные ударения, как документ, инструмент, квартал. магазин, процент, портфель, кино, километр, роман, техникум, президиум, гектар, фарфор вместо документ, инструмент, квартал, магазин, процент, портфель, кино, километр, роман, тех­никум, президиум, гектар,  фарфор).

Особенно большое значение имеют вопросы ударения при преподавании русского языка нерусским. Разноместность русского ударения и его возмож­ная подвижность при образовании грам­матических форм, соединённая с отсут­ствием обозначения ударения в печати, делают его для учащихся-нерусских исключительно трудным, если учитель не ведёт систематической и планомер­ной работы по практическому освоению учащимися русского ударения.

При работе над ударением необходи­мо постоянно обращаться к словарям и грамматикам. К сожалению, в грамма­тиках русского языка обычно ударению уделяется недостаточное внимание. Боль­шую помощь в работе учителя здесь окажет «Толковый словарь русского языка» под ред. Д. Н. Ушакова, где даются систематические указания не только на ударение каждого слова в его исходной форме, но также и на пе­редвижение ударения при образовании разных его форм. Однако нам нужны специальные работы по описанию си­стемы русского ударения в его совре­менном состоянии и истории, по ударе­нию в языке лучших русских писателей и поэтов. В этом заинтересована как наука о русском языке, так и в ещё большей степени наша советская школа.

Текущий рейтинг: