Проверка слова:  

 

Русский язык в школе

 

Об ударении в русском языке. Часть 1

14.08.2014

Проф. Р. И. Аванесов

Предисловие «Грамоты.ру»

Рубен Иванович Аванесов (1902–1982) – выдающийся языковед, один из основателей Московской фонологической школы. Его фамилия хорошо известна и нефилологам: под редакцией Р. И. Аванесова вышел «Орфоэпический словарь русского языка», выдержавший несколько переизданий и ставший одним из самых авторитетных нормативных словарей русского языка.

Однако фонология была далеко не единственным научным интересом лингвиста. Невозможно переоценить его вклад в русскую диалектологию. Под руководством Р.И. Аванесова была осуществлена грандиозная работа по сбору сведений о русских говорах, ставших материалом для «Диалектологического атласа русского языка». В основу атласа легла теория лингвистической географии, разработанная языковедом. Да и сам термин диалектный язык ввел Р. И. Аванесов.

Ученый был также инициатором издания «Словаря древнерусского языка XI–XIV вв.». Им в 1960-е годы были подготовлены введение, инструкция, список источников и опубликованы пробные статьи. Долгие годы он возглавлял коллектив составителей этого словаря.

В 1996 году, спустя 14 лет после смерти Р. И. Аванесова, два первых выпуска «Диалектологического атласа русского языка», работе над которым он посвятил большую часть своей жизни, были удостоены Государственной премии Российской Федерации в области науки.

***

Предлагаем вниманию читателей портала первую часть статьи Р. И. Аванесова «Об ударении в русском языке». Статья опубликована в журнале «Русский язык в школе» (№ 4, 1948), в ней даны основные сведения об ударении и его типах. Вы узнаете о том, что такое фразовое, логическое, тактовое, экспираторное ударение, чем русское ударение отличается от ударения в других языках и как связано ударение с долготой и краткостью гласных.


1. Ударение слова, речевого такта, фразы

Как известно, с ритмико-интонационной точки зрения наша речь членится на отдельные, законченные по смыслу выска­зывания, каждому из которых соответствует особый отрезок речи. Каждый такой отрезок речи объ­единён в произношении особой интона­цией, указывающей на его относитель­ную смысловую самостоятельность, и от­делён от других подобных отрезков паузой. Само высказывание в свою оче­редь может члениться на более мелкие отрезки — так называемые речевые такты (или синтагмы). Последние представля­ют собой непрерывные ряды звуков и от­деляются друг от друга краткими пауза­ми (более краткими, чем те, которыми отделяются друг от друга высказывания).

Речевой такт не соответствует слову, так как в устной речи нередко группы слов произносятся одним непрерывным потоком, слитно, не отделяясь друг от друга паузами. Поэтому с ритмико-интонационной точки зрения высказывание членится не на слова, а на речевые такты. Паузы, которыми отделяются речевые такты, всегда приходятся между словами: они не могут разорвать слово на части, распределив их между двумя речевыми тактами. Однако в пределах речевого такта может быть не одно, а несколько слов.

Так как существующие в современ­ном русском языке звуковые законо­мерности действуют в пределах слова (точнее, в пределах так называемого фонетического слова, т. е. самостоятель­ного слова вместе с примыкающими к нему служебными словами и частицами), то можно считать, что речевые такты могут распадаться на слова. Слова, как известно, делятся на ещё более мелкие фонетические единицы – слоги, а послед­ние – на звуки, являющиеся пределом фонетического членения речи.

Слоги, составляющие слово (точнее, фонетическое слово), бывают неодинако­вы, если в слове больше одного слога. Один из них выделяется теми или други­ми фонетическими средствами среди других. Такое выделение и представляет собой то, что называется ударением.

В речевом такте может быть несколько слов, следовательно, и несколько ударе­ний. Однако эти ударения не одинаковы: одно из них, падающее на слово, более важное в смысловом отношении, бывает более сильным, выделяющимся по срав­нению с другими, более слабыми. Это – ударение речевого такта, или тактовое ударение, в противоположность остальным – ударениям слова, или сло­весным ударениям. Таким образом, одно из словесных ударений в то же время является ударением тактовым.

Речевые такты, входящие в состав целого высказывания, также неодинако­вы по своим тактовым ударениям: одно из них бывает более сильным, выделяю­щимся по сравнению с другими; оно приходится на тот речевой такт, который представляется более важным в смысло­вом отношении. Это – ударение выска­зывания, фразы, или, иначе, фразовое ударение. Таким образом, одно из тактовых ударений в то же время являет­ся ударением фразовым. Тактовое и фра­зовое ударение обычно называют логи­ческим ударением.

Уже из изложенного видно, что развёр­нутое высказывание имеет сложную иерархическую систему ударений – глав­ных и более или менее второстепенных. Мало разработанный вопрос о фразовом и тактовом членении речи и иерархии ударений в связи со структурно-грамматическим и ритмико-интонационным членением речи должен быть предметом особого рассмотрения. В настоящей статье будет рассмотрено лишь ударение слова.

2. Ударение как признак слова

Нормально в речи столько ударений, сколько в ней самостоятельных слов, потому что каждое самостоятельное сло­во имеет ударение, и притом обычно одно. Поэтому ударение является одним из основных признаков самостоятель­ного слова. Служебные слова обычно не имеют на себе ударения и примыкают к самостоятельным слсвпм. Даже не зная русского языка, прослушав фразу из «Дубровского» Пушкина: На другой день весть о пожаре разнеслась по всему околотку, – нетрудно определить, что н ней семь самостоятельных слов, потому что во фразе семь ударений; но нельзя сказать, есть ли в ней служебные слова и частицы, потому что последние не имеют своих ударений и примыкают к соседним самостоятельным словам, имеющим ударения. Однако, не зная русского языка, т. е. не понимая слов его, смысла фразы, а также не зная соотношений между качеством гласных и ударением, нельзя определить границы слов, указать, где кончается одно слово и начинается другое, так как в русском языке ударение разноместное. Иначе обстоит дело в языках с постоянным, фиксированным местом ударения: в этих языках ударение не только является признаком самостоятельного слова, но и позволяет проводить границы между словами, так как каждый раз собою оно указывает на определённый слог слова (например, на первый – в чешском, на последний – в армянском, на предпо­следний – в польском и т. д.).

Ударение в русском языке как признак слова находится в весьма сложных взаимоотношениях с качеством гласных фонем слова. О них см. ниже, раздел 8.

3.   Ударение слова и его физические свойства

Выделение ударяемого слога обычно производится усилением экспирации (вы­дыхания) и изменением тона, т. е. музыкальной стороны, высоты. Обычно оба эти момента действуют совместно. Но в одних языках ударяемый слог выделяет­ся главным образом экспираторной сто­роной слога (изменением силы выдыха­ния), в других – его музыкальной сторо­ной (изменением высоты тона). В соот­ветствии с этим различают ударение экспираторное и музыкальное. В русском языке, так же как и во мно­гих других славянских (украинском, белорусском, польском, чешском, бол­гарском), а также немецком, француз­ском, из древних языков – в латинском ударение экспираторное. Напротив, в сербо-хорватском и словинском языках, а также древнегреческом и санскрите (древнеиндийском) ударение музыкаль­ное.

Таким образом, в русском языке вы­деление ударенного слога достигается усилением выдыхания и связанной с ним большей напряжённостью голосовых свя­зок. Усиление касается главным образом слогового звука, но в известной степени захватывает и неслоговые звуки. С аку­стической стороны это производит впе­чатление большей громкости ударенного слога по сравнению с безударными. Уда­ренный гласный произносится не только более rpомко, но он является также и более долгим, а по своему образова­нию – более напряжённым по сравнению с соответствующими безударными.

4. Долгота и краткость гласных

В разных языках существует различ­ная связь между ударением и большей или меньшей длительностью (долготой) слоговых звуков (обычно гласных). В од­них языках длительность гласных зависит от положения  под ударением  или без ударения. Таков русский  язык, в котором гласные под ударением вообще отличаются большей длительностью, чем соответствующие гласные в безударном положении. В ряде языков большая или меньшая длительность гласных не зави­сит от ударения. Таковы, например, французский и чешский языки, в которых как под ударением, так и без ударения могут быть гласные различной длитель­ности. Другими словами, в этих языках различия в длительности гласных фоне­тически не обусловлены, самостоятельны и потому используются для различения слов – в этих языках имеется категория долгих  и  кратких гласных фонем. Ср., например, в чешском языке: dráha1 – до­рога произносится с а долгим под ударением и а кратким в безудар­ном слоге и drahá – дорогая – произно­сится c а кратким под ударени­ем и а долгим в безударном слоге. Или: býti – быть (произносится с и дол­гим под ударением и и кратким в без­ударном слоге) и bytí – бытие (произно­сится с и кратким под ударением и и долгим в безударном слоге). Разли­чие этих слов по смыслу в приведённых примерах выражено долготой или крат­костью гласных.

В других языках, как уже было сказа­но, большая или меньшая длительность гласных зависит от ударения. Таков рус­ский язык, в котором гласные под ударением отличаются большей длительно­стью, чем соответствующие гласные в безударном положении. В русском языке различия в длительности гласных несамостоятельны, обусловлены фонети­ческим положением: попадая в положе­ние под ударением, гласный произносит­ся с большей длительностью, чем в без­ударном положении. В русском языке нет таких слов, где бы гласные по долго­те и краткости различались, т. е. могли произноситься как с большей, так и с меньшей длительностью: под ударением обязательно произносятся более длитель­ные гласные (и не может быть более кратких), в безударных слогах, напротив, обязательно произносятся более краткие гласные (и не может быть более длитель­ных). Поэтому большая или меньшая длительность гласных не может быть в русском языке использована для разли­чения смысла. Категория долгих и крат­ких гласных в нём отсутствует.

5. Музыкальная сторона ударения

Различия в музыкальной стороне уда­рения, т. е. повышение и понижение тона в одних языках, не зависят от фо­нетических условий и служат для разли­чения смысла, например, в сербо-хорватском, литовском, китайском; в других языках они несамостоятельны, зависят от фонетических условий и потому для этой цели не используются. Русский язык относится к числу последних.

Поясним эти два типа ударения на примерах. В сербо-хорватском языке сло­ва, одинаковые по составу своих фонем, могут различаться по своему значению в зависимости от тона ударенного глас­ного, так как последний может произ­носиться различно в отношении своей музыкальной стороны. Так, например, словт носу, граду, произносимые с нисхо­дящим ударением, т. е. с понижающимся тоном, обозначают дательный падеж от слов нос, град, а созвуч­ные с ними формы носу, граду с восхо­дящим ударением, т. е. повышающимся тоном, обозначают местный падеж от тех же слов. Ничего похожего не может быть в русском языке, потому что музыкальная сторона ударения в нём несамостоятельна, а именно: обусловлена закрытостью или открытостью слога: в закрытых слогах ударение обычно име­ет нисходящий тон (нос, год), в откры­тых – восходящий (носа, года); в одном и том же слоге ударенный гласный не может произноситься как с восходящим, так и с нисходящим тоном. Другими словами, музыкальные различия ударен­ного гласного в русском языке несамо­стоятельны, обусловлены характером слога. Поэтому они несущественны для русского языка и не могут быть исполь­зованы для различения значений. Этим объясняется то, что музыкальная сторона ударения обычно не воспринимается говорящими на русском языке, и надо иметь очень тонкий слух, чтобы её за­метить.

Ударение, в котором различия его музыкальной стороны самостоятельны и могут сами по себе различать значе­ния, можно назвать политониче­ским, в отличие от монотоническо­го, т. е. ударения, в котором различия его музыкальной стороны несамостоя­тельны и потому не используются для различения значений. В русском языке ударение монотоническое, в отличие, например, от сербо-хорватского языка, имеющего политоническое ударение. При политоническом ударении разли­чается несколько разных по тональной стороне видов ударения (например, вос­ходящее, нисходящее, ровное, высокое, низкое и т. д.). Монотоническое ударе­ние подобных видов не знает.

6. Разноместность ударения

В русском языке ударение разноместное, т. е. место его не фиксировано: ударение не прикреплено к какому-нибудь определённому слогу слова (напри­мер, первому, последнему, предпослед­нему) или к определённой части слова (например, к основе или окончанию) и может падать на любой слог слова и на разные его части. Это видно из таких, например, слов, как: столик, девочка, вывел, холодный, берёза, спала, руками, розоватый, молоко, привела, передавала, сторожевое, профессора, учите­лями; перепродавали, перенумеровали – где ударение падает на разные слоги слова и на разные его части (на корень, суффикс, приставку и окончание).

В противоположность этому в ряде других языков место ударения фиксиро­вано, и ударение прикреплено к опреде­лённому слогу слова. Так, например, в чешском, латышском, эстонском, фин­ском языках оно всегда падает на началь­ный слог слова, в польском и грузин­ском – на предпоследний слог, в армян­ском и французском – на последний слог и т. д.

Разноместность ударения используется в русском языке для различения слов. Достаточно различия в месте ударения, чтобы слова, одинаковые по составу своих фонем, различались по смыслу. Ср. замок и замок, пропасть и пропасть, звонок и звонок, хлопок и хлопок, подать и подать, орган и орган, атлас и атлас, позд­нее и позднее, синее и синее, парит и парит, пахнёт и пахнет, Машина и машина, пили и пили (пов. накл.), мели (сущ.) и мели (пов. накл.), пряди и пряди, пали (пр. вр.) и пали (пов. накл.), вина (им. пад. мн. ч.) и вина (им. пад. ед. ч.), стёкла (им. пад. мн. ч.) и стекла (пр. вр.), пища и пища (деепр.), сушу (вин. пад.) и сушу, тушу и тушу, стужу и стужу, ношу и ношу, пищу и пищу, ловлю и ловлю, плачу (от плакать) и плачу (от платить), роясь (от рыться) и роясь (от роиться), крою (от крыть) и крою (oт кроить), мою и мою (местоим.), парами и парами, потом и потом, знаком и знаком, уже и уже, свойство и свойство, самого и самого2.

Естественно, что в языках с постоян­ным местом ударения последнее не мо­жет быть средством различения слов.

В некоторых случаях разноместность ударения, не создавая совсем нового значения, придаёт слову особую стилисти­ческую окраску или особый оттенок значения. Ср., например, слова молодец, девица, серебро, богатырь, сахарный, шёлковый, а также милый, честный, с словами молодец, девица, серебро, богатырь, сахарный, шелковый, милой, честной, которые имеют особый народно-поэтический колорит.

Слова начатый, избранный, служа­щий, хвалящий, любящий, в современ­ном языке обычно произносящиеся с ударением на первом слоге, при пере­носе ударения на второй слог приобре­тают несколько книжно-архаическую окраску (начатый, избранный, слу­жащий, хвалящий, любящий).


1 В чешской орфографии знак ' указывает на долготу. Ударение в чешском письме не указывается, так как оно всегда падает на начальный слог слова.

2 См. статью С. М. Кардашевского «Дифферен­циация значений слов по месту ударения» в журнале «Русский язык в школе», № 1 за 1946 г.

Вторая часть статьи

Текущий рейтинг: