Проверка слова:  

 

Наука и жизнь

 

Языки или гены – кто ведёт?

15.12.2015

Кандидат биологических наук Надежда Маркина

Опубликовано в журнале «Наука и жизнь» (№ 12, 2015)

Расселившись по планете, люди стали разными: появились расы, подрасы и этносы. Разные группы людей заговорили на разных языках и, как в вавилонской притче, перестали понимать друг друга. Возникли биологическое разнообразие и разнообразие языков. Идею о том, что между ними существует связь, впервые высказал Чарлз Дарвин — это одно из его гениальных предвидений. Дарвин предположил, что эти два вида разнообразия развивались параллельно. Изоляция групп людей друг от друга способствовала накоплению как биологических, так и культурных различий, а контакты между ними, напротив, приводили к сходству. Но как популяции и языки отделялись от общих предков?

Между генами и языками много общего — они изменяются, мигрируют, расходятся вместе с популяциями. Демографическую историю популяций можно проследить как по генетическим, так и по лингвистическим маркерам. У генетиков такими маркерами могут быть ДНК, у лингвистов — фонемы — элементарные единицы языка. И генетики и лингвисты строят «свои» филогенетические деревья, показывающие, как популяции или языки отделялись от общих предков. В последнее время появляются совместные исследования, в которых языки и гены изучаются одновременно.

Сотрудники Стэнфордского университета, канадского университета Манитоба и Университета Брауна подошли к делу буквально в глобальном масштабе — они изучили более двух тысяч языков и 246 популяций. Основной вывод, к которому пришли исследователи, состоит в том, что соседствующие языки становятся похожи один на другой. Со стороны может показаться, что это и так понятно, но для специалистов этот вывод вовсе не так очевиден — в тех случаях, когда современная классификация языков относит их к разным языковым семьям*.

Языки одной семьи родственны, потому что, как считают лингвисты, они когда-то образовались из одного «праязыка». Но с того времени их разбросало по миру довольно широко. Например, на языках самой большой индоевропейской семьи говорят люди всех обитаемых континентов. С другой стороны, народы, живущие по соседству, иногда говорят на языках разных семей.

Так вот, у авторов исследования вышло, что географически близкие языки более сходны по составу фонем, чем географически удалённые, вне зависимости от того, к одной или к разным языковым семьям они принадлежат. Подобное сходство говорит о том, что при близком контакте языков фонемы массово заимствуются от соседей. И это очень напоминает обмен генами между соседними популяциями, когда жители мигрируют из одной популяции в другую, вступают в брак с соседями.

Чтобы сопоставить языковое разнообразие с генетическим, исследователи вычислили направления (векторы), по которым в разных частях мира изменяются оба вида разнообразия. Как оказалось, на большей части планеты эти векторы расположены довольно близко. 

Итальянские и американские исследователи также оценили связь между лингвистическим и генетическим разнообразием, но не стали охватывать весь мир, ограничившись Европой. Они изучили 15 популяций, 12 из которых говорят на языках индоевропейской семьи, а 3 — на языках других семей (финны, венгры и баски).

Для сравнения языков учёные в этой работе анализировали не только лексику, но и грамматику. Они обратили внимание на то, что грамматика меньше, чем лексика, подвержена влиянию случайных внешних факторов. 

Исследователи построили четыре матрицы расстояний между 15 европейскими популяциями — географическую, генетическую, лексическую и синтаксическую — и вычислили корреляции между каждой парой матриц. Их вывод состоял в том, что связь между генами и языками и по синтаксису, и по лексике оказалась выше, чем между генами и географией. А значит, в европейских популяциях языки — лучший показатель генетического сходства, чем география.

Итак, если из первой работы следует, что соседствующие языки становятся похожими, независимо от степени их родства (обмен фонемами происходит так же, как обмен генами), то во второй работе география явно отходит на второй план. Популяции, говорящие на схожих языках, генетически ближе друг к другу, чем популяции, живущие географически близко. И к тому же синтаксис определяет эту близость точнее, чем лексика.

Так что генетики и лингвисты подтверждают идею Дарвина о параллельной эволюции биологических признаков (читай — генов) и языков. Но в деталях этой эволюции ещё предстоит разобраться.

***

Индоевропейские языки — самая распространённая в мире языковая семья. Её носители живут на всех континентах, их число превышает 2,5 млрд человек. Индоевропейская семья включает албанский, армянский языки и славянскую, балтийскую, германскую, кельтскую, италийскую, романскую, иллирийскую, греческую, анатолийскую (хетто-лувийскую), иранскую, дардскую, индоарийскую, нуристанскую и тохарскую языковые группы. Вопрос о происхождении индоевропейских языков (поиск прародины) — один из самых интригующих для лингвистов, историков и археологов.

Фонетическое разнообразие языков в разных частях мира. Цвет значков указывает на количество фонем в языке. Источник: N. Creanza et al.//PNAS, 2015, vol. 112 no. 5 (2)

Векторы увеличения генетического (серые пунктирные линии)
и фонетического (чёрные линии) разнообразия в разных частях света


* Семья языков — базовое понятие в систематике языков. В семью объединяют родственные языки, которые имеют не меньше 15% совпадений в базовом списке из 100 слов (они получили название списков Сводеша по имени американского лингвиста, который впервые их предложил).

Текущий рейтинг: