Проверка слова:  

 

«Мир русского слова», № 1, 2003 год

 

Петербургская школа функциональной грамматики

17.12.2003

А. В. Бондарко

Александр Васильевич Бондарко, доктор филологических наук, профессор
 

В этой статье речь идет о том направлении функциональной грамматики, которое ориентировано на описание системы семантических категорий в их языковом выражении. Центром разработки этого направления функционального анализа является Институт лингвистических исследований Российской Академии наук (отдел теории грамматики).

В шеститомном коллективном труде «Теория функциональной грамматики» (ТФГ 1987; 1990; 1991; 1992; 1996а; 1996б) выделяются и описываются 4 группировки полей: Анализ функционально-семантического поля проводится главным образом на материале русского языка .

Для разрабатываемой модели функциональной грамматики характерно сочетание двух направлений анализа и описания языкового материала — исходно-семантического и исходно-формального. Основной принцип построения грамматики связан с подходом «от семантики к средствам ее выражения».

Рассматриваемая модель функциональной грамматики представляет собой одно из существующих направлений функционально-грамматических исследований. Категориальная грамматика, направленная на описание системы семантических категорий в их языковом выражении, и коммуникативная грамматика дополняют друг друга, отражая разные стороны лингвистической функциологии.

Формирование концепции функциональной грамматики. Рассматриваемая теория функциональной грамматики складывалась на базе аспектологии. Речь идет прежде всего о том направлении аспектологических исследований, основателем которого был Ю. С. Маслов (Маслов 1959; 1978; 1984). Анализ таких явлений, как связи вида и способов действия, взаимодействие значений видовых форм и контекста привел к необходимости определения и обоснования понятия аспектуальности. Далее исследовались «соседние» поля — темпоральность, временная локализованность, таксис (см. Бондарко 1971 а; 1071 б; 1976; 1978; 1983; 1984).

В шеститомном коллективном труде, о котором шла речь выше (ТФГ 1987-1996), приняли участие 44 автора. Таким образом, то направление исследований, которое по его основной теоретической концепции можно назвать петербургской школой функциональной грамматики, не было замкнутой научной парадигмой.. Постоянные контакты с отечественными и зарубежными коллегами способствовали и способствуют развитию функционально-грамматических исследований.

Работы последнего времени. Теория функциональной грамматики получила дальнейшее развитие в коллективных трудах.

В труде «Проблемы функциональной грамматики: Категории морфологии и синтаксиса в высказывании» (СПб., 2000) в центре внимания находятся связи системно-категориальной основы функционального анализа в сфере грамматики с коммуникативно-речевыми аспектами этого анализа.. осмысление различных аспектов этой проблематики. в высказывании во многом определяются понятиями, лежащими в основе разрабатываемой нами модели функциональной грамматики.

Наиболее полно рассматриваемая концепция изложена в недавно изданной книге (Бондарко 2002), интегрирующей результаты предшествующих конкретных исследований и теоретических поисков. Теория функциональной грамматики рассматривается в этой работе в связи с широкой проблематикой языковой категоризации семантического содержания.. Работа включает обширную библиографию (см. стр. 667-701).

Одним из новых элементов в развитии теории. функц. гр. является ее разработка на материале детской речи (под руководством С. Н. Цейтлин).

Актуальным представляется дальнейшее развитие сопоставительных исследований. (см Гладров 2001). Понятия ФСП и КС дают основу для соотнесения общего и различного в изучаемых единствах. Поля в разных языках, связанные с одной и той же семантической категорией, могут существенно различаться по своей структуре. Необходима детальная разработка системы субкатегоризации в рамках аспектуальных, темпоральных, персональных и других КС. Особое значение имеет выявление различий в типах употребления грамматических единиц, определение эквивалентности / неэквивалентности сопоставляемых типов и вариантов функционирования форм и конструкций.
 

Литература

  1. Бондарко А. В. Вид и время русского глагола (значение и употребление). М., 1971а..

  2. Бондарко А. В. Грамматическая категория и контекст. Л., 1971б.

  3. Бондарко А. В. Грамматическое значение и смысл. Л., 1978.

  4. Бондарко А. В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. Л., 1983 (изд. 2-е, стереотипное, — М., 2001).

  5. Бондарко А. В. Функциональная грамматика. Л., 1984.

  6. Бондарко А. В. Проблемы грамматической семантики и русской аспектологии. СПб., 1996.

  7. Бондарко А. В. Основы функциональной грамматики. Языковая интерпретация идеи времени. СПб., 1999 (дополнительное изд. — СПб., 2001)

  8. Бондарко А. В. Теория значения в системе функциональной грамматики: На материале русского языка. М., 2002.

  9. Всеволодова М. В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса: Фрагмент прикладной (педагогической) модели языка: Учебник. М., 2000.

  10. Гладров В. Функциональная грамматика и сопоставительная лингвистика // Исследования по языкознанию. СПб., 2001.

  11. Золотова Г. А., Онипенко Н. К., Сидорова М. Ю. Коммуникативная грамматика русского языка. М., 1998.

  12. Исследования по языкознанию. СПб., 2001.

  13. Кацнельсон С. Д. Типология языка и речевое мышление. Л., 1972. .

  14. Киклевич А. К. Лекции по функциональной лингвистике. Минск, 1999.

  15. Козинцева Н. А. Временная локализованность действия и ее связи с аспектуальными, модальными и таксисными значениями (на материале армянского языка в сопоставлении с русским). Л., 1991.

  16. Кубрякова Е. С., Демьянков В. З., Панкрац Ю. Г., Лузина Л. Г. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996.

  17. Маслов Ю. С. Глагольный вид в современном болгарском литературном языке (Значение и употребление) // Вопросы грамматики болгарского литературного языка. М., 1959.

  18. Маслов Ю. С. Очерки по аспектологии. Л., 1984.

  19. Парменова Т. Практическая функциональная грамматики русского языка (Specimina philologiae Slavicae, 127). Munchen, 2000.

  20. Петрухина Е. В. Аспектуальные категории глагола в русском языке в сопоставлениии с чешским, словацким, польским и болгарским языками. М., 2000.

  21. Попова З. Д., Стернин И. А. Очерки по когнитивной лингвистике. Воронеж, 2001.

  22. Проблемы функциональной грамматики: Категории морфологии и синтаксиса в высказывании. СПб., 2000.

  23. Теория функциональной грамматики: Введение. Аспектуальность. Временная локализованность. Таксис. Л., 1987 (ТФГ 1987; изд. 2-е, стереотипное — М., 2001).

  24. Теория функциональной грамматики: Темпоральность. Модальность. Л., 1990 (ТФГ 1990).

  25. Теория функциональной грамматики: Персональность. Залоговость. СПб., 1991 (ТФГ 1991).

  26. Теория функциональной грамматики: Субъектность. Объектность. Коммуникативная перспектива высказывания. Определенность / неопределенность. СПб., 1992 (ТФГ 1992).

  27. Теория функциональной грамматики: Качественность. Количественность. СПб., 1996 а (ТФГ 1996 а).

  28. Теория функциональной грамматики: Локативность. Бытийность. Посессивность. Обусловленность. СПб., 1996 б (ТФГ 1996 б).

  29. Храковский В. С. Взаимодействие грамматических категорий глагола (Опыт анализа) // Вопр. языкознания. 1990. N 5.

  30. Шелякин М. А. Функциональная грамматика русского языка. М., 2001.

  31. Functional Grammar: Aspect and Aspectuality. Tense and Temporality. Munchen, 2000.

  32. Functionalism in Linguistics. Amsterdam-Philadelphia, 1987.

  33. Poupynin Y. A. Interaction between aspect and voice in Russian. Munchen, 1999.

  34. Russisch im Spiegel des Deutschen: Eine Einfuhrung in den russisch-deutschen und deutsch-russischen Sprachvergleich. Von einem Autorenkollektiv unter Leitung von W. Gladrow. Leipzig, 1989.

Текущий рейтинг: