Проверка слова:  

 

Мир русского слова

 

Учить читать художественную литературу надо не только иностранцев

19.12.2003

Н. В. Кулибина

Наталья Владимировна Кулибина, доктор педагогических наук, профессор Государственного института русского языка им. А. С. Пушкина.
 

В последние годы все более очевидным становится сближение методик преподавания русского языка как иностранного и как родного. В число приоритетных задач школьного обучения русскому языку теперь входят и коммуникативные, т. е. те задачи, которые традиционно определяют направленность практического курса русского языка для иностранцев.

Речевое общение есть не что иное как обмен текстами. Соответственно, обучение речевому общению — это обучение порождению и восприятию текстов. Применительно к использованию художественного текста как в рамках практического курса русского языка как иностранного, так и школьного курса родного языка речь идет прежде всего об обучении его восприятию или пониманию, иными словами, чтению художественной литературы. Разрабатывая методику использования художественных текстов при обучении русскому языку как иностранному [5], мы выделили именно эту цель — обучение пониманию текстов.

1. Основная задача — понимание смысла художественного текста

А. Р. Лурия писал, что «художественное произведение допускает различные степени глубины прочтения; можно выделить скрытый подтекст и понять, какой внутренний смысл таится за излагаемыми событиями.

Понимание смысла текста — это необходимая (а нередко и достаточная) стадия постижения литературного произведения. Необходимая потому, что она является основой для последующей деятельности по постижению смысла художественного произведения. Именно на ней должны базироваться все последующие интерпретации художественного произведения. После того, как смысл художественного текста понят, возникает возможность применения любого вида филологического анализа: лингвистического, стилистического, литературоведческого и др.

В процессе смыслового восприятия художественного текста читатель ищет и находит свой ответ на вопрос: «что сказал автор?»1, формирует свою собственную «проекцию текста.

2. Мотивированная самостоятельность читателя художественной литературы

Все выводы, умозаключения, представления, образы и другие результаты деятельности читателя по осмыслению художественного текста основываются (должны основываться) «на семантике языковых единиц» (М. Я. Дымарский).

При понимании каждой единицы текста читатель проходит три уровня: языкового значения (грамматического, лексического, стилистического), ее текстового смысла (как части, или фрагмента, смысла всего текста) и представления (иными словами, того образа, который вызывает в воображении читателя данная текстовая единица).

Читателю необходимо научиться осмыслять то, что сказал автор. Сам текст — все средства его языкового выражения — направляют (мотивируют) читательскую деятельность. В условиях учебного процесса читателю помогают вопросы и задания преподавателя. Смысловое восприятие (или понимание в широком смысле, включающее и образный, или эстетический, аспект) художественного текста должно быть самостоятельной деятельностью читателя.

3. Чтение художественной литературы как коммуникативный акт

Взаимодействие читателя и текста по сути своей представляет коммуникативный акт. В процессе чтения читатель не только «вычитывает» что-то из текста, но и вспоминает, включает в процесс восприятия текста свои собственные знания, мысли, чувства и другие составляющие своего жизненного и читательского опыта.

Важную роль в этом процессе, по Б. М. Гаспарову, играют читательские «воспоминания, ассоциации, аналогии, соположения, контаминации, догадки, антиципации, эмоциональные реакции, оценки, аналитические обобщения» и т. п.

Чтение произведения художественной литературы — это особый, усложненный вид коммуникации, художественного (эстетического) общения, который может быть представлен следующей триадой «автор — образ (текст) — читатель».

Следовательно, главными участниками учебной коммуникации являются:

— текст, который, по мнению Ю. М. Лотмана, сам помогает читателю освоить язык, на котором они могут достичь взаимопонимания;

— читатель, на основе данных текста и собственных ресурсов (языковых, интеллектуальных, культурных, душевных и пр.) создающий собственную проекцию текста.

4. Понимание художественного текста как сообщения на естественном языке

Если, по мнению Ю. М. Лотмана, любой художественный текст прежде всего должен быть понят «как сообщение на естественном языке» [9], то и результаты этого понимания могут быть вербализованы с помощью средств именно естественного языка, иными словами, обыденного литературного языка, а не научного стиля речи.

Ориентация на возможность «анализа» художественного текста своими словами делает контакт читателя и текста более непосредственным, можно даже сказать интимным.

5. «... мы можем забыть то, что знал Шекспир...»

Даже при чтении родной литературы мы нередко встречаемся с новыми (для нас) словами или неизвестными (нам) фактами, именами, событиями русской или мировой истории и культуры.

Это происходит потому, что объем затекстной информации чрезвычайно велик и чтение многих произведений художественной литературы требует от читателя большой эрудиции, знания отечественной и мировой литературы, истории, географии др. Каждое литературное произведение в той или иной мере является фрагментом «энциклопедии жизни». Безусловно прав Б. А. Ларин, писавший о фоне литературного произведения, «с учетом которого оно создано и должно восприниматься» [6].

6. Роль рефлексии при чтении художественной литературы

Художественный текст самодостаточен, т. е. содержит практически все, что необходимо для его понимания, однако далеко не вся необходимая информация представлена в тексте эксплицитно.

Для смыслового восприятия текста читателю нужны, прежде всего, навыки рефлексивной мыслительной деятельности, которые позволяют компенсировать незнание отдельных фактов и получить необходимые «выводные данные».

Деятельность механизма рефлексии нуждается в опоре на знакомые (известные) читателю компоненты ситуации. Таким важным условием возможности достижения взаимопонимания автора и адресата художественного творчества является наличие «общих мест» в тексте, т. е. такой информации, которая известна обоим участникам коммуникации.

Это, прежде всего, единый код, которым они пользуются, — сам язык.

Важнейшую роль при восприятии текста играет языковая догадка. В качестве опоры для осуществления рефлексивной деятельности читатель может использовать языковые знания (как грамматические, так и лексические), текстовый контекст, тему или ситуацию текста, собственный опыт — как читательский (опора на интертекст), так и жизненный (опора на культурные универсалии, общечеловеческие ценности, знание особенностей человеческой психологии, здравый смысл, наконец) и др.

7. Эстетическая деятельность читателя художественной литературы

При чтении художественного текста понятийный уровень обязательно должен дополняться восприятием на уровне представления. Образ не просто иллюстрирует мысль, он ее обогащает. В этом можно убедиться на примере любой метафоры.

Метафорические образы имеют смысл потому, что они передают больший объем информации, чем формулировка мысли в общем положении. Спецификой художественного образа является не наглядность, а выразительность.

Эстетическое восприятие художественного текста — это прежде всего выявление скрытых смыслов, образов, представлений, иными словами, актуализация стоящих за словами, эксплицитно не выраженных мыслей, чувств, переживаний и др.

Перечисленные выше положения составляют суть методики обучения чтению художественной литературы.
 

Литература

  1. Асмус В. Ф. Чтение как труд и творчество // Вопросы литературы. 1961, № 2.

  2. Богин Г. И. Художественность как мера пробуждения рефлексии // Рефлективные процессы и творчество. Тезисы докладов. Новосибирск 1990. Ч. 1. С. 225—228.

  3. Гаспаров Б. М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М., 1996.

  4. Долинин К. А. Текст и произведение // Русский текст. 1994, № 2.

  5. Кулибина Н. В. Художественный текст в лингводидактическом осмыслении. Дисс. ... докт. пед. наук. М., 2001.

  6. Ларин Б. А. Эстетика слова и язык писателя: Сб. статей. Л., 1974.

  7. Левидов А. М. Автор — образ — читатель. — 2-е изд., доп. Л., 1983.

  8. Леонтьев А. А. Язык, речь, речевая деятельность. М., 1969.

  9. Лотман Ю. М. Внутри мыслящих миров. Человек — текст — семиосфера — история. М., 1999.

  10. Лурия А. Р. Язык и сознание. Ростов-на-Дону, 1998.

  11. Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. СПб, 1999.

  12. Советский энциклопедический словарь. Изд. 4. М., 1987.


1 К счастью, сейчас уже не задают вопрос, не имеющий ответа, но тем не менее мучивший не одно поколение школьников: что хотел сказать автор? [Вернуться]

Текущий рейтинг: