Проверка слова:  

 

Мир русского слова

 

Предложения с включенным предикатом как когнитивно сложные

19.12.2003

Н. А. Дьячкова

Наталия Александровна Дьячкова, доцент кафедры современного русского языка Уральского государственного университета, Екатеринбург.
 

В сфере простого предложения существуют асимметричные, монопредикативные полипропозитивные, семантически сложные структуры типа Пуганая ворона и куста боится (посл.); Сказанное слово — серебро, а несказанное [слово] — золото (посл.) [1], в которых определитель в присубъектной позиции является включенным предикатом и обязательным компонентом семантической модели предложения [2]. Как видно из примеров, асимметричные структуры данного типа представляют собой пословицы.

Оба предиката — включенный и основной — являются оценочными, оценочность может быть выражена прямо или косвенно. Оценка, представленная включенным предикатом, мотивирует оценку, представленную основным предикатом: Выношенная шуба не греет; Ржавое железо не блестит; Смелый воин тысячи водит; Женские слезы не вода, а невода.

Включенный предикат может содержать разный объем информации о том, что имело место в пресуппозиции. Данная информация является тем мотивом, который объясняет положение дел и характер оценки, представленные основным предикатом.

В данных примерах включенный предикат называет признак, который является условием или причиной того свойства, качества, которым обладает субъект (он же объект суждения и оценки) и которое представлено основным предикатом. Ср.: Шуба не греет, потому что выношенная; Ворона даже куста боится, потому что пуганая; Заяц недалеко бежит, потому что подстреленный. Вероятно, анализируемые сентенции могли бы существовать в языке и в таком виде: Трусливая ворона и куста боится; Старая шуба не греет; Больной заяц недалеко бежит, однако в таком случае объем информации был бы значительно уже.

Более сложная система пресуппозиции представлена включенным предикатом в предложении Поддельное золото темнеет. Поддельное золото — это вовсе не золото, а некий металл, по цвету напоминающий золото. Пресуппозиция лексикализованной ситуации такова: кто-то (агенс) из чего-то (средство) с помощью чего-то (орудие) и, возможно, кого-то (коагенс) сделал то (результатив), что похоже на золото для чьей-то (бенефициенса) выгоды. В рамках лексикализованной ситуации результатив выполняет функцию дескриптива.

В роли включенного предиката часто выступает отглагольное прилагательное или причастие с приставкой не-. Например: Незаписанная мысль — потерянный клад (Менделеев); Невспаханный пласт урожая не даст; Нежданная смерть — находка. В пресуппозиции — несовершённое действие: мысль, которую не записали; пласт, который не вспахали; смерть, которую не ждали. Отсутствие действия, совершенного над объектом, так же характеризует объект суждения с определенной стороны, как и его наличие, и эта характеристика так же прогнозирует наличие у дескриптива определенного качества/свойства, как и в случаях, рассмотренных выше.

Рассмотрим предложения с включенным предикатом — действительным причастием настоящего времени. Например: Неверующий человек создает себе кумиров (Искандер); Начинающие судьи конфузятся, когда видят в своей камере знакомых (Чехов); Цветущая молодость приятна, безмятежная старость удобна (Эшенбах).

У действительных причастий степень окачествления выше, чем у страдательных, адъективное значение выражено ярче [13], однако, несмотря на это, они сохраняют соотносительность с временными, видовыми и залоговыми значениями соответствующих глаголов, благодаря чему включенные предикаты являются полиситуативными и содержат информацию о ретроситуации.

Рациональные прилагательные называют «признак, который был установлен в результате осмысления отношения субъекта к предмету» [6]. Например: Сильные люди просты. (Л. Толстой). Чтобы субъект мог осмыслить отношение, оно должно сложиться, а это возможно только в процессе наблюдения за предметом и, возможно, взаимодействия с ним.

Относительное прилагательное содержит информацию о той субстанции, через отношение к которой называется признак. Например: Царские глаза далеко видят; Материнская забота в огне не горит и в воде не тонет. В наших примерах такой «субстанцией» является, как правило, одушевленный субъект.

Таким образом, включенный предикат вносит в структуру ситуатемы информацию о ретроситуации. Объем ретроспективной информации может быть разной глубины и обусловлен семантико-грамматической природой включенного предиката. Информация, вносимая им в структуру ситуатемы, делает исследуемые предложения когнитивно сложными. При развертке такой синтаксической конструкции воспринимающий субъект получает возможность осознать мотивацию того положения дел, которое репрезентируется основным предикатом.
 

Литература

  1. Здесь и далее пословицы приводятся по: Русские пословицы и поговорки. М., 1988. В дальнейшем указание на то, что пример является пословицей, мы опускаем.

  2. Подробно об этом см.: Дьячкова Н. А. Полипропозитивные структуры в сфере простого предложения. Екатеринбург, 2001.

  3. Афоризмы приводятся по: Энциклопедия мысли: Сб. мыслей, изречений, афоризмов, максим, парадоксов, эпиграмм. Кн. 1 М., 1994; Энциклопедия мысли: Собрание афоризмов и изречений от древности до наших дней. Кн. 2. СПб, 1997.

  4. Кубрякова Е. С. Когнитивные аспекты процессов деривации // Фатическое поле языка. Пермь, 1998. С. 48.

  5. Арутюнова Н. Д. Типы языковых значений. М., 1988. С. 45; Федосеев В.А. Предложения с предикатами оценки // «Русский язык в школе», 1998. № 2. С. 95.

  6. Шрамм А. Н. Очерки по семантике качественных прилагательных (На материале русского языка). Л., 1979.

  7. Лебедева Н. Б. Полиситуативность глагольной семантики. Томск, 1999.

  8. Богданов В. В. Семантико-синтаксическая организация предложения. Л., 1977.

  9. Золотова Г. А., Онипенко Н. К., Сидорова М. Ю. Коммуникативная грамматика русского языка. М., 1998. С. 267.

  10. Арутюнова Н. Д. Язык и мир человека. М., 1999. С. 258.

  11. Шмелева Т. В. Семантический синтаксис. Красноярск, 1994. С. 10.

  12. Всеволодова М. В. Теория функционально-коммуникативного синтаксиса: Фрагмент прикладной (педагогической) модели языка. М., 2000. С. 124.

  13. Виноградов В. В. Русский язык (грамматическое учение о слове). М., 1972. С. 222.

Текущий рейтинг: