Проверка слова:  

 

Мир русского слова

 

Романные элементы в «Дневнике писателя» Ф. М. Достоевского

21.05.2003

Д. В. Шаманский, литературовед

Практически все исследователи, обращавшиеся к "Дневнику писателя" Ф.М. Достоевского, указывали на характерную черту этого издания: невозможность описания его по какому-либо определенному признаку, невозможность установления исходной точки, некой основы, опираясь на которую можно было бы говорить о четкой закономерности развития и логике этого оригинального произведения.

В литературоведении давно предпринимались попытки тематического, структурного, историко-биографического и др. анализов "Дневника".

Данная статья представляет собой проект метода описания "Дневника писателя" по принципу выявления романных элементов в теле этого произведения, демонстрации этапов их накопления (концентрации) и характеристики художественных образований, ставших итогом сгущения романных элементов. Очевидно, что "Дневник" по самому замыслу стоит на грани публицистики и художественной литературы, но как эти категории работают внутри произведения Достоевского? Как кажется, заявленный метод способен ответить на этот вопрос.

Смысловой эффект дневника как особой окололитературной формы рождается при столкновении явлений объективной реальности с субъективным отношением к ним конкретного человека.

Вспомним, что автором "Дневника писателя" является писатель-романист, и все встанет на свои места: перед нами откроется таинство становления, развития романного слова. Достоевский ставит рядом факт действительности (публицистическое начало "Дневника") и осмысление его писателем-романистом (романное начало). Результатом этого сопоставления становится эффект движения к истине, и читатель вовлекается в это движение, имея перед собою как минимум две перспективы осмысления действительности, а значит - имея возможность выбора. Писатель предложил людям дневник, в котором расположились рядом реальность отраженная и реальность сотворенная.

Таким образом, при описании "Дневника писателя" на уровне поэтики можно проследить следующую условную схему преображения текста: от публицистики - через "малую прозу" (или, условно говоря, "маленький роман") - к "большому" роману. Стало быть, логика развития "Дневника писателя", равно как и (совершенно естественно) логика развития всего творчества великого романиста - стремление к роману .

Под "стремлением к роману" в этом произведении следует понимать романизацию публицистики, тенденцию к развитию, развертыванию романного мира на основе публицистического текста.

Приведенный перечень не носит исчерпывающего характера и может быть расширен и детализирован. Указаны лишь важнейшие элементы, которых достаточно для иллюстрации функционирования заявленного метода комплексного анализа текста "Дневника писателя". В качестве примера его применения взят "Дневник писателя" за 1876 год.

Романные элементы

I. Множественность точек зрения (образ автора)

Любой публицистический жанр подразумевает, что автор того или иного текста в этом жанре является носителем некой определенной концепции, требующей более или менее устойчивой, сформированной точки зрения, которая и декларируется автором публицистического повествования.

Образ же автора "Дневника писателя" многолик и противоречив.

II. Полифония (соотношение автора и героя)

Время от времени у читателя создается впечатление, что голос Достоевского пропадает вовсе, и на смену авторскому монологу приходит уже развитое многоголосье. Если в рамках отдельных глав Парадоксалист воспринимался еще как alter-ego автора, то на уровне всего текста "Дневника" в целом его голос становится самостоятельным, обособленным от автора - во-первых, а во-вторых - составной частью многоголосья, в котором каждый из голосов соответствует тому или иному персонажу повествования. И все эти голоса вместе отнюдь не перекрываются голосом автора и не являются его частью.

III. Разрастание темы

Может встать вопрос: правомерно ли на основании двух названных признаков говорить именно о развитии романа в "Дневнике писателя"? Почему не употреблять по отношению к отдельным главам "Дневника" такие категории, как, например, рассказ или новелла?

Роман зарождается там, где есть некий потенциал его развития . Стили новеллы или повести однолинейны, они являются сами по себе своеобразными этапами становления романа.

IV. Система психологических мотивировок

Размышления Достоевского в его ответе адвокату Спасовичу строятся по риторическим нормам, не логическим, являя характерные для Достоевского "тонко подобранные краски субъективной энергии", причем Достоевским предельно используется прием риторической драматизации, основным орудием становится экспрессия.

Подобная логика, в рамках реакции на адвокатскую речь, выходит за пределы логики публицистического высказывания, в силу вступает логика романного мира - факт довольно примечательный, учитывая то, что внешне Достоевский остается в границах сиюминутной проблемы.

V. Сотворенность художественного мира

Реалистический роман, по Достоевскому, должен не просто отражать действительность, а заставлять думать о ней, осмыслять ее. И метод, каким это осмысление проводилось, у Достоевского, в частности, был особым.

Действительность, преломленная в призме романного мышления, но преподнесенная по публицистической схеме изложения, - вот особенность "Дневника писателя". Публицистика, в таком случае, здесь только средство непосредственного сообщения, а принцип романного мышления - перспектива осмысления, постижения человека и действительности.

VI. Интертекстуальность

Данная категория является самой общей и даже абстрактной из всех перечисленных.

"Дневник", по форме своей относясь к публицистике, обнаруживает не свойственную ей широчайшую сеть межтекстовых отношений.

При изучении "Дневника писателя" можно говорить не только о межтекстовых связях отдельных его частей и глав с прочими текстами самого Достоевского и других писателей, но и об особой интертекстуальности внутри "Дневника писателя" - между отдельными его главами.

Концентрация романных элементов

Представленная ниже схема является иллюстрацией заявленной идеи иерархичности глав "Дневника писателя" по принципу концентрации романных элементов. Следуя заявленному методу описания, главы "Дневника" распределены в группы, каждая из которой характеризуется (качественно и количественно) степенью насыщенности романными элементами, или степенью романизации.

I. Нулевая степень романизации

Главы на уровне текстологического анализа характеризуются прежде всего теми категориями, которые присущи публицистическому стилю. Отличительная черта этих глав - их информативность и актуальность, что и характеризует публицистический стиль. Жанровая принадлежность этих глав также относит их к произведениям "чистой публицистики": статьи , очерки, памфлеты. На уровне текстологического анализа эти главы характеризуются употреблением штампов и клише, сложным синтаксисом, сочетанием книжной и разговорной лексики. Авторская позиция здесь однолинейна и четко эксплицирована.

II. Первая степень романизации

Существует собственная риторичность глав и высокая степень драматичности (система мотивировок).

В контексте всего "Дневника писателя" в целом эти главы сопрягаются в определенные единства, внутри которых творится некое сгущение смысла. Образ автора в этих главах хотя и продолжает восприниматься по публицистической схеме, то есть стоящим над текстом, однако его голос уже начинает раскладываться на отдельные и самостоятельные голоса. Таким образом уже в этих главах слышно начало полифонии романного слова внутри публицистического текста.

III. Вторая степень романизации

Дорожные и уличные картинки в "Дневнике" дают нам один из первых этапов художественного творчества Достоевского. В градацию накопления романных элементов можно внести еще один: степень домысла, доля фантазии. Особенность таких глав в том, что помимо присутствия в них эксплицированного автора-романиста можно говорить о целой персонажной системе этих произведений, речь идет об уже полноценной полифонии. Все главы являют собою не только мир отраженный, но и мир сотворенный.

Единственное, что не делает указанные главы совершенно самостоятельными произведениями, - присутствие в них обособленного голоса автора. Это все еще над-стоящий автор, вольный вмешаться в ход повествования. На следующем этапе романизации этот явно выраженный голос автора исчезает вовсе.

IV. Третья степень романизации. "Кроткая"

Третью - высшую - степень реализации романных элементов представляет собою повесть "Кроткая" (ноябрьский номер).

Несмотря на то что основой сюжета этой главы являлись действительные события, мир "Кроткой" можно назвать полностью сотворенным.

Повесть "Кроткая" построена по законам романа и является вполне самостоятельным произведением. "Кроткая" не только является необходимым звеном в структуре "Дневника писателя", но и все ее составляющие - на тематическом, стилистическом, жанровом и проч. уровнях - подготавливаются текстом "Дневника", его структурой и логикой развития.

Текущий рейтинг: