Проверка слова:  

 

Мир русского слова

 

Круглый стол: Языковая норма и проблемы ее кодификации

09.04.2003


Институт русского языка им. В. В. Виноградова РАН, 13 февраля 2002 г.

— Все вы постоянно отказываетесь от своих слов. Ваша непоследовательность убивает!

— Непоследовательность? <...> При чем тут непоследовательность? Правила создаются по ходу игры - это наше главное правило. И мы последовательно его соблюдаем.

Е. Клюев. "Между двух стульев"

Сегодня только ленивый не говорит о падении речевой культуры в обществе и о возможных санкциях за нарушение литературных норм. Журналисты бурно обсуждают, не последует ли за разговорами о санкциях введение цензуры, госчиновников мучают кошмары в ожидании экзаменов по русскому языку, депутаты Госдумы пытаются ввести понятие об ответственности за ненормативную речь в федеральный закон, юристы не видят в этом законе предмета законодательного регулирования, ученые описывают попавшие в поле их зрения отступления от нормы, а общественность волнуется. Таков фон, на котором мы решили обсудить, что же именно мы нарушаем, от чего отступаем, откуда нормы берутся и как о них узнать. Последним импульсом, подтолкнувшим нас к выбору темы очередного круглого стола, стали слова с сайта Госдумы: "...в большинстве крупнейших европейских стран наличествует стандартное представление национального языка в виде набора словарей (DUDEN, Standartwerk zur deutchen Sprache - в Германии, Standart Reference Books - в Великобритании и т. д.). Указанная серия справочных пособий рассчитана на массового читателя и издается дешевыми массовыми тиражами. В набор обязательно входят орфографический, орфоэпический, этимологический, стилистический, фразеологический, цитатный словари, словарь синонимов... Тезаурус отражает в текстовых фрагментах классических художественных произведений практически все стороны жизни. Так выглядит обязательное, контролируемое государством предъявление идеологического и культурного минимума, который рекомендуется каждому гражданину. "В Российской Федерации нет эквивалентных языковых стандартов государственного языка. <...>К тому же не консолидирована позиция российских ученых-языковедов" (Н.А.Бенедиктов, А.П.Бердашкевич. Аналитический вестник, вып. 24 "О правовых основах государственной языковой политики"//Серия: Проблемы совершенствования законодательного процесса. - М., 2000. www.wbase.gov.ru).

Вот почему РОПРЯЛ, редакция журнала "Мир русского слова" и Институт русского языка им. В.В.Виноградова РАН решили провести серию встреч за круглым столом на тему: "Языковая норма и проблемы ее кодификации" и совместными усилиями выяснить, что должно входить в языковые стандарты государственного языка, а также по возможности консолидировать позиции ученых. Первый круглый стол состоялся 13 февраля 2002 г. в малом Конференц-зале Института русского языка им. В.В.Виноградова.

Участникам встречи был предложен следующий круг вопросов:

1. Что на сегодня является кодифицированной нормой русского языка?

2. Как динамический характер нормы отражается на ее кодификации?

3. Каков обязательный кодифицируемый минимум? Что в него входит (какие словари, грамматики, справочники и др. первичные издания)?

4. Кто сегодня занимается кодификацией нормы русского литературного языка?

5. Какой может/должна быть процедура легитимизации нормы? от кого должна исходить инициатива? кто обсуждает проекты? кто утверждает новые нормы, какова процедура?

6. Кто получает права на тиражирование нормативных изданий? Какие издательства получают права на издание нормативных словарей и т. п.?

В работе круглого стола приняли участие: члены Правления РОПРЯЛ; редакция МИРС; ведущие ученые Института русского языка им. В.В.Виноградова РАН А.М.Молдован, директор Института М.Я.Гловинская, ведущий научный сотрудник, д.ф.н.; Н.А.Еськова, ведущий научный сотрудник, к.ф.н.; В.М. Живов, зам. директора, д.ф.н., проф.; Е.А.Земская, главный научный сотрудник, д.ф.н., проф.; Е.Л.Касаткин, зав. отделом, д.ф.н., проф.; Р.Ф.Касаткина, зав. отделом, д.ф.н.; С.М.Кузьмина, зав. отделом, д.ф.н.; В.В.Лопатин, главный научный сотрудник, д.ф.н., проф.; В.А.Пыхов, ученый секретарь ИРЯ; А.Я.Шайкевич, зав. отделом, д.ф.н.; Е.Н.Ширяев, зав. отделом, д.ф.н., проф.; представители Отделения литературы и языка РАН Е.П.Челышев, академик-секретарь РАН, заместитель председателя Совета по русскому языку при Правительстве РФ, Ю.Л.Воротников, ученый секретарь ОЛЯ РАН, член-корреспондент РАН, член Совета по русскому языку при Правительстве РФ; М.В.Орешкина, ответственный секретарь Комиссии "Русский язык как государственный" Совета по русскому языку при Правительстве РФ, ведущий научный сотрудник Отделения литературы и языка РАН, член-корреспондент АПСН. Среди приглашенных участников находились Н.С.Басова, начальник отдела Аппарата Правительства РФ; Н.Д.Бурвикова, проректор ГосИРЯ им. А.С. Пушкина, д.ф.н.; А.Д.Дейкина, декан филологического факультета Московского педагогического государственного университета (МПГУ), д.ф.н., проф.; И.Г.Добродомов, д.ф.н., проф. МПГУ; Е.Ф.Киров, д.ф.н., проф., зав. кафедрой современного русского языка и общего языкознания Нижегородского государственного университета, действительный член Академии социальных наук РФ; В.В.Колесов, зав. кафедрой русского языка СПбГУ, д.ф.н., проф.; И.Г.Милославский, зав. кафедрой сопоставительного изучения языков факультета иностранных языков МГУ, д.ф.н. проф.; В.П.Нерознак, зав. кафедрой Московского государственного лингвистического университета, д.ф.н., проф., член Совета по русскому языку при Правительстве РФ; Л.И.Ручина, декан филологического факультета Нижегородского государственного университета, д.ф.н., проф.; Ю.А.Сафонова, гл. редактор Интернет-портала "Русский язык", к.ф.н., доц., ст. научный сотрудник ИРЯ им. В.В. Виноградова РАН; Е.Г.Сокуренко, главный специалист Департамента Аппарата Правительства РФ; С.Г.Тер-Минасова, декан факультета иностранных языков Московского государственного университета им. М.В.Ломоносова, президент Национальной ассоциации преподавателей английского языка, д.ф.н., проф., член Совета но русскому языку при Правительстве РФ; Н.В.Цветков, заведующий кафедрой практического русского языка Ивановского государственною университета; Л.А.Шкатова, проф. Челябинского педагогического университета; Э.А.Балалыкина, д.ф.н., проф., зав. кафедрой русского языка Казанского государственного университета и др.

Е.П.Челышев

Дорогие друзья! Я рад вас всех приветствовать здесь, в Институте русского языка РАН. Здесь сами стены и обстановка помогают нам решать серьезные вопросы, связанные с нашим великим русским языком. Я рад также, что здесь присутствуют известные ученые-русисты, которые могут внести свой вклад в обсуждение проблемы.

Я хотел бы сказать несколько слов, предваряющих дискуссию, которая неизбежна и желательна. Я думаю, что не перегну палку, если скажу, что вопросы, заявленные на этом "круглом столе", впервые представлены в таком комплексе перед всеми нами. Это проблемы нашей фундаментальной науки, наших фундаментальных исследований и нашей практической деятельности. Подобной постановки вопроса о норме я еще ни разу не слышал: говорили, конечно, об отхождении от нормы, но никто не брал на себя смелость сформулировать: что это за механизм, который определяет норму русского языка? Если будет принят закон о русском языке (сейчас в Думе идет большая работа по этому поводу), то кто будет устанавливать именно норму, какая инстанция? Что, Правительство будет этим заниматься, Совет по русскому языку? Или Академия, к которой вообще мало прислушиваются?

Я призываю вас к максимальному плюрализму мнений. В Академии наук, как вы знаете, очень давно обсуждаются и муссируются вопросы: что считать нормой, какими книгами, словарями, справочниками мы должны пользоваться, что считать главными нашими критериями при установлении нормы русского языка. Это довольно болезненная проблема, в прессе возникает масса спекулятивных рассуждений на этот счет.

Я хотел призвать вас к тому, чтобы вы максимально заинтересованно подошли к этой проблеме. На основе нашей встречи мы попытаемся создать некий документ, который будет ответом на наболевшие вопросы. От имени нашего отделения я приветствую эту инициативу и благодарю организаторов сегодняшнего "круглого стола".

А.М.Молдован

В институте есть сектор культуры русской речи, который специально занимается этими вопросами, поэтому мне кажется, что разумно было бы первому предоставить слово Евгению Николаевичу Ширяеву.

Е.Н.Ширяев

Спасибо. Я постарался ответить на все вопросы и заострить дискуссионный момент. Прежде всего: что такое кодифицированная норма? Норма и ее кодификация - это важная характеристика литературного языка и, безусловно, одно из условий его существования. Я назову всего два признака для общего определения нормы: первый - значительное большинство, второй - значительное большинство носителей языка с высокой общей и языковой культурой, определяемое именно как носители литературного языка.

Не стоит забывать и о том, что наряду с кодифицированной нормой, как это ни парадоксально, существует и некодифицированная норма литературного языка. Я говорю о нормах разговорной речи.

Кроме того, существуют, несомненно, нормы устной публичной речи. Скажем, если мое выступление перевести на кодифицированные нормы, оно, безусловно, потребует определенной редакции, однако, я надеюсь, никто не назовет мое выступление нарушающим какие-то нормы.

Приведенное мною определение нормы является весьма широким. Более конкретное и плодотворное определение требует дифференцированного подхода к последней. Необходимо, по-видимому, различать три круга норм: общеязыковые (т. е. орфоэпические, грамматические, стилистические), этические (включающие прежде всего нормы речевого этикета) и коммуникативные (те нормы, которые как бы отвечают за построение образцов доброкачественных текстов). Каждая из норм имеет свои существенные особенности, которые и составляют, в сущности, основные характеристики нормы.

Динамика нормы является, несомненно, неотъемлемой частью характеристики большинства норм. Именно динамика нормы является причиной культурно-речевых конфликтов в обществе, поскольку разного рода речевые новации могут приниматься осознанно или неосознанно одними носителями литературного языка и встречать сопротивление, иногда весьма яростное, других. Не случайно сейчас в исследованиях по культуре речи активно обсуждается вопрос о разных уровнях культуры владения литературным языком. Какие же изменения нормы, выражаясь языком предложенного вопросника, подлежат легитимизации?

Прежде всего, следует признать, что легитимизация нормы, ее кодификация ни в коем случае не должна приравниваться к закону. Я очень скептически отношусь к положению о том, что можно издать какой-то закон, принять его Думой - и тем самым мы примем какую-то норму. Представьте себе, что Дума принимает закон: с завтрашнего дня использовать в речи только старомосковское произношение. Ну, и что из этого выйдет? Ровным счетом ничего.

Поэтому, на мой взгляд, одним из основных вопросов при установлении нормы является то, что я называю словом "объективизация" нормы. Объективными и, следовательно, подлежащими кодификации могут быть признаны такие нормы, в отношении которых есть уверенность, что они будут приняты значительным большинством носителей литературного языка. Может быть предложена следующая модель экспертной комиссии по объективизации. Экспертами должны быть, во-первых, разные носители литературного языка - такие, которые терпимы к языковым новациям и используют их в собственной речи, и консерваторы, не приемлющие новации, сохраняющие в своей речи старую норму настолько долго, насколько это возможно. Второе: носители языка, для которых характерно его творческое использование, то есть люди с обостренным чувством языка (писатели, журналисты). И, конечно, как особая категория носителей языка - лингвисты и другие специалисты, профессионально изучающие язык.

Координирующую роль обобщения оценок в работе такой предполагаемой комиссии (как ее создать, я пока еще не готов ответить) должны взять на себя, конечно, лингвисты-профессионалы, т. е. такие авторитетные научные центры, каким, смею надеяться, является Институт русского языка им. В.В.Виноградова.

С места

Евгений Николаевич, как Вы отличите новатора от консерватора?

Е.Н.Ширяев

Я должен буду с ним поговорить. У меня были бы некоторые контрольные вопросы, например: "дoговор - договoр".

Е.А.Земская

Мы все знаем, что нормы меняются. Старомосковская норма произношения: какой-нибудь там /dozh':ik/. Что, запретить говорить по старомосковской норме или нет? Старомосковскую норму бережем?

Е.Н.Ширяев

Бережем, потому что за нее явно выскажутся консерваторы вашего типа, все-таки, Елена Андреевна, я Вас знаю 40 лет.

МИРС

По поводу "объективизации" нормы: было произнсено слово "большинство". Так вот, большинство будет говорить "крепкое кофе". Означает ли это, что это станет нормой?

Е.Н.Ширяев

Во всяком случае, прислушаться к этому следует. Я знаю, это спорный вопрос, однако сомневаюсь, что большинство будет так говорить.

МИРС

Большинство будет говорить "лoжить"...

Е.Н.Ширяев

Правильно. Но я говорил о носителях литературного языка. Для меня человек, который говорит "лoжить", который обращается "мужчина", "женщина", - это не носители литературного языка, и здесь должны быть четкие критерии, кого мы все-таки считаем такими носителями, а кого нет.

Е.П.Челышев

Вопрос по третьему пункту. Правильно ли я понял, что вы скептически отнеслись к третьему вопросу - обязательный кодификационный минимум? Вы считаете, что либо такого кодификационного минимума создавать не нужно, либо сделать это очень сложно? Но он все-таки потребуется, потому что нас наверняка спросят: а где же все-таки нормы русского языка?

А.В. Голубева

Уважаемые коллеги, я хотела бы сделать небольшой комментарий о том, почему мы решили вообще провести сегодняшний "круглый стол". Нам ни в коем случае не хотелось бы сводить сегодняшний разговор к частному аспекту (орфографическая норма и реформа орфографии, орфоэпическая норма). Скорее, нас интересует вопрос о функционировании нормы в обществе.

Мы очень много говорим сейчас об отклонениях от нормы, о нарушениях нормы.

Мы хотим понять, на что в практике преподавания, начиная со школы, мы должны ориентировать будущее поколение носителей русского литературного языка, на основании чего они, собственно, могут измерять уровень своего владения литературным языком.

Очень важен тот вопрос, на котором сейчас заострил внимание Евгений Петрович, - вопрос того кодификационного минимума, с которого, собственно, должно начинаться знакомство с литературной нормой у подрастающего носителя литературного языка. Для многих других языков (например, для английского) мы знаем, какие словари смотреть, чтобы узнать норму. А уже на базе этого минимума издаются школьные словари, словари для журналистов, учебники и т. д. Для немецкого языка это Duden, для английского - Webster. Что же мы посоветуем говорящим на русском языке, которые хотели бы быть носителями литературного русского языка? Где и как рождается норма?

Ю.А.Сафонова

Нужны ли какие-то кодификационные минимумы? Да, безусловно, каждый день на портале "Русский язык" (www.gramota.ru) задают 60-70 вопросов в режиме on-line, и каждый посетитель спрашивает: "На портале представлено 2 словаря: словарь Горбачевича "Трудности..." и словарь под редакцией Владимира Владимировича Виноградова. Кому верить? Что правильнее?"

Если в обществе нет закона о чем-то, необходимо говорить об обычном праве. Обычное право лингвистики сложилось так, что кодификаторами всегда выступала Академия наук. Но возникает вопрос: Академия наук имеет статус общественной организации; может ли общественная организация быть кодификатором того, что предписывается всему обществу? Не будет ли это похоже на то, что мы называем моральной нормой, которая нигде не описана, но понятна всем? Вот это серьезный вопрос, в том числе и юридический. Это значит, что в комиссию при Академии наук должны быть привлечены все иные образовательные и научные институты, будь то кафедры русского языка, какие-то советы при Правительстве, редакционные комитеты, которые уже работают с законодательными документами и могут поставить серьезные и интересные вопросы.

После этого возникает самая серьезная проблема, когда мы говорим: вот это - норма. А кто ее устанавливает? Норма "по кому-то" быть не может, она не нуждается в фамилии. Как вводить норму? Законом нельзя. Поэтому никаких постановлений Думы, как, впрочем, и какого-то другого органа не может быть. Должно быть какое-то распоряжение. С моей точки зрения, это должно быть постановление. Одобренное, естественно, Советом по русскому языку при Правительстве.

А.М.Молдован

Спасибо за выступление по существу. Маленькое замечание о комиссиях. Если говорить об орфографии, такая комиссия давно существует в Академии наук - орфографическая комиссия, в состав которой на две трети входят учителя, преподаватели вузов, методисты.

С.Г.Тер-Минасова

Я хотела бы усилить прагматический аспект нашего сегодняшнего собрания. Главное, что есть в проблеме нормы - педагогический аспект. Мы калечим жизни и судьбы людей, когда за одну ошибку на вступительном сочинении навсегда перечеркиваем их будущее. И для этого нужна своего рода конституция, а в наших научных и теоретических вопросах оставим себе полную свободу. Однако для будущего необходимо дать жесткую норму, чтобы на апелляции мы могли сказать: нет, вы неправильно сказали, вот, есть словарь. Норма все равно будет развиваться, меняться, она уже меняется во всем мире и по абсолютно разным причинам. Вы посмотрите на улицу, на рекламы, которыми обвешано все вокруг: никаких норм нет, нет органа, который бы их контролировал.

Так что должны быть, мне кажется, две стороны вопроса, важнейшего, социального вопроса, не языковедческого. Первая - это аналог конституции, основной закон, жесткие правила, на которые можно было бы сослаться при проверке сочинений, говоря прагматически. И второе - система какого-то контроля. Это трудный вопрос. Во Франции штрафуют, еще где-то какие-то другие меры принимают. Должна быть какая-то узда. По пути сюда видела рекламу компании "Товарищ": написана через "i" с точкой и в конце ер - твердый знак, который выглядит, как мягкий. А если завтра тысяча школьников напишут "товарищь" с мягким знаком, потому что они каждый день смотрят на эту рекламу? А органа, который бы снял эту рекламу и оштрафовал, нет.

Е.Ф.Киров

По-моему, мы говорим о том, что уже существует в других областях. Ведь в других областях существует стандарт и отклонения от стандарта. Может быть, нам необходимо создать некий комплексный стандарт русского литературного языка (а он должен быть многогранный - орфоэпический, грамматический, орфографический, лексический минимумы), который мог бы использоваться везде, повсеместно - и в школе, и в средствах массовой информации.

Е.А.Земская

Конечно, для школ и вузов прежде всего важна орфография. Что касается орфоэпии, то общество не так волнуется из-за нее, общество больше волнуют проблемы лексики: новые жаргонизмы, новые иноязычные заимствования и т. д.

Я бы сказала, что норма должна быть высоко вариативна. Михаил Викторович Панов сказал, что в советское время норма была запретом. Сейчас норма - это выбор. Поэтому нам нужны словари не только нормативные, но и те, которые показывают, в какой ситуации какое слово лучше употребить. Очень нужны в школе занятия по риторике и стилистике, детей надо учить выступать публично..

А что касается штрафов и наказаний, то живой язык их не послушается, общество и живые носители языка - тоже. Мы можем вводить штрафы и наказания только в аспекте орфографическом.

Л.А.Вербицкая

Я согласна с Еленой Андреевной относительно того, что должна быть возможность выбора варианта. И я согласна: борьба неотипа с архетипом происходит. А кто тогда будет выбирать? Если бы система, как в ряде языков, не давала нам разных вариантов, никаких проблем не было бы. Однако система эти варианты дает, и их нужно дать.

Хорошо, когда есть понимание того, что есть ролевое варьирование, но что делать сегодня? У нас есть две беды: заимствования в огромном количестве и сниженные пласты лексики. Где высокий стиль Соловьева? Нет его. Средний стиль занял место высокого, и низкий вошел в нашу жизнь.

Страдает от этого в первую очередь устная речь, поэтому важно не только научить правильно писать, но и говорить. Ведь с момента перестройки устная речь вышла на первое место, жанра переписки у нас уже реально нет, только компьютерная. И мы прекрасно знаем, где искать нормативный минимум, и орфоэпическая комиссия должна быть обязательно.

Мне кажется, попытка теоретически обосновать возможность любых вариантов и называние даже региональных отклонений от нормы вариантами нормы - это принципиально неправильно. Без нормы невозможно ни жить, ни сохранить язык, поэтому появление справочников совершенно необходимо.

МИРС

Не считаете ли Вы, Людмила Алексеевна, что норма - это сложная система, в которой есть некий идеал, как когда-то о ментальности говорил Лихачев: есть идеал и есть конкретные его реализации.

Л.А.Вербицкая

Да, идеал, к которому нужно стремиться, иначе мы не сохраним язык и не будем воспринимать варианты.

М.В.Орешкина

Уважаемые коллеги, в нашем обществе сейчас обострилась проблема языковой нормы не как чисто лингвистического, а как социолингвистического и социокультурного явления. Сейчас, в эпоху свободы слова в ее прямом и переносном смысле, эпоху свободного употребления языка на телевидении, на газетной полосе, общество, на наш взгляд, почувствовало необходимость в более определенных и более жестких мерах кодификации русского языка. И понимание кодификации, на наш взгляд, стало заметно меняться.

Возникает понимание кодификации как узаконивания нормы русского языка, ее юридического закрепления для обязательного использования в официальных сферах общества, в официальных сферах общения. Какие здесь могут быть предприняты, на наш взгляд, практические шаги?

Если говорить о письменной речи, хотим мы этого или не хотим, в проекте закона о русском языке как государственном предполагается такая статья: разработанные Российской Академией наук "Правила орфографии и пунктуации", которые утверждаются Правительством Российской Федерации. В том, что касается разговорной речи, я абсолютно согласна с Еленой Андреевной: невозможно заставить следовать нормам, можно давать образцы и правила. Прежде всего, конечно, должны быть академические словари, разработанные в Институте русского языка. Такой список словарей - орфографический, орфоэпический, словарь трудностей и т. д. - мог бы быть представлен на утверждение Совета по русскому языку или Министерства образования, или Правительства. Эти словари должны быть рекомендованы как обязательные. И как раз это может стать серьезной помощью в сфере образования.

С места

Не только словари, но и грамматики.

М.В.Орешкина

И грамматики тоже. Краткая грамматика русского языка есть, если имеется в виду не научное использование, а для сферы образования. Во всяком случае, Институт русского языка, Академия должны были выработать список таких рекомендованных обществу и каким-то образом закрепленных изданий, потому что сегодня существует много коммерческих изданий. Словари сейчас растут как грибы. И в них содержится очень много ошибок, это всем известно. А опыт утверждения рекомендательного списка есть и в западных странах.

В.В.Колесов

Уважаемые коллеги, последние выступления как-то обозначили круг тех вопросов, которые повернули дискуссию в правильном, мне кажется, направлении. И вот первый вопрос - кодифицированные нормы. Норма - это не то, что обязательно, а то, что нормально. Норма в русском представлении, начиная с шестнадцатого столетия, предполагает варианты. Русский человек всегда был свободен, как говорил Бердяев, особенно в своем языке.

Приведу пример: "мышление" или "мышлeние" - эти варианты два с половиной столетия существуют в нашем обиходе и не исчезают. Почему? Это объяснил еще Бодуэн де Куртене слушательницам женских бестужевских курсов: "Мышлeние" говорят те, у кого "мозги", "мышление" - те, у кого "мoзги".

Таких выражений и определений, которые позволяют нацелить говорящего человека на правильный вариант, существует очень много: "кого одеть", "что надеть" и т. д. Неужели такие формы не могут использоваться в каких-то учебниках и каких-то пособиях? Движение мысли продолжается, и мы не можем заставить человека говорить так, а не этак, потому что в Институте русского языка так решили.

По поводу того, есть сегодня норма или нет. У нас нет нормы. Она рассыпалась, она мозаична. Почему? Потому что происходят очень важные структурные преобразования в обществе. Всегда признано, принято то, чему подражают, - элитной части общества. А сегодня это деловые люди, техническая интеллигенция и т. д.

Ясно, что норма всегда заряжена стилистическим вариантом. Я перехожу ко второму вопросу: динамический характер нормы. Для русской традиции уже три столетия это следующие стилистические варианты: сакрально-возвышенный, деловой (собственно, средний) и обычный (низкий) стиль бытового разговора, которые взаимопроникают друг в друга.

Людмила Алексеевна уже сказала, что верхний стиль разрушен. Бытовой разговорный язык тоже разрушен: крестьянские диалекты исчезли, к сожалению, а без них в язык не поступает животворный импульс словесного образа, который обогащал бы нашу речь. Норма, на мой взгляд, - это средний стиль. Сегодня разрушены стили, поэтому разрушена норма.

К вопросу о том, кто сегодня занимается кодификацией нормы русского языка. В Петербурге очень часто, много говорят, что сегодня нет такой дисциплины, как культура речи. Сегодня на первый план выходит, ее заменяя, активная, действенная дисциплина - речевое действие, речевое поведение, то есть социально, прагматически нацеленная установка, видоизменяющая чисто академическую, теоретическую сторону культуры речи.

Еще мнения. Николай Скатов, директор Пушкинского дома, говорит, что нужно нацеленное воспитание: какие-то передачи на телевидении и радио, которые бы показывали не норму, как обязаловку (потому что сегодня молодежь все, что обязывает, с порога отвергает), а как деликатное напоминание: это престиж, мода, молодежь откликается на моду. Андрей Петров, композитор, сказал, что он очень любит читать разные словари, а сегодня что ни словарь, то нехорошие слова. Читая их, симфонию не напишешь.

Я согласен с тем, что сегодня на первый план выходит устная речь. Почему? Потому что сегодня нужно не записать мысль, доказывая ее, сегодня логическая форма мышления у нас как-то не в чести. Главное убедить - это риторическая форма мышления.

МИРС

Здесь есть один практический аспект, о котором мы не говорили на прошлом "круглом столе", посвященном орфографии. Но ситуация немного изменилась за год. На сегодня мы имеем два орфографических словаря (Н.В.Соловьева и В.В.Лопатина), на каждом из которых написано: "Российская академия наук". Оба словаря находятся в противоречии с действующими и не отмененными до сих пор правилами 56-го года. Что посоветуют уважаемое научное сообщество и члены орфографической комиссии практикам, которые работают в приемных комиссиях вузов, в школе, что говорить тем журналистам, которые хотят писать грамотно? Ни в одном из этих словарей я как практикующий редактор журнала не нахожу ответов на постоянно возникающие вопросы по поводу написания того или иного слова, появившегося в русском языке за последние 10 лет. И даже обращение к порталу "Грамота.ru", увы, не помогает, хотя там более полная версия. Что делать?

В.В.Лопатин

Ответ только один: мы, к сожалению, находимся сейчас в переходном периоде в вопросах орфографии. Ждем, что будет утвержден в том или ином виде новый текст правил русского правописания и единый нормативный академический орфографический словарь будет с ним согласован. Если говорить о разночтениях в разных орфографических словарях, это, к сожалению, беда нынешнего времени, связанная с тем, что очень много лет орфография фактически была под запретом (?! - ред.). Последние два-три десятилетия советского времени издавались только стереотипные орфографические словари.

МИРС

Может, и хорошо, что орфографические словари были стереотипные?

В.В.Лопатин

Вышел из печати так называемый "Большой орфографический словарь русского языка" под редакцией С.Г.Бархударова, И.Ф.Протченко и Л.И.Скворцова. Словарь заявлен как новейший, т. е. отражающий новейшую лексику. На самом деле это репринтное переиздание словаря 73-го года. Какой-то беспредел идет в изданиях орфографических словарей.

А.М.Молдован

Владимир Владимирович, хорошо или плохо, что в Вашем словаре какие-то написания предлагается исправить?

В.В.Лопатин

Во-первых, в новом орфографическом словаре исправлен ряд ошибок предыдущего орфографического словаря. Кроме того, в этом словаре присутствует список, который впервые открыто показал некоторое количество изменений в написании, они включены сюда из предыдущих словарей. Изменения эти имелись, но скрывались. Это одна из самых спорных, зависших проблем орфографии. Много лет выходил известный словарь-справочник Б.З.Букчиной и Л.П.Калакуцкой "Слитно или раздельно?", много изданий выдержал, и там много было различий в написании. Особых протестов общественности этот факт не встретил.

Что касается написания новых слов, то в этом словаре действительно впервые дано очень большое количество написаний новейших слов, которые вы ни в одном орфографическом словаре не найдете. Пока ограничимся этими соображениями. Есть надежда, что мы составим единый нормативный орфографический словарь, который действительно будет обязателен для всех, который будет учитывать все точки зрения в совокупности.

Л.А.Вербицкая

Отсюда конкретный вопрос: что же делать сегодня? Я вас уверяю, новый словарь появится нескоро.

В.В.Лопатин

Слова, написание которых отличается от предыдущих словарей, можно писать по-старому и по-новому.

Ю.Л.Воротников

Сейчас, Людмила Алексеевна, на ваш вопрос Владимир Владимирович тактично не ответил. Ответ ясен: сегодня ничего нельзя сделать, потому что словарь Соловьева, вышедший в Петербурге, прекрасный орфографический словарь, и словарь, вышедший в Москве, дают разные варианты. На что ориентироваться? Не на что. Сегодня, к сожалению, мы мало об этом говорим. Но нам действительно надо подумать: а кто же должен определять, как писать, на что ориентироваться?

В самом деле, на экзамен я принесу словарь Института русского языка им. Виноградова: ты ошибку допустил, видишь? А у студента будет другой словарь, и он скажет, что, нет, дорогой преподаватель, вы ошибку допустили, а я прав. Оба правы.

Что же нам сейчас делать? Во-первых, конечно, абсолютно ясно, что новую редакцию должно утверждать Правительство. И тут разночтений быть не может. Это очень больной вопрос, и мы это прекрасно знаем. Но что касается последующих каких-то действий, то зачем нам изобретать велосипед? Мы знаем прекрасный французский опыт. Французская Академия публикует списки слов, где предлагается ввести какие-то орфографические изменения. Кто может наделить нашу Академию этими функциями? Увы, конечно, на это тоже должно быть решение Правительства.

Что касается того вопроса,: можно ли разрешать варианты? Их не надо разрешать или не разрешать. Ориентировать общество на варианты нельзя. Общество надо ориентировать на тот самый идеал, о котором говорилось. Что он никогда не будет достигнут, это естественно, но он должен существовать, иначе на фоне чего будут играть все эти вариации?

Норма не может быть вариативной, вариативным может быть ее употребление.

И последнее - в отношении заимствований. Есть специальная терминологическая комиссия, которая разрешает включать или не включать то или иное заимствование в академический словарь. Разве это плохо? Конечно, нет.

Если человек будет употреблять что-то не разрешенное словарем, это его дело, но такой словарь существовать должен. Поэтому и нашему Совету, и всем нам нужно осознать, что мы можем изучать варианты, мы можем изучать лексику ненормативную, но мы должны осознавать, что в обществе обязан существовать какой-то орган, продуцирующий норму, и этим органом не может быть никакая другая структура на сегодняшний день, кроме Академии наук, а "рабочим исполнителем" должен быть, конечно, Институт русского языка, основная задача которого - издание нормативных словарей, нормативной грамматики.

Л.Л.Касаткин

Я согласен с тем, что Академии наук должно быть дано право давать окончательные рекомендации. Я не согласен вот с чем. Я не думаю, что, скажем, свод орфографических правил должен утверждаться Правительством Российской Федерации. Это не функция Правительства. Все-таки это должны решать ученые, а не функционеры.

В.П.Нерознак

Что касается прерогативы: кто должен утверждать свод правил? Мне кажется, есть только один многострадальный закон о русском языке, который готовится в Думе, он и должен включать эти прерогативы. И они там предусмотрены. Это реальный легитимный путь закрепления определенных полномочий по узакониванию тех или иных норм языка.

Несколько слов о норме. Мы можем сопоставить две традиции. Мы придерживаемся понятия "языковая норма", в западной лингвистической традиции принято понятие "языкового стандарта". Может быть, к норме нужно относиться чисто формально. Существует языковой стандарт, которым является современный русский литературный язык, и существует нестандартный. Существует стандартная и нестандартная языковая личность.

В.М.Живов

Мне бы хотелось высказать несколько мелких замечаний по поводу того, что здесь говорилось. Во-первых, по-моему, проблема нормы - это в значительной степени проблема социальных институтов. Прежде всего, это институт школ - именно там внушается норма. Поскольку школьник получает навыки правильной и богатой русской речи через литературу, речь идет об отборе того, что дается ему в качестве образцов языка. Это не значит, конечно, что вся литература должна писаться на литературном языке.

Второй момент. Нам, безусловно, нужны хорошие словари, нужна культура словаря, которая внушается школьнику. Дело совсем не в том, что какая-то официальная инстанция должна утверждать словарь как необходимое пособие для всех граждан страны и учреждений. Скажем, Оксфордский словарь никем никогда не утверждался, никакого акта английского правительства, парламента не было. Тем не менее, если вы приходите в английский университет или в английскую фирму, там лежит этот словарь, люди знают, что на его авторитет можно опереться.

МИРС

Их счастье, что рядом не лежит Кембриджский словарь с другими вариантами написания …

В.М.Живов

Действительно, у нас подобного словаря нет. Это одна из ваших задач, которую нужно ставить. И это, конечно, должна делать Академия наук. Как из этого переходить к краткому справочнику, которым будет пользоваться тот или иной специалист? Ясно, что должна быть какая-то диверсификация. Для работников печати нужен один справочник, для школьника - другой. Вопрос в том, из чего, на какой основе они будут формироваться. На мой взгляд, эти вопросы все-таки существенно важнее, чем те, которые мы постоянно обсуждаем. Как будет писаться "научно-исследовательский" - через дефис или слитно? Это, в конце концов, мелочь по сравнению с утверждением культуры русской речи в нашем обществе. Вот это действительно важнейшая задача нормы, которая перед нами стоит.

Л.А.Шкатова

Действительно, культура речи касается всей России. И мне кажется, что мысль, которая высказана сейчас профессором Живовым, очень важна. Нужны социальные институты. И на местах, конечно, главное лицо, главная фигура - это Академия. Но и на местах нужно поднимать лингвистическую общественность. Скажу о Челябинске. В течение 10 лет там существует Совет при губернаторе по русскому языку, который активно работает. Правда, не всегда наши усилия увенчивались успехом: так, когда мы настоятельно потребовали, чтобы реклама в городе соответствовала русским нормам, чтобы были убраны иностранные вывески в городе, собрали совещание при губернаторе, и не одно, но в конечном счете победителями оказались экономические силы.

На радио в течение трех лет я сама провела 120 передач по русскому языку. Я считаю, что это была очень важная для города работа, потому что в конечном итоге челябинский народ привык к тому, что в городе есть центр культуры речи. Он действительно есть, звонят нам очень часто, и спрашивают нас о том и о сем. Мне кажется, что эту работу надо поднять лингвистам каждого города.

Л.А.Вербицкая

Огромное спасибо всем вам за то, что откликнулись на просьбу нашего журнала. Давайте продолжать интенсивную дискуссию, чтобы все-таки выработать какие-то рекомендации, тем более что с мнением присутствующих здесь считаются и Правительство, и Президент.

МИРС

Коллеги, тех, кто не успел выступить, мы приглашаем в журнал: присылайте нам свои идеи в письменном виде. Уже два номера подряд в журнале заявлено обсуждение темы "Русский язык в новых образовательных стандартах". Редакция готова публиковать материалы и отрыть эту новую рубрику.

Текущий рейтинг: