Проверка слова:  

 

Мир русского слова

 

Диалог культур: социальный и образовательный аспекты (Статья вторая)

03.12.2002

Е. И. Пассов

В иноязычном образовании проблема диалога культур остро обозначилась с развитием коммуникативного направления. Не вникнув как следует в сущность диалога культур, не раскрыв всю широту и глубину этого понятия, невозможно решать ни одну из проблем иноязычного образования. Между тем, дела в этом плане обстоят более чем неудовлетворительно. Что конкретно не устраивает, вызывает опасение?

1. Недопонимание того, что готовность воспринимать чужое (чуждое!) не является естественным свойством человека. Наоборот: биологически человеку свойственна ксенофобия.

2. Недостаточность так называемой «страноведческой компетенции».

3. Недостаточность и бесперспективность пути «овладение языком и культурой», ибо такой путь противоречит сущности взаимоотношения языка и культуры. В этом смысле термин «иноязычная культура» предпочтительнее.

4. Недостаточность так называемого сопоставительного подхода, констатирующего сходство и различие культур. В связи с этим интересно заметить, что А. С. Пушкин, размышляя о единстве и отличии русской и европейской литератур, пришел к парадоксальному выводу, что их единство заключается в национальном своеобразии, то есть в том, чем русская литература обогащает мировую литературу.

Проблема диалога культур — лишь название комплекса других проблем, по крайней мере трех: взаимопонимание, менталитет, взаимоотношение культуры и языка. Поэтому позволю себе поделиться размышлениями по названным проблемам.
 

1. Взаимопонимание

Предполагается, что взаимопонимание является как бы естественным, само собой разумеющимся результатом обучения иностранным языкам. Но практика не оправдывает этих надежд, система не дает ожидаемого результата: взаимопонимание — слишком сложный феномен, чтобы можно было ожидать его появления из ничего. Пока же познавательные, воспитательные, развивающие цели, конечно, заявляются, но не могут быть реализованы, ибо для этого в систему обучения ничего, кроме лозунга о намерениях, не закладывается.

Из чего складывается взаимопонимание?

Во-первых, это социологический аспект: осознание общности, зависимость одной культуры от другой. Во-вторых, это социокультурный аспект. В-третьих, это ценностный аспект, ибо только осознание и понимание ценностей другой культуры обеспечивает взаимопонимание. Только взаимопонимание, основанное на признании чужих ценностей, а признании у другого прав на эти ценности, а уважении к этим ценностям (даже если они не принимаются мною), может и должно быть желанной целью. В четвертых, это психологический аспект. Взаимопонимание всегда ведет к координации, к сотрудничеству, что возможно лишь при условиях, когда: а) предмет общения становится личностно значимым для обоих собеседников; б) проявляются отношения сопереживания (эмоциональный контакт); в) оба общающихся приняли ситуацию, поняли её, сняли смысловые барьеры.

Возможно ли взаимопонимание без указанных выше условий? Разумеется, нет. Потому что отсутствует главная предпосылка взаимопонимания, его основа — культура. Присвоенная культура не всегда проявляется в общении, но всегда подразумевается, как невидимая часть айсберга; общающихся объединяет не то, что они говорят (это часто их разъединяет), а то, о чем они молчат, хотя и знают. Без этого не будет взаимопонимания, а потом не будет и принятия чужого менталитета.
 

2. Теперь о менталитете

Ни один словарь не дает определения понятия «менталитет». В основе менталитета, как известно, лежат знания. Но что означает «знать? Чтобы знать, надо: воспринять проанализировать, сопоставить со своим, оценить, включить в систему своих знаний, действовать соответственно новому желанию.

Можем ли мы сказать, что система обучения иностранным языкам обеспечивает прохождение этих ступеней, даже когда ученикам предлагаются «страноведческие знания»? Вряд ли.

Далее, важно учесть эмоциональное отношение к факту чужой культуры. Человек может отнестись к нему: настороженно, терпимо, нейтрально, принять к сведению, выразить любопытство, восторг, проявить интерес, эмоционально пережить, выразить желание узнать больше и т. д. И в зависимости от уровня ценности той или иной эмоции для учащихся факт чужой культуры переживается либо как факт личной жизни, либо как нечто стороннее. Это также не может не влиять на вхождение в чужой менталитет.

Понятие «менталитет» большинство исследователей вообще избегает использовать. Его можно выудить окольным путем из определения понятий «национальная личность» или «культурно языковая личность». Если вообще существует то, что мы называем словом «менталитет», должна ли культурно-языковая личность обладать им? Несомненно. Тогда что составляет его «этно- и социокультурный статус», «языковой и культурный запас» или «способность их адекватного применения"? Или всё вместе? Или только часть статуса и (или) культуры?

А далее возникает ещё один вопрос: о менталитете кого идет речь — народа или человека? Когда мы, например, говорим, что немцы, допустим, пунктуальны, а французы тщеславны, уверены ли мы, что все немцы и французы таковы? Часто подобные суждения — продукт традиции, родившейся из какого-либо горького опыта. Жизненный опыт показывает, что все вообще никогда ни в чем не бывают одинаковыми, что так называемые типичные национальные черты вовсе необязательно присущи, во-первых, каждому представителю данной нации, а, во-вторых, вполне могут быть свойственны и представителям других наций. Это наводит на мысль о том, что говорить о менталитете правомернее применительно к индивидуальности, которая является неповторимой комбинацией свойств и появляющимся на их основе новым интегративным качеством. Если менталитет то, что отличает один народ от другого (эта мысль часто встречается в научной литературе), то в строгом смысле слова некорректно говорить о менталитете народа в целом. Думаю, что предпочтительнее использовать термины «типические черты, «доминантные признаки», «ментальное пространство» и т. п.

Менталитет складывается на базе языка и культуры, но благодаря индивидуальности человека и опыту его деятельности.

Будучи порождением четырех источников (язык, культура, индивидуальность, деятельность), менталитет сам влияет затем на деятельность человека. В этом смысле менталитет родственен мировоззрению. Но не равен ему. Мировоззрение — феномен философский, определяющий философию жизни, modus vivendi человека. Менталитет же определяет какой либо аспект жизни человека — профессиональный, например, или национальный. Поэтому в интересующем нас здесь — национально культурном аспекте можно считать, что менталитет — это национальный аспект мировоззрения человека как субъекта культуры.
 

3. Язык и культура

Наконец, несколько принципиальных соображений по поводу взаимоотношений языка и культуры.

В данном случае я имею в виду духовность и нравственность, ценности и культуру, творчество и развитие, общение и самоопределение, свободу и ответственность.

То, что это не случайный набор понятий, а именно тезаурус образования, легко увидеть в следующем пассаже: «Образование есть передача культуры, которая, формирует нравственность человека, делая его духовным; передача культуры осуществляется благодаря механизму общения, в процессе чего происходит развитие до уровня творческого отношения к миру, к деятельности, к себе, что не только дает свободу, но и определяет меру ответственности, ибо такое образование способно сделать человека не только образованным, но и культурным».

Можно выстроить и другие логические ряды зависимости этих понятий, но в любом случае «цепочка» не порвется, поскольку понятийное поле каждого из названных понятий сопряжено, связано, соотносится с каждым другим.

Покажу это на примере хотя бы одной пары понятий: «культура» — «развитие». Если мы обратимся к латино-русскому словарю, то увидим, что cultura — это воспитание, образование, развитие, поклонение, почитание; образ жизни, попечение, забота, занятие, изучение, культ, почет, уважение, вероисповедание; одежда, красота, изящество.

А теперь обратите внимание на то, как раскрывается понятие «развитие».

На первый план в развитии выступает преемственная социальная связь человеческих поколений, передача результатов практической и познавательной деятельности, овладение младшим поколением орудиями, языком, знаниями, нормами поведения и т. д., его роль в созидании материальных и духовных ценностей. Развитие происходит в процессе взаимодействия человека со средой, обучения и воспитания, овладения языковыми средствами общения, включения в жизнь общества и в его созидательную деятельность. В процессе развития складывается сознание и самосознание, человек становится субъектом общения, учения, познания и труда.

Нетрудно заметить, что «культура» и «развитие» по сути «близнецы».

В образовательных целях продуктивно считать, что нет раздельно языка и культуры, — язык есть органическая часть культуры. Факты языка — это те же факты культуры (Perfekt — такой же факт немецкой культуры, как и Кёльнский собор; совершенный вид глагола — такой же факт русской культуры, как матрешка). Как это назвать — другой вопрос. Я предпочел бы термин «факт культуры».

Именно они — эти факты культуры — становятся для человека ценностью приобретают социальное, человеческое и культурное значение.

Теперь можно сформулировать предварительные выводы о диалоге культур (ДК):

1. ДК как и любой диалог есть процесс, в результате которого проявляется, укрепляется (разрушается, исчезает) взаимопонимание. ДК — это процесс взаимодействия двух индивидуальностей, двух ситуативных позиций, двух менталитетов.

2. Для того, чтобы этот «процесс пошёл», нужны предпосылки и факторы разного плана.

а) Человек должен знать определенную систему фактов иностранной культуры, т. е. иметь опыт её восприятия, анализа, сопоставления, оценки.

б) Человек должен иметь опыт эмоционально чувственного отношения к фактам культуры. Здесь целая шкала: настороженность, терпимость, нейтралитет, безразличие, принятие к сведению, любопытство, интерес, восхищение, восторг. Все это тоже надо пережить.

в) Человек должен уметь:

— интерпретировать (объяснять различные культурные ценности);

— преодолевать чуждое, преодолевать границы, разделяющие культуры; видеть в чужом не только и не столько то, что нас отличает друг от друга, сколько то, что нас сближает и объединяет;

— смотреть на события и их участников не со своей точки зрения, а с позиций другой/чужой культуры и понимать внутренние скрытые пружины событий и поступков;

— менять самооценку в результате постижения чужой культуры и отказа от существовавших ранее стереотипов или иллюзорных представлений; т. е. быть готовым меняться самому;

— видеть детали, важные для постижения сути явления/культуры;

— видеть устойчивое и изменчивое в культуре, т. е. традиции и инновации в различных сферах жизни;

— понимать смешное в чужой культуре;

— опираясь на этимологию, видеть взаимосвязь между словами иностранного языка и тем, что они обозначают;

— синтезировать и обобщать свой личный опыт в межкультурном диалоге.

3. ДК можно рассматривать как деятельность, т. е. обнаружить все её признаки: предметом являются факты культуры («точки удивления» по Библеру); продуктом — интерпретация фактов культуры; целью — достижение взаимопонимания; средством — иноязычное образование.

4. Если общение — механизм образовательного процесса, то ДК — механизм взаимопонимания.

Можно с уверенностью предполагать, что в таком ДК будет происходить ожидаемое развитие индивидуальности до уровня homo moralis. Можно также утверждать, что само по себе это не произойдет. Развиваемое понимание ДК требует адекватной трактовки понятия «содержание иноязычного образования», а также технологии образовательного процесса.
 

Ефим Израилевич Пассов, директор Российского Центра иноязычного образования МОРФ при Липецком госпедуниверситете, доктор педагогических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.
 

Текущий рейтинг: