Проверка слова:  

 

Лексикография

 

Прописная буква в орфографическом словаре общего типа

22.08.2008

Д. ф. н., проф. В. В. Лопатин

[Впервые опубликовано в сб.: Словарь и культура русской речи. К 100-летию со дня рождения С. И. Ожегова. М., 2001]

Передо мной любопытнейший документ – полная корректура «Орфографического словаря русского языка», датированная 1952 годом и тогда же правленная С. И. Ожеговым. Тем, что корректура эта дошла до наших дней, мы обязаны Б. 3. Букчиной, сохранившей ее в своем личном архиве и заслуживающей за это самой искренней бла­годарности орфографистов-лексикографов.

Как известно, тогда, в 1952 г., словарь не был опубликован, первое издание его вышло из печати только в 1956 г. Основное, что бросается в глаза при сличении корректуры 1952 г. (начиная с первых же ее слов – Аарон и Аахен) со словарем 1956 г., – это наличие в корректуре собст­венных имен и вообще слов и словосочетаний, пишущихся с прописной буквы, и полное их отсутствие в опубликованном словаре (в его основ­ном корпусе). Дошедшая до нас корректура как раз и отражает процесс ликвидации в словаре прописной буквы. На первой странице корректу­ры стоит резолюция: «Отчеркнутое красным карандашом не печатать. С. Ожегов. З.Х.52». Красным карандашом, знаком «минус» слева, отме­чены по всей корректуре слова, набранные с прописной буквы, и боль­шинство имен прилагательных, образованных от собственных имен (последние указывались в скобках после прилагательного).

С тех пор словарь и «потерял» (в основном корпусе) прописную бук­ву. Личные (в основном русские) собственные имена в дальнейшем, с 5-го издания (1963), были выделены (но уже без грамматической харак­теристики) в особое приложение, в котором с 13-го издания (1974) появились и отчества. Все же остальные написания с прописной буквой исчезли. За 42 прошедших года вышло 33 издания этого словаря, в том числе и несколько дополненных, но прописная буква в него не возвра­щалась. Единственным исключением стали появившиеся в словаре, на­чиная с 13-го издания, географические наименования типа Западно-Си­бирская низменность или Южно-Китайское море, противопоставлен­ные свободно употребляемым прилагательным типа западносибирский, южнокитайский, пишущимся по общему правилу слитно (естественно, что причиной появления этих словарных единиц была отнюдь не прописная буква, а дефисное написание). Зато именно из этого издания бы­ли исключены последние единичные «реликты» первоначального вари­анта словаря – такие написания, как Геркулес, Голиаф (противопостав­ленные написаниям со строчной: геркулес, голиаф и снабженные необходимыми пояснениями), как словарная статья Рубикон (Р пропис­ное), как сочетания Герой Советского Союза и Герой Социалистическо­го Труда. Еще раньше, в 5-м издании, самым нелепым образом потеряло прописную букву выражение Христа ради, в 13-м издании вовсе устра­ненное (самого слова Христос в словаре не было и в 1-м издании). Сохранена лишь оставшаяся в гордом одиночестве во всех изданиях сло­варная статья «октябрь (месяц, но: праздник Октября)».

В результате, хотя в разделе «Состав и структура словаря» и сказано: «Слова, за исключением собственных имен, пишутся в словаре со строчной буквы», – никаких следов собственных имен, кроме упомя­нутых географических наименований со сложными прилагательными, мы в основном корпусе словаря не найдем. Нет в словаре и аббревиа­тур. Словарь так и остался орфографическим словарем особого типа, не ставящим целью отражение написаний с прописными буквами, отвле­кающимся от данной проблемы. Этим он, надо признать, невыгодно отличается от некоторых других лингвистических словарей (прежде все­го толковых), так или иначе, пусть на ограниченном материале, отме­чающих написания с прописной буквы, противопоставленные написа­ниям со строчной (хотя бы в таких тривиальных случаях, как солнце и Солнце, земля и Земля, север и Север, запад и Запад). Это тем более до­садно, что фиксация написаний, различающихся прописной и строчной буквой, – проблема в первую очередь, при всей ее специфичности, ор­фографическая. К тому же в словаре оказалось некоторое (впрочем, очень небольшое) количество слов, которые вообще пишутся только с прописной буквы, а они даны здесь со строчной; к ним относятся, на­пример, такие словарные единицы, как Марсельеза, Минотавр, Варфоломеевская ночь, Вальпургиева ночь, Проторенессанс, Кватроченто.

Что же стало причиной отказа редакторов нормативного академи­ческого орфографического словаря от первоначального замысла, пред­полагавшего включение в словарь и собственных имен, и прописной буквы? Можно, конечно, принять во внимание ограниченность объема словаря, диктовавшую необходимость поступаться каким-то материа­лом, в данном случае собственными именами. Но это объяснение слиш­ком простое и поверхностное; есть, без сомнения, более глубинные при­чины. Словарь создавался в определенных исторических и политичес­ких условиях, а употребление прописных букв, как никакая другая сфе­ра орфографии, тесно связано с политикой и идеологией и в ряде случа­ев обусловлено ими [1]. Вряд ли тогдашнюю цензуру мог вполне устроить, например, отобранный в словарь круг собственных имен – таких, как Будда, Христос, Библия, Коран, Василий Блаженный, Ветхий завет, Киево-Печерская лавра, Спас на Бору (наименование церкви) и многие подобные. Хотя слово бог дано в подготовленной корректуре, по всем канонам тогдашнего времени, со строчной буквы, тем не менее мы на­ходим здесь прописную букву в названиях религиозных праздников (Пасха, Рождество, Богоявление, Преображение и др.) и даже, что осо­бенно по тому времени удивительно, в словах Богородица и Спаситель (церк). Все это, разумеется, пройти в печать не могло. Вряд ли могли удержаться в словаре и такие словарные статьи, как «Гепеу, ГПУ — Госуд. полит. управление, реорган. в НКВД» или «КИМ (Коммунисти­ческий Интернационал Молодежи)» (к тому времени, добавим, давно упраздненный). Обусловленность подобных словарных единиц полити­ческой конъюнктурой и их историческая «скоропреходящесть» не могла не навести самих редакторов словаря на мысль о нецелесообразности их сохранения в словаре.

Таким образом, первоначальный замысел авторов и редакторов словаря претерпел существенные изменения. По-видимому, именно в силу того, что с введением в словарь прописной буквы и последова­тельной реализацией этого принципа было связано немало препят­ствий экстралингвистического характера, редакторы словаря сочли за благо вообще от этой проблемы отказаться, чтобы не ставить под удар словарь в целом.

Шло время, а лингвистических словарей, общих или специаль­ных, регламентирующих употребление прописной буквы, так и не появлялось, и широкие круги заинтересованных в таких словарях лиц, прежде всего преподавателей и редакционно-издательских ра­ботников, вынуждены были довольствоваться сформулированными в орфографическом своде 1956 г. в самом общем виде правилами употребления прописных букв да еще выработанным в практике пе­чати узусом, основанным на официальных инструкциях и отража­ющим цензурные требования. И все же общественные потребности не могли не вызвать рано или поздно к жизни такой словарь. Первый и единственный в советское время словарь-справочник «Прописная или строчная?» Д. Э. Розенталя, опубликованный только в 1984 г. и переиздававшийся несколько раз до 1989 г., был очень важен и полезен, хотя и оказался до крайности заполитизированным. Например, в нем рекомендовалось писать словосочетание вооруженные силы тро­яким образом: ср., во-первых, Вооруженные Силы СССР, во-вторых, Вооруженные силы Республики Куба, Вооруженные силы Социали­стической Республики Румынии и т. п., а в-третьих, вооруженные силы Великобритании, вооруженные силы Италии (аналогично — другие вооруженные силы капиталистических стран), и многое по­добное в том же роде.

Недавно издан новый специальный «Орфографический словарь рус­ского языка. Прописная или строчная?» В. В. Лопатина, Л. К. Чельцовой и И. В. Нечаевой (М.: АСТ-Пресс, 1999). Потребность в таком новом словаре сейчас особенно велика, поскольку эта об­ласть орфографии в современной практике письма наименее устой­чива и упорядоченна. В большой степени это объясняется изменив­шимся за последние 10-12 лет общественным осознанием многих понятий (например, относящихся к церковно-религиозной сфере), снятием идеологических установок, что отразилось и на написании названий государственных учреждений, общественно-политических организаций, праздников, орденов и других категорий наименова­ний. Сформулированные в своде «Правил русской орфографии и пунктуации» 1956 г. рекомендации в ряде пунктов явно устарели, как устарел и основанный на них словарь-справочник Д. Э. Розенталя. При подготовке нового словаря рекомендации свода 1956 г. были пересмотрены и правила употребления прописных букв сформулирова­ны заново, исходя из потребностей сегодняшнего дня. Эта новая редак­ция правил, опирающаяся на орфографическую практику 90-х гг. XX в., опубликована в словаре. Она же входит как составная часть в про­ект новой редакции «Свода правил русского правописания».

Так обстоит сейчас дело со специальным словарем «Прописная или строчная?». Но одновременно подготовлен к печати и теперь уже издан новый нормативный академический словарь общего типа – «Русский орфографический словарь» (М.: Азбуковник, 1999). Его авторы и редакторы обязаны были так или иначе отразить напи­сания с прописными буквами и тем самым вернуться к проблемам, стоявшим в 50-х гг. перед авторами и редакторами «Орфографиче­ского словаря русского языка». При формировании этой части словника и принципов его словарной разработки составители ново­го словаря пошли по тому пути, который, как оказалось при озна­комлении с корректурой 1952 г., в ряде случаев соответствует пер­воначальному замыслу предыдущего академического словаря.

Как же решаются эти проблемы в новом «Русском орфографи­ческом словаре»?

По сравнению с «Орфографическим словарем русского языка» объем нового «Русского орфографического словаря» увеличился более чем в полтора раза; словник его составляет около 160 тысяч словарных единиц – слов и словосочетаний. Кроме многочислен­ных неологизмов последних десятилетий он значительно дополнен производными словами различных категорий. В частности, замет­ное место заняли в нем прилагательные и слова других частей речи, производные от собственных имен (личных, мифологических, гео­графических, астрономических, от аббревиатурных и др. наименова­ний), причем при всех прилагательных и при некоторых существи­тельных, образованных от собственных имен, указываются в скобках их производящие слова, например: калужский (от Калуга), орловский (от Орел), тянь-шаньский (от Тянь-Шань), екатерининский (от Ека­терина), моцартовский и моцартианский (от Моцарт), вальтерскоттовский (от Вальтер Скотт), кирилло‑мефодиевский (от Кирилл и Мефодий), тассовский (от ТАСС), цеэсковский (от ЦСКА), мирискусник (от "Мир искусства"). Таким образом, многие разряды собственных имен, хотя и не представлены в словаре в качестве самостоятельных единиц, присутствуют в нем при производных от них словах.

Что же касается включения в словарь собственных имен как та­ковых в качестве самостоятельных словарных единиц, то объем сло­варя требовал здесь внести определенные ограничения (хотя, разу­меется, можно представить себе большой – по-видимому, уже не однотомный – орфографический словарь тезаурусного типа, доста­точно полно охватывающий антропонимы, топонимы и прочую «онимную» лексику). В данном же словаре принято решение сами по себе однословные собственные имена (личные, географические, астрономические и т. п.), даже при наличии в них тех или иных орфог­рафических трудностей, в словник не включать. Основной задачей данного словаря в сфере употребления прописных букв признано отражение тех случаев современной русской орфографии, где употреб­ление прописной либо строчной буквы может вызывать затрудне­ния, в частности — тех слов (в том числе употребляющихся в составе определенных словосочетаний), которые могут писаться как с про­писной, так и со строчной буквы или у которых возможность такого двоякого написания можно заподозрить.

В качестве самостоятельных словарных единиц в «Русском орфографическом словаре» представлены следующие категории пи­шущихся с прописной буквы слов и их сочетаний:

1) названия священных понятий религии, напр.: Господь, Богоро­дица, Библия, Евангелие, Священное Писание, Рождество, Сретение, Воздвижение, Бог-Отец, Святые Дары, Матерь Божия, Воскресение Христово, Гроб Господень;

2) собственные имена (личные, мифологические, географичес­кие), употребляемые также в нарицательном смысле, напр.: Гамлет, Гаргантюа, Плюшкин, Обломов, Митрофанушка, Мюнхаузен, Золушка, Аполлон, Немезида, Кассандра, Ротшильд, Ювенал, Мекка, Вандея, Клондайк, Черемушки, Хиросима, Чернобыль;

3) названия исторических эпох, напр.: Проторенессанс, Кватро­ченто, Рисорджименто, Реформация:

4) однословные производные (суффиксальные и приставочно-суффиксальные), преимущественно неофициальные, названия территорий, областей, местностей, напр.: Подмосковье, Поволжье, Закавказье, Приднестровье, Оренбуржье, Ставрополье, Орловщина, Рязанщина, Вологодчина, Балтия, Скандинавия;

5) собственные имена (личные, мифологические, географические), выступающие в составе устойчивых сочетаний — таких как, напр.: закон Архимеда, закон Бойля — Мариотта, бином Ньютона, азбука Морзе, счетчик Гейгера, автомат Калашникова, суд Линча, клятва Гиппократа, болезнь Боткина, двуликий Янус, Фома неверующий, между Сциллой и Ха­рибдой, перейти Рубикон, кануть в Лету, куда Макар телят не гонял; Иваны, не помнящие родства; по Гринвичу, по Цельсию, по шкале Рихтера;

6) составные наименования (географические, астрономические, на­звания исторических лиц, мифологических и литературных персонажей, исторических эпох и событий, календарных периодов и праздников, организаций и учреждений, государств и государственных объединений), включающие в свой состав нарицательные слова, напр.: Моск­ва-река, Средиземное море, Дальний Восток, Крайний Север, Смоленская область, Подкаменная Тунгуска. Золотая Орда, Великая Китайская сте­на, Поклонная гора, Петр Великий, Ярослав Мудрый, Александр Маке­донский, Кутузов-Смоленский, Ричард Львиное Сердце, Змей Горыныч, Иванушка-дурачок, Средние века, Новое время, Первая мировая война, Крестовые походы, Варфоломеевская ночь, Куликовская битва, Тайная вечеря, Страстная неделя, Великий пост, Ильин день, Троицын день, Новый год, Первое мая, Парижская коммуна, Организация Объединенных Наций, Российская Федерация, Содружество Независимых Государств, Федеральное собрание, Государственная дума, Конституционный суд.

Особые подгруппы наименований в пределах этой группы пред­ставляют собой: а) топонимы и микротопонимы, содержащие нари­цательное слово, употребленное не в своем обычном значении, напр.: Сергиев Посад, Сосновый Бор, Вятские Поляны, Минеральные Воды (города), Пушкинские Горы (поселок), Золотые Ворота (пролив), Зо­лотой Рог (бухта), Кузнецкий Мост, Охотный Ряд, Земляной Вал, Елисейские Поля (улицы), Никитские Ворота, Рогожская Застава (площади); сюда же относятся такие астрономические названия, как Млечный Путь и как названия местностей на космических телах ти­па Море Дождей, Океан Бурь, Залив Радуги (на Луне); б) образные неофициальные названия государств и городов типа Страна восхо­дящего солнца (о Японии), Страна тюльпанов (о Голландии), Вечный город (о Риме), Северная Пальмира (о Петербурге).

Из одиночных прилагательных, пишущихся с прописной буквы, в словаре представлены образования типа Гомеров (от Гомер), Далев (от Даль), Марксов, Шекспиров.

Представлены в словаре и аббревиатуры, составленные из прописных букв. Однако из таких аббревиатур в качестве самостоятельных словар­ных единиц в данном словаре решено приводить лишь те, которые имеют нарицательный смысл, например: ГЭС, ЭВМ, СПИД, НЛО, ДСП, УЗИ, ВТЭК, АО, а также сложные слова и составные наименования с такими аббревиатурными компонентами: микроГЭС, мини-ЭВМ, МГД-генератор, УВЧ-терапия, УКВ-передатчик, ДНК-содержащий и т. п.

В отличие от проектировавшегося в 1952 г. (неосуществленного) общего орфографического словаря и от нового специального слова­ря «Прописная или строчная?», в «Русском орфографическом слова­ре» признано целесообразным давать слова, пишущиеся (в разных случаях) и с прописной, и со строчной буквы, в пределах одной сло­варной статьи с необходимыми пояснениями.

Так построены, например, статьи: бог, -а, мн. -и, -óв и (в христиан­стве и нек-рых других религиях: единое верховное существо) Бог, -а; творец [2] и (о Боге) Творец; Господи (обращение к Богу) и господи, межд.; троица (совокупность трех лиц, предметов) и Троица (триединый Бог у христиан; праздник); Голгофа (место распятия Христа) и голгофа (место мучений, страданий); запад и (страны Западной Европы и Америки) За­пад; восток и (страны Азии) Восток; солнце и (центр Солнечной систе­мы, астр.) Солнце; водолей (водолив) и Водолей (созвездие и знак зодиа­ка; о том, кто родился под этим знаком); черноземье (чернозем) и Черноземье (геогр.); февраль (месяц) и Февраль (о Февральской революции 1917); Средневековье (ист. эпоха) и средневековье (устарелые обычаи, от­сталый уровень); возрождение (восстановление) и Возрождение (ист. эпоха расцвета культуры в Западной Европе); Хохлома (село) и хохлома (изделие местного промысла, также собир.); Дон Жуан (лит. персонаж) и донжуан (искатель любовных приключений); Снегурочка (сказочный персонаж; человек, одетый как этот персонаж) и снегурочка (игрушка); Эрос (мифол.) и эрос (филос.; чувственное влечение); Геркулесовы стол­бы (столпы) (скалы в Гибралтарском проливе) и геркулесовы столбы (столпы) (граница, предел, крайняя степень проявления чего-н.); Среди­земное море (межматериковое море Атлантического океана) и средизем­ное море (внутреннее море, сильно замкнутое сушей).

Приведенные примеры показывают, как решается в словаре пробле­ма разграничения, «разводки» написаний, отличающихся друг от друга только прописной или строчной первой буквой: для этого используются подтолкования разной степени подробности, а также пометы, указыва­ющие на сферу употребления слова, иногда и грамматические пометы.

В одну словарную статью со словом, пишущимся со строчной буквы (нарицательным существительным, именем прилагательным) объеди­няются также словосочетания, в составе которых данное слово (нахо­дящееся в них не на первом месте) пишется с прописной буквы. Приемы «разводки» здесь сходны с предыдущими случаями. Таковы, например, статьи: грозный, но: Иван Грозный; мудрый, но: Ярослав Мудрый; завое­ватель, но: Вильгельм Завоеватель; завет (наставление, совет последова­телям, потомкам) и Завет (библ.: скрижали Завета, ковчег Завета, Вет­хий Завет, Новый Завет); бор (лес), но (в названиях населенных пунктов) Бор, напр.: Бор (город), Сосновый Бор (город), Серебряный Бор (район в Москве), Красный Бор (поселок); свет (мир, земля), но: Новый Свет (об Америке), Старый Свет (о Европе); республика, но (в офиц. назва­ниях государств) Республика, напр.: Доминиканская Республика, Федера­тивная Республика Германия, Южно-Африканская Республика, Респуб­лика Саха (Якутия); великий, но (как приложение при именах ист. лиц, названиях городов и др.) Великий, напр.: Василий Великий, Карл Великий, Константин Великий, Петр Великий, Екатерина Великая, Новгород Ве­ликий, Ростов Великий, Иван Великий (колокольня).

Объединяются в одну статью также составные названия, содер­жащие одно и то же пишущееся с прописной буквы слово, находя­щееся не на первом месте, например, Морзе: азбука Морзе, аппарат Морзе, код Морзе; Мономах: Владимир Мономах, шапка Мономаха.

Однако составные названия, начинающиеся одним и тем же пи­шущимся с прописной буквы словом, оформляются в словаре, как правило, в виде разных словарных статей, например: Великая депрессия, Великая Китайская стена, Великая Отечественная война, Великая французская революция, Великие озера, Великий немой, Великий океан (Тихий океан), Великое переселение народов; Страна Басков, Страна восходящего солнца, Страна утренней свежести, Страны согласия.

Именно в рассмотренной проблематике, и в первую очередь в раз­граничении написаний, различающихся только строчной либо пропис­ной первой буквой, видится одна из основных линий преемственности двух академических орфографических словарей, в первом из которых эта проблематика осталась только в замысле, осуществить который не удалось — во многом по независящим от редакторов причинам. Вос­становление этой проблематики и ее осуществление в новом «Русском орфографическом словаре» — это не только отражение объективной, давно назревшей научной потребности, но и дань памяти первым ре­дакторам «Орфографического словаря русского языка».
 


Примечания:

[1] Эта ситуация рассмотрена в статье Л. П. Калакуцкой «Имена собственные в Орфографическом словаре русского языка и других лингвистических словарях» (ВЯ, 1993, №3, с. 60 и след.).

[2] Здесь и далее слова приводятся без указания грамматических форм.

Текущий рейтинг: