Проверка слова:  

 

Мнения

 

Демарш орфографической комиссии в 1956 г.

12.02.2001

Е. В. Пчелов, В. Т. Чумаков

И видно нам неоднократно,
Что всё на свете коловратно.
А. П. Сумароков
"Коловратность"
1

Орфографическая реформа, начавшаяся официально в 1904 г. и узаконенная соответствующими государственными актами в 1917, 1918 и 1942 гг., не устранила всех проблем графики и правописания2. В 20–40-х гг. споры на орфографические темы порой разгорались столь нешуточные, что кое-кто "загремел" за это за решётку, например Д. С. Лихачёв – на целых 5 лет. Это сладкое слово "свобода"... свобода, которая, как казалось немалому числу людей, пришла с революциями 1917 г., сыграла злую шутку со многими и коснулась целых коллективов. Например, научный отдел Наркомпроса РСФСР высказался в 1919 г. "о желательности введения латинского шрифта для всех народностей, населяющих территорию Республики (выделено авторами)". Инициаторы этой "реформы" считали её "логическим шагом по тому пути, на который Россия уже вступила, приняв новый календарный стиль и метрическую систему мер и весов" и полагали, что она явилась бы "завершением азбучной реформы в своё время выполненной Петром I".

В чём же была причина появления таких идей в Наркомпросе? Ответ, думается, ясен. С самого начала своей деятельности советское правительство взяло курс на разжигание мировой революции. Мировая революция означала союз рабочих всех стран, а дух и принципы интернационализма жёстко требовали нивелирования или даже уничтожения национальных культур. Вот и решили большевистские идеологи приблизить "отсталое" русское письмо к западноевропейским письменам — ввести латиницу.

С русским, украинским, белорусским, грузинским и армянским языками это не удалось, и тогда с 1920-х гг. начали создавать на основе латиницы алфавиты для других народов СССР, как вообще раньше бесписьменных, так и имевших свои системы письма, которые при этом нещадно уничтожались. В конце же 1930-х гг. идеологический маятник качнулся в другую сторону, и эти алфавиты были переделаны на кириллической основе.

Ныне вновь переходящим на латиницу народам нелишне вспомнить, откуда взялась эта идея и кто был её инициатором. По нашему мнению, уж если возвращаться, то к традиционным истокам, а не к ленинскому и троцкистскому интернационализму, отрицая кириллические буквы. Общество любителей российской словесности, создав особую комиссию (М. Н. Сперанский, Н. А. Янчук, Н. М. Мендельсон, В. Н. Щепкин, А. М. Сумбатов, М. Н. Розанов, Н. Ф. Ржига, Ф. Ф. Саводник), 23 декабря 1919 г. на предложение Наркомпроса изменить в республике систему письма дало хорошо аргументированный отрицательный ответ. В нём среди прочего читаем: "Введение латиницы не только не облегчит, а скорее затруднит иностранцам изучение русского языка". Сейчас, наверное, для многих эта принципиальная и яростная борьба выглядит как курьёз, но забывать об этом не стоит, ведь из песни слова не выкинешь. Тем более что некоторые участники идеологических схваток на этом поприще подверглись репрессиям или были расстреляны.

Итак, сложившаяся у нас исторически в тесной связи с развитием русского языка орфографическая система по вполне естественным причинам – орфографические нормы всегда отстают от беспрерывно развивающегося языка — стала нуждаться в корректировке. Начало конкретных действий явно совпало с временем послевоенного возрождения страны и энтузиазма крайне тяжко жившего тогда народа. Именно в 1947 г. была учреждена Правительственная орфографическая комиссия, пришедшая вскоре к выводу о необходимости лишь упорядочить правописание, унифицировать орфографию и пунктуацию, поскольку в реформировании никакой нужды нет. В то время в стране развернулась нешуточная дискуссия в печати и на радио по вопросам языкознания. Летом 1950 г. в ней принял участие И. В. Сталин, и его работы "Относительно марксизма в языкознании" и "Ответы товарищам" изучались не только в школах и институтах, но и в партийных и комсомольских организациях страны. Видимо, вмешательство вождя в дискуссию подвигло Комиссию к ещё более скрупулёзной и ответственной работе, и Свод правил был ею обнародован для обсуждения только в 1954 г., т. е. после смерти Сталина.

В мае 1956 г. "Правила русской орфографии и пунктуации" — плод почти десятилетнего труда Правительственной орфографической комиссии — был утверждён Академией наук СССР, министерствами высшего образования СССР и просвещения РСФСР, а в августе 1956 г. — опубликован. По своему правовому положению эти Правила не являлись ни законом, ни учебным пособием, ни справочником. В предисловии было сказано, что их задача — "служить основным источником для всех составителей учебников, словарей русского языка, специальных словарей, энциклопедий и справочников". Приведём лишь некоторые рекомендации, касающиеся в основном употребления буквы ё.
1. Употребление букв оё после шипящих регулируется правилом: в корнях под ударением пишется буква ё, хотя произносится о, если при изменении слова это о чередуется с е, например: жёлтый (желтеть), шёлк (шелковинка), чёлн (челнок), печёнки (печень) и далее по этому правилу: чёботы, чёлки, жёрнов, жёлудь, жёлоб, шёпот, чёрт.
2. В глагольных суффиксах после шипящих закрепляются написания с ё: размежёвывать, раскорчёвывать, а в соответствии с этим — размежёвка, раскорчёвка, ночёвка.
3. В существительных после шипящих должен писаться суффикс ёр: стажёр, ретушёр, а также ухажёр.

В Правилах был и сейчас имеется четвёртый пункт: "Буква ё", а за ним следует параграф 10. Буква ё пишется в следующих случаях:
1. Когда необходимо предупредить неверное чтение и понимание слова, например: узнаём в отличие от узна/ем; всё в отличие от все; вёдро — ведро/; совершённый (прич.) от соверше/нный (прил.).
2. Когда надо указать произношение малоизвестного слова, например: река Олёкма.
3. В специальных текстах; букварях, школьных учебниках русского языка, учебниках орфоэпии и т. п., а также в словарях для указания места ударения и правильного произношения (выделено авторами).

Тогда же в "Учительской газете" (26.5.1956) и в № 4 за 1956 г. журнала "Русский язык в школе" появились статьи профессоров С. Е. Крючкова и Д. Э. Розенталя об этом едином своде правил орфографии и пунктуации. Характерным, чтобы не сказать комичным, выглядят тексты этих статей со словами, написанными именно так: желтый, шелк, печенка, челн, чеботы, черт и т. д. и т. п., с обоснованием, почему эти слова следует писать с буквой ё. Активное игнорирование приказа Наркомпроса РСФСР от 24.12.1942 г. началось раньше и нельзя не отметить тревогу преподавателей З. Перкаля и Д. Мальцева, выступивших в защиту обязательного употребления ё в "Учительской газете" от 2.2.1955 г. при обсуждении Свода. Мы, возможно, из-за невнимательности не обнаружили, чтобы хоть кто-нибудь при обсуждении правил чётко высказался о необязательности писать и печатать ё. Сделаем предположение, что, заявив об этом, смельчак должен был бы сказать об отмене Приказа 1942 года, то есть напомнить о вполне конструктивном деянии Сталина, но время было крайне неподходящее. В феврале 1956 г. прошёл XX съезд КПСС, а 30.6.1956 г. вышло постановление ЦК КПСС "О преодолении культа личности и его последствий", так что знатоки вопроса предпочли промолчать. Таким образом, исчезновение ё произошло на неофициальном уровне; законодательная же отмена постановления 1942 г. не произошла, поскольку, видимо, могла встретить неодобрение сторонников буквы из числа авторитетных лингвистов. То есть случилось сокрытие факта, что отмена ё была не узаконена. Очень похоже на то, как многие годы советский народ в массе своей ничего не знал о работе комиссии Великого князя с 1904-го по 1917-й гг., а был уверен, что реформа орфографии 1918 г. дело гениального Ленина.

Таким образом на официальном уровне был завершён процесс, начатый ещё этой Комиссией в 1904 г., но одновременно была заложена и та самая половинчатость, которая так мешает сегодня. На деле размытость рекомендаций Свода, его неопределённость, нечёткость привели к тому, что даже в необходимых случаях букву ё упорно продолжают не писать. "...Рекомендованное "Правилами русской орфографии и пунктуации" написание ё с целью установления различий между словами и их формами не соблюдается даже в самых необходимых случаях. Проявляется сила инерции в орфографии: там, где буква ё не обозначается в силу необязательности, она не обозначается и вопреки явной необходимости", — писал А. А. Сиренко в своей статье "Об употреблении буквы ё", опубликованной в 1963 г. Что ж, таков удел любой юридической неопределённости.

Дотошный читатель может спросить: "А отменили ли "Правила орфографии и пунктуации 1956 г." Постановление Наркомпроса РСФСР от 24 декабря 1942 г. об обязательном употреблении буквы ё в школьной практике?" Нет, не отменили, ибо об этом в Правилах ни слова не сказано. Таким образом, проблема Комиссией была благосклонно отпущена на издыхание естественным путём. И уж 57 лет минуло, а буква ё всё живёт да живёт, видимо, потому, что Постановление грозного 1942-го никто отменить не рискнул.


1 Круговорот

2 Приведение в соответствие фонетики и орфографии стало главной задачей созданной в 1904 г. Академией наук специальной Комиссии по вопросу о русском правописании. Её председателем стал Президент Императорской Академии наук Его Императорское Высочество Великий князь Константин Константинович (внук Николая I и двоюродный брат Александра III). Конкретными вопросами упрощения правописания занималась специальная подкомиссия.

11 мая 1917 г. уже при Временном правительстве собралось Совещание при Академии наук по вопросу об упрощении русского правописания, на котором были обсуждены и приняты разработанные Орфографической подкомиссией постановления о реформе русского письма. В частности, подкомиссия признала употребление буквы ё желательным, но не обязательным.

Впоследствии результаты работы Орфографической подкомиссии легли в основу знаменитого Декрета о введении новой орфографии, утверждённого Совнаркомом 10 октября 1918 г. и подписанного наркомом просвещения А. В. Луначарским и секретарём Совнаркома Л. А. Фотиевой. Большевики не взяли из майского постановления лишь пятый его пункт: "Признать желательным, но необязательным употребление буквы "ё" (нёс, вёл, всё)". То, за что боролась Академия наук, понимая необходимость обязательного употребления ё, так и осталось неосуществлённым.

Буква ё снова оказалась востребованной в годы Великой Отечественной Войны, когда необходимость избегать двойственности в написании и произношении фамилий военачальников и географических названий была продиктована жестокими реалиями войны. Приказ народного комиссара просвещения РСФСР В. П. Потёмкина о введении обязательного употребления буквы ё в школьной практике был обнародован 24 декабря 1942 г. Так начался процесс внедрения в печать и в письмо буквы ё, к сожалению, сошедший на нет через несколько лет после смерти И. В. Сталина в 1953 г.

Из книги: Е. В. Пчелов, В. Т. Чумаков
"Два века русской буквы Ё". М., 2000.

Текущий рейтинг: