Проверка слова:  

 

Журнал «Грамоты.ру»

 

Землетрясение и ударения

11.04.2011

К. Д. Туркова, к. ф. н., ведущая программы «Московский типун» на радио Сити-FM

Как правильно произносить японские имена собственные?

11 марта, в день землетрясения в Японии, в студию утреннего эфира  радиостанции Сити-FM ворвалась ведущая новостей: «Ребята, скажите срочно, ХонсЮ или ХОнсю?» До выпуска оставалось секунд  10. Мы замялись, потому что были слегка ошарашены – какой еще ХОнсю? Откуда взялся этот вариант, о котором никто никогда не слышал? «Ладно, скажу ХонсЮ!» – сказала уже на бегу ведущая, увидев, что от нас толку мало. Отдышавшись после выпуска, она заглянула в словарь... Ударение в нем падало на первый слог, никакого привычного ХонсЮ.

Впрочем, удивление прошло довольно быстро. Некоторые топонимы настолько коварны, что узнать всю правду о том, как в них ставится ударение, помогает только что-то экстраординарное, типа землетрясения. Все помнят, как курортный остров БалИ после терактов в одночасье превратился в БАли: журналисты поняли, что до этого, оказывается ставили ударение неверно. Поэтому не удивило и откровение о японском острове. Дальше – больше. Все та же ведущая новостей спустя некоторое время перед очередным выпуском уже в полном неудомении поинтересовалась: «А случайно не знаете – ФукусИма или ФукУсима? А то на "Евроньюс" ФукУсима говорят...»  И снова ничего не ответила рыбка, вздохнула... А в голове сразу же, один за другим, возникли вопросы: что заставило журналиста усомниться в привычном для всех ударении? Откуда вообще взялся другой, такой нелогичный для нас, вариант? И, наконец, как получилось, что ряд словарей поддерживает именно его?

Попробуем разобраться. Как показывает практика, подобные экстренные ситуации очень часто обнажают разногласия, существующие между лингвистами и теми, кто просто изучает или хорошо знает тот или иной язык (язык-ньюсмейкер). В данной ситуации язык-ньюсмейкер, разумеется, японский. С русским он взаимодействует не так уж тесно, японизмов у нас мало, да и японские топонимы в русской речи звучат нечасто. Все давным-давно привыкли к тому, что есть такие острова – Хонсю и Кюсю, даже в рифму получается. Однако, когда Хонсю по частоте упоминания в новостях вышел едва ли не на первое место, японоведы возмутились: «А ведь в японском-то ударение падает на первый слог!» С одной стороны, правда на их стороне – ведь если в языке-носителе произносится «ХОнсю», то зачем переделывать его в «ХонсЮ»? С другой, ведь не говорим же мы «Пари» вместо «Парижа», хотя во французском никакого «ж» нет (тут вспоминается анекдот о том, что у русских все делается именно через эту... букву, поэтому и произношение такое). Кто прав? По-своему и лингвисты, и любители японского. Однако выбрать надо все-таки что-то одно, чтобы придерживаться какой-то определенной нормы.

По словам автора словаря образцового русского ударения Михаила Штудинера, журналистов не должны смущать нормы языка-носителя, произносить надо так, как принято в русской языковой традиции. И поскольку вариант «ХонсЮ» с ударением на последнем слоге существует уже давно, внезапно менять его нет никакого смысла – уже поздно об этом думать. В качестве примера М. А. Штудинер приводит историю с известным американским пианистом Ваном Клиберном. Он стал популярен именно с таким вариантом произношения имени. А потом вдруг кто-то опомнился: «А ведь по-английски правильно Вэн Клайберн!» Может, оно и правильно, но только ясно, что такой вариант уже не приживется, да и вообще диковато выглядит такая резкая смена нормы. Так что рекомендация от М. А. Штудинера – говорить ХонсЮ и только ХонсЮ. Тем более что даже все стихи, написанные российскими пользователями Интернета в поддержку японского народа, содержат только такой вариант рифмы – никакого ХОнсю:

Ветка сакуры
в этом году
расцветёт над пустыней
Хонсю...
Я в стихах
к тебе тихо приду,
ветку сакуры я
принесу...

От цунами –

развалин беда,
чёрный смог над пустыней
Хонсю...
Океан докатился  туда,
куда сакуру я
принесу…

(Евгений Гордеев)

В свою очередь, японоведы утверждают, что привычное всем произношение неверно. Тем, кто хорошо знает японский язык и долго жил в этой стране, непривычно и даже дико слышать вариант «ХонсЮ». Некоторые вступают в неравный бой с лингвистами, доказывая, что произносить надо именно на японский манер. Однако многие все же вынуждены согласиться: что-либо менять уже поздно. Так, бывший собкор российского телевидения в Японии Валерий Виноградов вспоминает, как раньше сражался с редакторами, отказываясь произносить в эфире японские топонимы с «русскими» ударениями. Теперь же, признает, уже не так категоричен. К Хонсю с ударением на втором слоге все настолько привыкли, что будет глупо отстаивать другой вариант и смущать им ничего не знающего об этих расхождениях зрителя.

Вопросы, как показало землетрясение, вызывает у журналистов и произношение названия атомной станции: она ФукУсима или ФукусИма? Конечно, ФукусИма, скажет большинство. Однако и первый вариант можно услышать в новостях, например, на канале «Евроньюс». И вот тут мнения японоведов и российских лингвистов совпадают: только ФукусИма. Тем более, что всем ясна аналогия – ХиросИма. Никому и в голову не приходило называть этот город по-другому. Даже если бы в японском языке было ударение ФукУсима, сработал бы закон единообразия, аналогии.

Впрочем, не только японские топонимы становятся предметом лингвистических споров. Суши или суси? Сашими или сасими? Мицубиши или Мицубиси? Тошиба или Тосиба?  Японисты говорят: если бы японец услышал вариант «суши», он бы вообще не понял, о чем речь. Дело в том, что звука «ш» в японском языке не существует, только «с». Откуда же тогда взялись суши? От неверного прочтения английской транскрипции, говорят специалисты.  Сочетание sh мы привыкли читать как «ш», что применительно к японскому языку неправильно. Однако, как уже было сказано выше, коней на переправе не меняют. Раз уж прижились у нас суши, никуда их теперь не денешь.

С Мицубиши / Мицубиси проще. Оба варианта используются автолюбителями довольно активно, поэтому отстоять правильный  и, кстати, более популярный,  возможно. Но если это не удастся и вдруг победит вариант с несуществующим в японском языке «ш», ничего страшного не произойдет. Один мой знакомый японец российские машины «Лада» называл «Рада», потому что произнести «л» не мог. Странно было бы настойчиво требовать от него все-таки называть их так, как принято в языке оригинале.

Так что вывод и совет лингвистов – ориентируйтесь прежде всего на языковую традицию и на особенности произношения и ударения в своем родном языке, и, скорее всего, ни один иностранец при этом не  пострадает.

Текущий рейтинг: